Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60043 персоналий
515671 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Дмитрий Попов: В Таджикистане обсуждают перспективы вступления в ЕАЭС


    В Таджикистане широко обсуждается перспектива присоединения республики к Евразийскому экономическому союзу, который начал свою работу 1 января 2015 г. Общий смысл заявлений официальных лиц РТ различных уровней сводится к тому, что Душанбе с интересом воспринимает возможность участия в ЕАЭС, но всерьез прорабатывать этот вопрос будет только после того, как у страны появится общая граница с интеграционным объединением. Как ожидается, это может произойти уже в мае 2015 г., когда в ЕАЭС вступит соседняя Киргизия, подписавшая договор о присоединении к Союзу 23 декабря 2014 г. Хотя справедливости ради нужно отметить, что само по себе наличие общей границы является желательным, но не обязательным условием для интеграции, что подтверждает членство в ЕАЭС Армении.

Плюсы и минусы евразийского вектора интеграции активно обсуждаются среди таджикских экспертов и в СМИ. На фоне ужесточения российского миграционного законодательства главным плюсом называется снятие в рамках ЕАЭС ограничений на передвижение рабочей силы (что крайне важно для государства, ВВП которого в последние годы на 40-50% формируется за счет переводов трудовых мигрантов из России). Среди минусов - возможный рост цен на отдельные группы товаров (например, импортные автомобили) и риск несправедливого по отношению к Таджикистану распределения общих таможенных поступлений. Вопрос беспошлинного экспорта российских нефтепродуктов для Таджикистана менее актуален, поскольку с ноября 2013 г. РФ итак не применяет вывозные таможенные пошлины в отношении ГСМ, поставляемых в республику в объемах внутреннего потребления.

Позиция российской стороны по вопросу сформулирована публично. "Мы очень надеемся, что со временем Таджикистан станет участником ЕАЭС", - заявила в октябре 2014 г. спикер Совета Федерации России В.Матвиенко во время встречи с таджикскими парламентариями. О том, что "союз открыт" для Таджикистана, в июле 2014 года говорил министр иностранных дел РФ С.Лавров в Душанбе. Подчеркнем, российское руководство подтверждает готовность принять республику в ЕАЭС, несмотря на сопряженные с этим серьезные проблемы.

Так, Таджикистан имеет протяженную и слабо охраняемую границу с КНР и Афганистаном, которая может стать крупным источником контрабанды товаров из третьих стран. Ее оборудование потребует значительных финансовых и политических усилий, прежде всего, со стороны России. Для сравнения, в октябре 2013 г. власти Киргизии оценили потребности в модернизации своей пограничной инфраструктуры при вступлении в Союз в 170 млн дол. В ноябре 2014 г. с целью адаптации Киргизии к условиям интеграции был создан Кыргызско-Российский Фонд развития, в уставный капитал которого Россия обязалась внести 500 млн дол и еще 500 млн - привлечь в виде льготных займов МФИ. Внешняя граница Таджикистана с третьими странами еще более протяженная и сложная, чем у Киргизии, а значит, потенциально более затратная.

Помимо материальных вложений с высокой степенью вероятности ЕАЭС столкнется в Таджикистане с противодействием влиятельных финансово-политических групп, вовлеченных в бизнес по серому экспорту китайских товаров. О масштабах этого бизнеса может говорить тот факт, что официальные оценки взаимного товарооборота по итогам, например, 2013 г. у Душанбе и Пекина расходились на 1 млрд дол.

Существует и юридические сложности. При вступлении в ВТО в конце 2012 г. Республика Таджикистан приняла на себя ряд существенных обязательств, противоречащих нормам ТС. Есть основания полагать, что произошло это непосредственно с подачи западных партнеров республики, которые форсировали процесс присоединения страны к ВТО, стагнировавший с 2001 г. По крайне мере, завершение переговоров Таджикистана с членами ВТО почти совпало по времени с провозглашением госсекретарем США Х. Клинтон линии на "замедление или предотвращение" интеграционного проекта России на постсоветском пространстве. В июне 2013 г. постпред РТ в ЕврАзЭС Файзулло Холбобоев первым из таджикских официальных лиц публично признал наличие правовых препятствий, связанных с ВТО, для вхождения республики в Таможенный союз.

Наконец, помимо названных издержек, вступление Таджикистана в ЕАЭС для России не повлечет быстрых и значительных в ее масштабах экономических выгод. Ведь, как считают представители отечественного бизнеса, развитию торговых и инвестиционных отношений с Таджикистаном мешают не столько избыточные таможенные барьеры, сколько ограничители, которые прямо не связаны с участием или неучастием страны в Союзе - неблагоприятный инвестиционный климат и транспортная изолированность республики. Например, многие частные компании из РФ не спешат вкладывать в республику, наблюдая за тем, как непросто здесь складываются дела у мотивированных сверху российских государственных корпораций, в т.ч. ключевого российского актива в РТ - Сангтудинской ГЭС-1 (хронический долг местных энергосетей перед ней достигает 80 млн дол). Что касается товарооборота, то его рост упирается, в первую очередь, в транспортную труднодоступность республики: все железные дороги страны замкнуты на Узбекистан, ограничивающий таджикские грузоперевозки и облагающий их повышенными сборами. Указанные факторы, скорее всего, сохранятся и после вступления республики в ЕАЭС, поэтому для российского бизнеса непосредственный экономический эффект от этого шага, особенно на первом этапе, предположительно, будет достаточно скромным.

Тем не менее, руководство России заявляет об открытости ЕАЭС для Таджикистана. И этому есть свое объяснение.

Во-первых, Таджикистан с момента подписания договора об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10 октября 2000 г. был последовательным участником ЕврАзЭС. Согласно ст.2 этого договора ЕврАзЭС создавалось "для эффективного продвижения процесса формирования договаривающимися сторонами Таможенного союза и Единого экономического пространства". Отсюда, Республика Таджикистан имеет как моральное, так и юридическое право претендовать на участие в ТС и ЕЭП, а отказ ей в этом противоречил бы духу ЕврАзЭС. Само сообщество, по словам президента В. Путина, "выполнило все задачи, которые перед собой ставило" и прекращает деятельность с 1 января 2015 г. одновременно с запуском ЕАЭС, органам которого и передает "функции по дальнейшему углублению интеграции".

Во-вторых, Таджикистан для России - важнейший в регионе партнер в области безопасности, - там размещена 201-я российская военная база (крупнейшая за пределами территории РФ). И нужно признать, в этом качестве значение республики для национальных интересов России существеннее, чем экономические связи с ней. Однако в современном мире вопросы безопасности и экономики взаимосвязаны и решаются в комплексе: развитие экономических контактов способствует укреплению союзнических отношений и наоборот. В случае с Таджикистаном и ЕАЭС это можно пояснить на конкретных примерах.

Так, при вступлении Таджикистана в ЕАЭС, свобода передвижения по территории Союза, гарантированная гражданам государств-участников, потенциально могла бы облегчить жизнь населению таджикского анклава Ворух в Киргизской Республике и снизить остроту пограничных инцидентов между Таджикистаном и Киргизией, которых только с января по октябрь 2014 г. зафиксировано 28. Это положительно бы сказалось на внутреннем единстве и авторитете ОДКБ, при том, что окончательно проблема может быть решена не иначе как путем полной делимитации и демаркации границы между двумя государствами.

Усиление контроля над границей Таджикистана в рамках ЕАЭС при правильной организации этой работы может способствовать не только снижению нелегального экспорта товаров из КНР, но и трафика наркотиков из Афганистана. Не секрет, что через территорию республики проходят ключевые каналы поставок афганских опиатов в Россию, и перед Москвой так или иначе стоит вопрос о том, где укреплять пограничную инфраструктуру - на киргизско-таджикском (в случае, если Душанбе оказывается за бортом ЕАЭС) или таджикско-афганском отрезке границы.

Таким образом, сотрудничество в сфере безопасности целесообразно дополнять экономическим фундаментом, а также гуманитарными и информационными проектами. Россия действует по всем этим направлениям, понимая, что только так можно сохранить и укрепить общее цивилизационное и геополитическое пространство.

Дмитрий Сергеевич Попов

Уральский региональный информационно-аналитический центр, г. Екатеринбург
руководитель центра
кандидат юридических наук

Док. # 679881
Опублик.: 24.03.15



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'