Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60043 персоналий
515671 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Стратегия сетецентрической войны и `фазовый переход` человечества

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Стратегия сетецентрической войны и `фазовый переход` человечества


    ... нет понимания как Евросоюз коррелирует с
БРИК, туманное представление о евроатлантических
отношениях ЕС-США, что в конечном счете выражается
в полном непонимании того, как наша страна вообще
относится к стратегической оси мировой экономики
и политики[1]

А. Торкунов, ректор МГИМО(У)

... глобальные тенденции к многополярности сопровождаются
повышением уровня насилия в разных регионах планеты[2]

С. Нарышкин, председатель Государственной Думы ФС РФ


Формирование СО и стратегия сетецентрической войны западной цивилизации оказались вполне адекватными и эффективными сложившейся МО и ВПО в мире в начале XXI века. Несмотря на критику силовой политики США и НАТО в эти годы, приходится признать, что именно такое понимание и именно такие стратегии влияния на СО отражают реалии XXI века.

Более того, их крайняя степень опасности заключается в том, что такие силовые стратегии легко адаптируются под основные тенденции развития ЧЦ и МО, ибо в основе своей они базируются на технологическом и военно-техническом превосходстве США.

Теоретически для России существовала и еще до сих пор отчасти существует возможность перевода соревнования и противоречий в выгодную для нее культурно-гуманистическую область. Но эта возможность - теоретическая.

На практике же надо признать, что западная стратегия сетецентрической войны как главное средство обеспечения безопасности США и их союзников достаточно полно и точно учитывает особенности и возможности развития человечества не только на нынешнем, но и на будущем этапе. Более того, она сознательно основана на долгосрочном прогнозе развития науки, технологий экономики, учитывающем социально-политические аспекты развития человеческой цивилизации и возможности использования этих достижений в политических целях. В наибольшей степени это видно на примере усиления взаимосвязи, выраженной в стратегическом прогнозе развития основных технологий и ВиВТ, имеющих решающее значение для долгосрочных планов военного строительства США.

Оговорюсь, что существует немало попыток, иллюстрирующих эту стратегическую взаимосвязь в будущем. В данном случае, можно привести два примера, из которых видна, например, решающая роль не только информационных систем и соответствующих технологий для обороны страны, но и значение политических, социальных и бизнес тенденций в развитии человечества.

[3]
[4]

Как видно из рисунка, авторы прогноза на среднесрочную перспективу и до начала третьего десятилетия XXI века разделила произвольно основные "события" по принципу вероятности. При этом очевидно, что авторы, во-первых, не стремились упомянуть значительное количество таких качественно значимых событий, а, во-вторых, отнесли абсолютное большинство из них к категории "вероятные".

Другое дело долгосрочный прогноз после 2020 года, когда вероятность возможность открытий (событий) резко уменьшается. В любом случае в целях нашего исследования важно сделать вывод о том, что такие качественные, "фазовые" изменения в науке, экономике и обществе неизбежно отразятся на технологиях, средствах и способах ведения войн, радикально меняя существующие представления.

По большому счету в ВС происходит то же самое, что и во всей экономике, когда эффективность боевой единицы определяется ее внешними связями по аналогии с промышленным предприятием или организацией[5].



Действия этих субъектов приводят к возникновению факторов, характеризующих макроокружение. К таким факторам относятся: политические, макроэкономические, научно-технические, производственные, демографические, правовые, экологические, социально-культурные.

Поступающая из макроокружения предприятия информация также образует входящие информационные потоки, но периодичность их поступления, как правило, связана с какими-либо изменениями во внешней деловой среде (например, изменения в действующем законодательстве или изменения условий поставки или ассортимента товаров, предлагаемых поставщиками). Для большинства предприятий информационные потоки, отражающие состояние макроокружения предприятия, являются важным источником сведений о внешней деловой среде, но в ежедневной регулярной деятельности практически не используются.

Кроме того, как видно из этой футуристической попытки заглянуть в будущее, в долгосрочной перспективе неизбежно появление не только новых парадигм технологического, но и общественного и политического развития, в результате которых произойдут качественные, "фазовые" изменения в экономике и обществе, которые с точностью предсказать невозможно. Более того история свидетельствует, что радикальные социальные изменения, которые в полной мере можно назвать "фазовыми", как правило происходили неожиданно. Никто в январе 1917 года не ожидал революции, а тем более смены режима. Прогнозировать такие социальные перемены невозможно как и их возможные последствия для развития конкретной СО, характера конкретных международных и внутренних войн. В 1988 году никто не ждал развала ОВД, а тем более объединения Германии. Можно констатировать, однако, с уверенностью, что такие фазовые изменения в характере СО, войн и конфликтов неизбежно будут и, с высокой степенью вероятны будут в следующих областях, которые можно объединить, например, в следующей матрице, требующей серьезной доработки.



Важно, естественно, понимать, что не все эти тенденции детерминированы. Наоборот, в рамках разных сценариев развития ЧЦ, существует множество сценариев и их вариантов развития МО и, соответственно, ВПО, которые и будут в конечном счете определять варианты СО. Получается парадокс, который означает, что существует теоретически неограниченное количество сценариев развития ВПО, а тем более СО. Вместе с тем развитие уже известного конфронтационного сценария отношений локальных цивилизаций существенно сужает круг вероятных сценариев развития ВПО и СО до нескольких конфликтных вариантов. Отсюда можно сделать вывод о том, что стратегический (долгосрочный) прогноз развития СО можно сделать на основе двух базовых сценариев развития МО (условно: позитивного и негативного) и нескольких вариантов развития ВПО, вытекающих из этих двух сценариев. Так, корпорация "Шелл" разрабатывает, например, два базовых сценария, из которых видны два ведущих тренда развития ЧЦ, которые, на мой взгляд, могут служить наглядной иллюстрацией для характеристики сложности стратегического прогноза развития СО.

 

[9]

Прогнозирование развития СО на краткосрочную перспективу во многом облегчается анализом уже существующих доминирующих тенденций в политике, экономике, технологиях и развитии ВиВТ, результаты которых отчасти можно экстраполировать вплоть до середины XXI века. Так, например, можно констатировать, что на перспективу до середины XXI века не просматривается сколько-нибудь радикальных изменений в подходах Запада к обеспечению международной безопасности и отказе от стратегии глобальной сетецентрической войны. Скорее, наоборот: эти тенденции получат свое дальнейшее развитие в обозримой перспективе. Это видно, например, из приоритетов в развитии технологий, избранных ДАРПА.

[10]

Как видно, на 2013-2015 гг. основное внимание уделяется программам сетецентрической войны.

 



Разрабатываемые новые передовые исследовательские программы условно можно разделить на триплет технологий: технологии человека, технологии робототехники и сетевые технологии:

Технологии человека - возможность инженерного оперирования клетками, словно деталями большого механизма, для излечения безнадежных, восполнения потери частей тела, создание еще более существенных технологий здоровья, а также использование биологических механизмов для производства и сервиса...

Технологии робототехники - возможность механических операций, наблюдения и доставки в любое время и любое место, включая миниатюрные манипуляции, скоростные и высотные перемещения, наземный автоматический транспорт и подводные операции...

Сетевые технологии - оперирование совокупностью объектов, средств и систем, как единым управляемым пространством, в частности сведением информации (технологии C4ISR+), развитием технических средств связи, разведки и обработки информации, а также средства научно- технической разведки, социокультурного анализа и интернет-технологий. Научные области: волновая электроника, информационные технологии, математика и алгоритмы, визуализация данных; связь; кибер- технологии и защита информации; машинные средства языкового перевода.

Предлагаемый набор технологий в полной мере соответствует ожиданиям в области технологических прорывов и экспоненциального роста в ближайшие 20 лет (подч. - А.П.)[11].



В соответствии с этими приоритетами происходит и распределение затрат по новым программам, которые будут объявлены DARPA в 2015 году. Программы разделены по трем базовым направлениям и проведено сравнение по объемам финансирования, тыс. долл.[12]

 
 

Как можно легко увидеть из таблицы, приоритет финансовых затраты в 2015 году составляют технологии совершенствования сетевых и вычислительных возможностей.

Таким образом можно сделать следующие выводы относительно эволюции стратегии "сетецентрической войны" в период "фазового перехода" человечества в XXI веке:

Первое. Западная локальная цивилизация будет формировать СО таким образом, чтобы иметь возможность глобального информационного контроля в любой точке планеты в реальном масштабе времени, используя такую военно-техническую возможность в качестве главного аргумента в период изменения соотношения сил в мире.

Второе. Глобальное информационное превосходство со стороны западной локальной цивилизации будет позволять использовать максимально эффективно все силовые средства политики, включая вооруженные, в зависимости от потребностей. При этом значение невооруженных силовых средств будет постепенно вырастать, оттесняя на второй план традиционные средства и способы вооруженного насилия.

Третье. Главным объектом воздействия западной локальной цивилизации в силовой борьбе с другими цивилизациями и нациями станут не вооруженные силы, а правящие элиты и цивилизационные ценности, интересы и нормы, контроль над которыми и будет означать в конечном счете военно-политическую победу одной локальной цивилизации над другими.


_____________________________________

[1] Торкунов А.В. Внешнеполитическое обеспечение модернизации / Торкунов А.В. По дороге в будущее. М.: Аспект Пресс, 2010. С. 14.

[2] Нарышкин С.Е. Вступительное слово / Подберезкин А.И. Долгосрочное прогнозирование сценариев развития военно-политической обстановки: аналитич. доклад / А.И. Подберезкин, М.А. Мунтян, М.В. Харкевич. М.: МГИМО(У), 2014. С. 3.

[3] BBC. Tomorrow`s world: A guide to the next 150 years http://www.bbc.com/future/story/20130102-tomorrows-world

[4] BBC. Tomorrow`s world: A guide to the next 150 years http://www.bbc.com/future/story/20130102-tomorrows-world

[5] Карминский А.М. Черников Б.В. Методология создания информационных систем: учебное пособие / А.М. Карминский, Б.В. Черников. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ИД "Форум": ИНФРА-М, 2012. С. 23.

[6] Подберезкин А.И. Национальный человеческий капитал. Т. 3. М.: МГИМО(У), 2011.

[7] Подберезкин А.И. Национальный человеческий капитал. Т. 2. М.: МГИМО(У), 2012.

[8] Подберезкин А.И. Военные угрозы России. М.: МГИМО(У), 2014.

[9] "Новый взгляд на будущее". Сценарии / Шелл Интернэшнл, 2013. С. 92.

[10] DARPA. Программа 2015 / коллектив авторов " Defense Network". М.: 2014. С. 11.

[11] DARPA. Программа 2015 / коллектив авторов " Defense Network". М.: 2014. С. 16.

[12] DARPA. Программа 2015 / коллектив авторов " Defense Network". М.: 2014. С. 16

Приложения:
Ris 6790261.jpg 126 Kb
Ris 6790262.jpg 143 Kb
Ris 6790263.jpg 74 Kb
Tab 6790264.jpg 125 Kb
Ris 6790265.jpg 75 Kb
Ris 6790266.jpg 43 Kb
Tab 6790267.jpg 142 Kb
Tab 6790268.jpg 73 Kb
Ris 6790269.jpg 77 Kb
Ris 67902610.jpg 60 Kb
Tab 67902611.jpg 30 Kb
Ris 67902612.jpg 45 Kb

Док. # 679026
Опублик.: 13.02.15



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'