Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60042 персоналий
515672 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Изменилась ли работа с госсектором?


    Работать с госсектором хотят многие российские компании, это желание естественно, поскольку этот сектор экономики - наиболее платежеспособный клиент. Прошел первый, да, пожалуй, и второй шок от обвала рубля и экономических санкций. Курс доллара несколько стабилизировался, больше месяца он находится в диапазоне 60-63,5 рублей, хотя нефть марки Brent в том же отрезке времени гуляла заметно в более широких пределах $53-$62,5 за баррель. Мы поинтересовались, что изменилось во взаимоотношениях с госсектором компаний, работающих в разных областях IT-рынка.

Как в последние полгода изменились взаимоотношения вашей компании с госсектором?

Василий СЕЛЮМИНОВ,

исполнительный директор дистрибьюторской компании Landata:

Мы в целом неплохо представляем состояние госсектора, хотя специфика нашего бизнеса практически не предполагает прямого общения с заказчиками. Одним из ключевых требований госсектора к дистрибуции в последнее время стало повышение прозрачности. Заказчики все чаще просят нас раскрыть дополнительную информацию о поставщиках, предоставить сведения об условиях наших закупок и т. д.


Дмитрий ТРОФИМОВ,
заместитель руководителя коммерческой дирекции группы "Астерос":

Принципиальные изменения, определяющие вектор тенденций, которые мы видим сегодня в секторе - курс на импортозамещение, а также секвестирование бюджетов. В некоторых случаях происходят приостановки проектов и/или сокращение бюджетов. При этом сами задачи по построению тех или иных объектов остаются прежними. Подход к их решению прост: то, что задекларировано - доделать, то, что планировали - пересчитать.

Александр ОРЕШИН,

директор по работе с ключевыми заказчиками дистрибьюторской компании "Марвел-Дистрибуция":

Наша компания не работает напрямую с государственными заказчиками, за редким исключением (есть пара ФГУПов, которые выступают как IT-интеграторы). С нашей точки зрения мы видим сокращение объема закупок IT-оборудования госсектором, которое произошло еще в прошлом году. Сейчас еще рано о чем-то говорить, поскольку госзаказчики никогда не были активны в начале года (это связано с процессом формирования госбюджета), а в текущем году еще и наложилась активная фаза кризиса.

Михаил ПЕТРОВ,

генеральный директор компании "Делайт 2000":

Если под термином "госсектор" мы понимаем органы государственной власти, то можно сказать, что AV-технологии не являются сейчас приоритетными для государственных чиновников. Задача по улучшению коммуникаций, созданию условий для принятия коллегиальных решений отошла на второй план.

Если под госсектором понимать госкорпорации или корпорации с государственным участием, деятельность которых связана с инфраструктурой жизнеобеспечения, то можно сказать, что эта категория заказчиков сейчас стоит перед необходимостью решать крайне непростые задачи. Развитие инфраструктуры для контроля и управления основными технологическими процессами по-прежнему остается актуальным.

Построить такие решения на российских аналогах невозможно по причине их отсутствия, а оборудование китайского производства не всегда устраивает заказчиков по качеству и надежности.

Бюджеты же согласованы в рублях, но рубль девальвирован, и пока не найдено быстрого решения, что предпринять в сложившейся ситуации. Поэтому подавляющее число проектов в настоящее время заморожено или отложено.

С другой стороны, мы видим, что многие из этой категории заказчиков сейчас начинают формировать свои бюджеты на 2016 год и запрашивают у нас бюджетные оценки в "новых" рублях.

Григорий СИЗОНЕНКО,

генеральный директор компании ИВК:

Единственное изменение, на которое можно обратить внимание - заказчик стал более экономным, он требовательнее относится к затратам, формированию цен. И, конечно, линия на импортозамещение подстегнула интерес крупных организаций к российским технологиям.


Какие сложности и проблемы возникают при взаимодействии с госсектором?

Василий СЕЛЮМИНОВ (Landata):

К сожалению, у ряда заказчиков из госсектора довольно сильно забюрократизированы тендерные процедуры. Отдельные спецификации составляются, выверяются и согласуются настолько долго, что к началу непосредственного процесса закупки выбранное оборудование может оказаться морально устаревшим или вообще снятым с производства.

Владимир ПИСКУНОВ,

вице-президент по коммерческой деятельности компании "Аквариус":

Сложности возникают, когда госорганизации, априори наделенные гарантиями государства, не выполняют свои обязательства. Неспешность планирования, бюджетирования, исполнения закупочных процедур в госструктурах влечет за собой несколько замедленную реакцию на текущие тренды на IT-рынке, что в конечном итоге может приводить и иногда приводит к проблемам с поставками, реализацией проектов и исполнением бюджетных обязательств.


Дмитрий ТРОФИМОВ ("Астерос"):

Несмотря на импортозамещение, требования к функционалу решений не изменились. Отечественные аналоги пока не могут в полном объеме перекрыть линейку оборудования или ПО иностранного производства. Соответственно, возникают дополнительные временные нагрузки из-за долгих и сложных переговоров с вендорами и заказчиками по поиску взаимовыгодного, зачастую компромиссного решения. И все это происходит на фоне корректировки бюджетов в сторону сокращения.

Михаил ПЕТРОВ ("Делайт 2000"):

У заказчиков есть задачи, которые они должны решать с помощью ИТ, но средств, которые они могут потратить на эти цели, недостаточно. Госзаказчики обязаны работать в соответствии с законодательством, в том числе с ФЗ N 44. Сегодня процесс закупки представляет собой целый комплекс мероприятий и процедур, общая продолжительность которых для IT-проектов составляет в среднем от 4 до 6 месяцев. Планировать на такой продолжительный срок рублевые затраты на проекты с высоким содержанием импортного оборудования и ПО не берется никто. Не берется не только заказчик, но и поставщик, который не хочет рисковать и нести убытки. В конце 2014 года мы наблюдали ситуацию, когда все исполнители проектов поделились на две категории: одни исполнили свои обязательства по проектам с убытками, другие отказались их исполнять и теперь попадут в реестр недобросовестных поставщиков.


Григорий СИЗОНЕНКО (ИВК):

Действительно серьезных сложностей пока нет. В прошедшем году ИВК удалось удвоить оборот. И сейчас мы работаем по проектам, которые, если ничего кардинально не изменится, должны позволить продолжить этот тренд.

Сергей БЕЛЕВИЦКИЙ,

генеральный директор компании "РАМЭК":

Основная проблема - рост цен на комплектующие в связи с падением курса рубля. У заказчиков просто нет денег.

Госзаказчики теперь более тщательно планируют обновление парка и более осмотрительно расходуют бюджеты?

Владимир ПИСКУНОВ ("Аквариус"):

Несомненно. И тщательно, и осмотрительно, но медленно и негибко. Хотя, стоит отметить отрадный факт, что правительство постоянно пытается наделить свои госструктуры большей гибкостью по осуществлению закупок и исполнению госконтрактов.

Алексей СЕВАСТЬЯНОВ,

первый заместитель генерального директора компании DataLine:

Да, можно так сказать. Особенно это заметно по оборудованию, стоимость которого возросла в рублевом эквиваленте. То, что есть определенный курс на оптимизацию IT-расходов, указывает и увеличение количества обратных аукционов. Кроме того, госзаказчики охотнее рассматривают в качестве альтернативы покупке оборудования аренду серверов и виртуальных ресурсов по модели частного облака на базе коммерческого data-центра.


Василий СЕЛЮМИНОВ (Landata):

Стоит учитывать, что даже если рублевый IT-бюджет остался на уровне прошлого года, это существенно сокращает закупочные возможности, так как цены на оборудование выросли - оборудование в основной своей массе производится за границей, и цены обычно жестко привязаны к курсу валют. В такой ситуации заказчик может отложить обновление "железа", сократить закупки или обратиться к более дешевому классу решений, что, собственно, и наблюдается сегодня.

Григорий СИЗОНЕНКО (ИВК):

Я считаю важной вехой развития рынка стало вымывание с него ненужных заказчику заказов и таких исполнителей, которые не в состоянии выполнить то, за что они взялись.

Сергей БЕЛЕВИЦКИЙ ("РАМЭК"):

Если говорить о предприятиях ОПК, а это наши основные госзаказчики, то они

планируют не обновление парка, а выполнение гособоронзаказа, который планируется достаточно тщательно. Бюджет, который заложен в гособоронзаказ, должен быть освоен полностью и в срок.


Осталась ли схема закупок той же, что и раньше, или произошли какие-то изменения?

Алексей СЕВАСТЬЯНОВ (DataLine):

В последнее время увеличилось количество обратных аукционов.

Василий СЕЛЮМИНОВ (Landata):

Согласно правилам проведения госзакупок все крупные проекты проходят через процедуру аукционов или конкурсов. Это уже стало реальностью. Также мы видим, что крупные заказчики стали чаще вести диалог напрямую с производителями оборудования. Но такая политика оправдана лишь в случае желания приобрести небольшой объем "железа". Вендорам без поддержки проектных дистрибуторов, а также без налаженной логистики, практически невозможно обеспечить требуемые объемы поставок и предоставить сложные решения, особенно если речь идет о заказчике с территориально распределенной структурой.

Михаил ПЕТРОВ ("Делайт 2000"):

Изменений в этой части не произошло, схема закупок осталась прежней.

Не делают ли теперь госзаказчики крен от "железа" к ПО?

Василий СЕЛЮМИНОВ (Landata):

В ряде случаев экономить на "железе" позволяет обращение к виртуализации, в последние годы заказчики в ходе конкурсов чаще ориентируются на облачные решения. Но "железо" по-прежнему превалирует в госзакупках.

Владимир ПИСКУНОВ ("Аквариус"):

Скорее, тренд можно обозначить так: от "железа" к услугам.

Дмитрий ТРОФИМОВ ("Астерос"):

Есть некий уклон в сторону "железа", но креном данную ситуацию пока назвать сложно. Думаю, что в случае развития сложившейся экономической ситуации в негативную сторону, это точно произойдет.

Сергей БЕЛЕВИЦКИЙ ("РАМЭК"):

Такой тенденции не видно. Это относится и к предприятиям ОПК и к остальным нашим госзаказчикам.

Конкурсы проводятся в рублях или у.е.?

Алексей СЕВАСТЬЯНОВ (DataLine):

Госкомпании проводят конкурсы в условных единицах, но это скорее исключение, чем правило. Органы госуправления - только в рублях.

Василий СЕЛЮМИНОВ (Landata):

Конкурсы проводятся как в рублях, так и в условных единицах. Если товар импортный, то сложно проводить конкурсы в рублях. Декларируемый руководством страны курс на импортозамещение дает некоторую надежду на то, что по ряду направлений появится конкурентоспособное отечественное оборудование, которое будет иметь рублевый ценовой ориентир.

Владимир ПИСКУНОВ ("Аквариус"):

В госсекторе - в рублях, у корпораций из-за текущей ситуации стали возобновляться конкурсы в у.е.

Дмитрий ТРОФИМОВ ("Астерос"):

В нашей практике были прецеденты, когда контракт выставлялся бивалютным (именно в привязке). Импортное оборудование номинировалось в валюте, а строительно-монтажные и пуско-наладочные работы - в рублях. Конечная оплата по контрактам также происходила в рублях.


Григорий СИЗОНЕНКО (ИВК):

Наши заказчики работают только в рублях.

Сергей БЕЛЕВИЦКИЙ ("РАМЭК"):

В рублях.

Сделан ли госсектором акцент на мобильные и облачные решения с использованием смартфонов и планшетов?

Алексей СЕВАСТЬЯНОВ (DataLine):

Наши заказчики из этого сегмента в основном пользуются услугами collocation, и переход к облачным моделям предоставления ресурсов происходит медленнее, чем у коммерческих организаций из таких отраслей, как ритейл, медиа, интернет-индустрия.

Василий СЕЛЮМИНОВ (Landata):

Такого акцента не наблюдается. Специфика деятельности госзаказчиков связана с определенной секретностью и требует серьезного уровня защиты информации. Текущий уровень мобильных решений во многих случаях не соответствует специфическим запросам госсектора.

Андрей СОЛОВЬЁВ,

директор департамента корпоративных государственных проектов компании "Xerox Россия":

В настоящее время структура спроса на IT-решения в госсекторе формируется в первую очередь под влиянием их экономической обоснованности. Заказчики часто выбирают продукты и услуги, отталкиваясь именно от этого критерия. В частности, в таких условиях на рынке востребован аутсорсинг печатной инфраструктуры (MPS, Managed Print Services), который помогает заметно сократить издержки, не снижая эффективности рабочих процессов.


Владимир ПИСКУНОВ ("Аквариус"):

Если говорить о мобильных устройствах, можно отметить рост интереса к уникальным монофункциональным (однозадачным и специализированным) устройствам. Их нельзя использовать вне решения конкретной задачи, не надо разделять частную и корпоративную области. А потеря устройства чиновником не приведет к утрате безопасности системы и угрозе потери информации из облака.

Автор: Геннадий Белаш

http://www.it-weekly.ru/analytics/business/70824.html

Док. # 679974
Опублик.: 26.03.15



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'