Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60042 персоналий
515672 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Юрий Комаров: Издевательства над московскими больными продолжаются.


    Конечно, хорошо, что на здравоохранение Москвы были впервые выделены столь значительные суммы. Возникают вопросы, а все ли они дошли до назначения и туда ли были вложены? Первый вопрос не ко мне, а по второму нужно заметить, что эти средства можно было бы использовать гораздо более рационально, если бы у Москвы была программа развития здравоохранения с выделенными приоритетами. А так, на свалившиеся с неба деньги накупили дорогостоящей техники, которой в Москве теперь больше, чем во всей Германии, и которую нужно было еще установить и использовать. Мы уже неоднократно писали об этапах реорганизации московского здравоохранения, о том, что все преобразования проводились без учета объективных предпосылок, без учета мнения населения, пациентов, врачей и медсестер, что все это было во вред массовому пациенту и на пользу только чиновникам и коммерсантам от медицины. При этом, видимо, было желание сэкономить на здравоохранении, забыв о том. что деньги у нас никогда не были целью, а лишь очень важным средством и условием. В результате полностью разрушена "линия фронта" здравоохранения, ликвидированы в коммерческих целях многие медицинские учреждения, без каких-либо оснований стали сокращать коечную сеть, идет процесс массового и необоснованного увольнения медработников при их существенном дефиците, созданы медицинские многопрофильные дорогостоящие монстры- монополисты, которые в таком количестве просто не нужны и неэкономичны. И потому есть намерение передать их в частные руки. За высказанные аналогичные мысли был недавно снят министр здравоохранения Испании, а премьер-министр Мариано Рахой даже извинялся перед гражданами. А московскому руководству здравоохранением и Мосгордуме- как с "гуся вода". Полным ходом идет коммерциализация здравоохранения (акционирование, аутсорсинг, государственно-частное партнерство, сдача в аренду и т.д.). Все это в значительной степени снижает доступность медицинской помощи для москвичей, которые теперь вынуждены дефилировать вдали от дома между различными медицинскими учреждениями. Ведь, чтобы получить направление к специалисту во многопрофильной поликлинике нужно вначале получить талончик у участкового терапевта в своей поликлинике. Люди всем этим недовольны, стало намного сложнее получить нужную помощь, но они еще всех неудобств не прочувствовали и потому процесс недовольства не стал пока еще массовым. Теперь же по ним нанесли еще несколько ударов. О медикаментах, их доступности, стоимости и заменяемости написано уже много, повторяться не буду. Теперь из ближайших поликлиник решили убрать всю лабораторную службу и, чтобы сделать простейшие обследования, нужно куда-то ехать. Все эти преобразователи, видимо, были какими-то клиницистами и не имеют малейшего понятия о том, что такое территориальная организация системы здравоохранения со взаимодействием разных учреждений, маршрутизацией пациентов, с этапностью оказания медицинской помощи, многоуровневой ее структурой, с потребностями населения в различных видах медицинской помощи и методами ее определения, с кадровой территориальной политикой, с оптимальным для пациентов размещением сети медицинских учреждений и т.д., т.е. показали себя полными, но воинствующими профанами в организации территориального здравоохранения. В противовес сделанному, вся лабораторная служба должны быть этапной, от простейших широко распространенных анализов до эксквизитных, уникальных, специфичных и чувствительных. Это, с одной стороны, приближает, а не отдаляет медицинскую помощь, а скорая помощь, родовспоможение, амбулаторная и стационарная помощь и др., включая лабораторную, должны иметь свою этапность, что делает их более результативными и экономически состоятельными. При этом они становятся и более дешевыми за счет предварительного просеивания на предыдущих этапах перед дорогостоящими видами. Так, при нормальной организации всей работы высокотехнологичная дорогостоящая медицинская помощь не должна располагаться на "линии фронта" и быть массовой, а находиться в "тыловой медицине" и туда должны поступать не более 0.1-0.5% всех больных. Такая система организации, когда все абсолютно службы общего типа (торговая сеть, образование, культура и т.д.) должны находиться рядом с компактно проживающим населением, т.е. в пешеходной доступности, а специальные или специализированные службы могли находиться на некотором расстоянии (при транспортной доступности) характерна не только для здравоохранения, но и для всего уклада жизни.
Теперь же в Москве проявилась новая напасть на больных: они должны зарегистрироваться в какой-то поликлинике со своими документами и страховым полисом. Это делается вроде бы для того, чтобы, учитывая зарегистрированных, можно было бы планировать на них необходимые ресурсы и затраты. Но в этом деле для больных заложены два камня преткновения или два грандиозных обмана.
1.Ранее, да и сейчас тоже, за пределами Москвы, потребность населения в медицинских работниках, видах и объемах необходимой медицинской помощи рассчитывалась на все прикрепленное к медицинскому учреждению населению. И это правильно, потому что не каждый год все люди обращаются в поликлиники. Есть те, кто делает по 10-15 посещений в год, а есть и те, кто посещает свои поликлиники не каждый год. Так вот, на них помощь теперь рассчитываться не будет. Они могут заболеть, явиться в поликлинику, а им скажут: "Извините, на вас не рассчитывали". Я считаю эти неуклюжие попытки сократить расходы медицинской дискриминацией, нарушением прав человека и нарушением Конституции РФ. Полагаю, что исходя из объема зарегистрированных больных, будет рассчитываться и усеченная территориальная программа государственных гарантий (ТПГГ), не имеющая никакого научного обоснования. Это связано с тем, что изучение состояния здоровья населения (ранее проводилось приуроченное к переписям населения) и вытекающая отсюда потребность в разных видах медицинской помощи Минздравом не заказывалось уже более 30 лет. Чем же руководствуются при составлении ТПГГ? Полностью недостоверными данными о заболеваемости, регистрируемой по обращаемости. Если, к примеру, в районе не будет окулиста, то не будет и глазной заболеваемости, просто некому ее регистрировать. Скоро в силу недоступности медицинской помощи и отсутствия врачей на селе наши селяне по документам могут стать самыми здоровыми в мире. Получается, что ТПГГ является в какой-то степени фиктивной, да к тому же она совсем не нужна, поскольку любую помощь из бесплатной легко перевести в платную, чем повсеместно и пользуются. Запись на прием теперь возможна только через терминалы или интернет, что не ускорило движение больных, поскольку живые очереди из поликлиник переместились в виртуальное пространство.
Я уже не говорю о бизнесе на болезнях, что является характерным для системы ОМС. Кстати, основным принципом ОМС является конкуренция медицинских учреждений, что требует не их укрупнения, а, напротив, их рассредоточения.
2.В большой степени это относится к работающим гражданам. Ранее они были по территориальному принципу прикреплены к своей поликлинике по месту жительства, а по производственному принципу- к какой-то медико-санитарной части (МСЧ), приближенной к работе. В чем был смысл такого подхода? Если человек заболевал в рабочее время, то он обращался в свою МЧС по месту работы, где хранились его амбулаторная карта, результаты профилактических осмотров и диспансеризации и где хорошо знали условия труда заболевшего. Как известно, МСЧ вызовы на дом не обслуживали и не работали в выходные и праздничные дни. Если же человек заболевал во внерабочее время, то он обращался в поликлинику по месту жительства. Нередко между поликлиникой и МСЧ были значительные расстояния и, хотя их клинические задачи совпадали (оказать помощь заболевшему), предназначения и условия работы у них были разными. И такой организацией, даже далекой от совершенства, можно было гордиться, поскольку она приближала медицинскую помощь к работающему пациенту. Сейчас же работающие благодаря упомянутой выше системе регистрации вынужденно поставлены перед выбором: где зарегистрироваться. Если в МСЧ, то медицинскую помощь во внерабочее время получить практически невозможно. Если в поликлинике по месту жительства, то заболевшему в рабочее время нужно будет ехать сюда, а для обследования каждый раз надолго отпрашиваться с работы. Вот и возникает резонный вопрос, у нас здравоохранение для пациента или пациент для здравоохранения? Судя по всему, в стране, а в Москве в особенности, здравоохранение не предназначено для многих людей. Только состоятельные (за плату) и очень настырные люди могут в условиях Москвы получить как бы адекватную медицинскую помощь, а до остальных 70% никому дела нет.


Комаров Ю.М., докт. мед. наук, проф., засл.деят. науки РФ, член Бюро Исполкома Пироговского движения врачей, член Комитета гражданских инициатив.

Док. # 679072
Опублик.: 16.02.15



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'