Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60043 персоналий
515671 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Наталья Маслакова-Клауберг: Мультикультурализм: Европейский опыт


    Концепция мультикультурализма вошла в политическую и общественную практику Западной Европы в 80- годах ХХ столетия. На протяжении XIX-XX веков в европейских странах была распространена "ассимиляционная модель" социокультурной интеграции, которая выступала доминирующей стратегией до середины ХХ века. Неудачи ассимиляционной интеграции обосновывались, в основном, дискриминационным отношением к этническим меньшинствам.
    Переход с мультикультурализму был обусловлен такими социальными проблемами как обособленность культурной и социальной жизни иммигранских этнических сообществ, а также их неспособность к ассимиляции. Мультикультурализм рассматривался политиками, прежде всего, в качестве инструмента, направленного на взаимообогащение культур и гармонизации общества. Однако и он подвергался критике за содействие размыванию национальной идентичности.
    Образцом национальной политики считалась американская модель "плавающего котла" (модели межэтнического и межкультурного развития на принципах демократии), которая предусматривала слияние представителей различных этнических культур в единую нацию - американский народ. Государство в этой модели занимало нейтральную позицию, провозглашая лишь принципы экономического либерализма и американской демократии. Тем менее, и эта модель в конце ХХ века закончилась кризисом. Провал модели "плавательного котла" вязан с изменением миграционной ситуации, обусловленной противоречиями в нациестроительства.
    Современный мультикультурализм нередко отождествляется с политикой стран, направленной на сохранение и развитие в отдельной взятой стране в целом этнокультурных различий. Он стал неким противопоставлением американской концепции "плавильного котла". Мультикультурализм представляет собой толерантный походом к параллельно существующим культурам, который предусматривает взаимопроникновения и обогащения различных этнокультур. Европейская модель строиться на включении в ее культурное измерение элементов культур иммигрантов из "третьих стран", но с адаптацией к применительно к европейским стандартам. В 2010-2011 гг. европейские лидеры (А.Меркель, Д.Кэмерон и Н.Саркози), придерживающиеся консервативных и правоцентристких позиций, были вынужден признать политику мультикультурализма провалившейся.
    Однако устойчивого понятия мультикультурализм так и не получил. В некоторых словарях мультикультуразим рассатривается как "политика, направленная на сохранение и развитие культурных религиозных различий". В большинстве случаев мульти культурализм ассоциируется к некой доктриной или мировоззренческой позицией, однако в это понятие вкладывается порой различные значения, начиная от легитимности культурных и этнических различий до представлений об обществе как конгломерате этнокультурных сообществ, регулятором идентичности которых выступает государство.
    Свою популярность как социальное явление мультикультурализм получил в ряде стран Европы в 1980-х и начале 1990-х годов. Этот период характеризовался нехваткой трудовых ресурсов, и, прежде всего, дешевой рабочей силы. Многие заявляли о "мультикультурном повороту", который затронул сферу публичной риторики, чем реальной политики. В некоторой степени это было подражанием иммиграционными настроениями, пришедшими из стран "Нового Света" - США, Канады и Австралии, которые нередко называют "иммиграционными нациями", история формирования которые связана с иммиграционными волнами. Следует отметить, что в Канаде и Австралии на законодательном уровне закреплено представление об обществе как совокупности национально-этнических групп, чьи материальные и другие ресурсы регулируются государством. Это получило термин - институциализированного мультикультурализма.
    В США, стране, которая была основным инициаторов концепции иммигрантского "плавильного котла," поддержка мультикультурализма сводится лишь к практике "утвердительного действия", т.е. расовых преференций при приеме в университеты и изменениям в образовательных программах. Причем, каждый штат сам регулирует эти преференции. Несмотря на то, что США заявляют о приверженности культурного разнообразия, общество рассматривается как единая и неделимая нация.
     Для многих европейских стран идея "мультикультурного общества" воспринималась как насущная потребность инкорпорирования нового населения в социальные институты принимающих государств. Становилось понятно, что "гостевые рабочие" в большинстве случаем остаются в стране, расширяя свои семьи, необходима была новая доктрина с ориентировкой на "уважение к культурной отличительности" и "право на идентичность". А главное - избежать этнической геттоизации мигрантов и их семей. В международных правовых документах, в частности в Европейской рамочной конвенции о защите международных меньшинств содержится формулировка о запрете насильственной ассимиляции.
    Однако, как показал опыт, это была иллюзия. Источник проблем лежал не в культурной плоскости, а социально-экономической. Проблемы инкорпорирования нового населения независят от "модели интеграции" принимающего государства, а связаны с структурными факторами, такими как - занятость, безработица, уровень образования, профессиональная квалификация, жилье, дискриминация при приеме на работу и т.д. Иммигранты вовсе не стремились интегрироваться и адаптироваться к европейским культурным ценностям и традициям, их привлекала лишь возможность получения наибольших социальных благ и "красивой жизни". Оставаясь жить в странах "Старого Света" они сохраняют свою культурную самобытность и автономность от слабеющей автохтонной культуры Европы.
    Многие критики мультикультурализма считают, что результатом такой политики является разрушение многовековых культурных устоев стран, причиной которой является вовлечение в этнокультурную орбиту мигрантов с низким уровнем культурного развития.
    Как известно, французский чиновники ориентированные на "республиканские" ценности, игнорируют этнические и религиозные различия. А в Великобритании предпочтение отдается плюралистическим ценностям, учитывающие расовые и этнические особенности. Однако, как бы ни строились их позиции, это не помешало проведению молодежных бунтов в 2005 г. в Париже и в 2011 г. в Лондоне.
    За последнее десятилетие странами ЕС были сделаны определенные шаги по формированию общей иммиграционной политики Евросоюза и построению мультикультурного общества. В результате этих действий были все же созданы определенные предпосылки для формирования эффективной модели управления культурным многообразнием в ЕС. Прежде всего, речь идет о либерализации иммиграционной политики и развитии законодательной базы по интеграции иммигрантов. В частности, в Германии, Великобритании и Нидерландах были разработаны программы по интеграции инокультурных и иноконфессиональных иммигрантов, основанные на мультикультурных социальных практиках, компетенциях и толерантности.    Несмотря на то что во многих странах ЕС (Германии, Франции, Австрии, Нидерландах, Бельгии, Швеции) предпринимались меры по регуляции общежития в условиях этнической неоднородности, проблемы так и не удалось решить. В частности, руководство стран стремилось к диалогу с лидерами религиозных общин (в частности, мусульманских) по вопросам строительства культовых зданий и подготовке священнослужителей. Кроме того принимались административные меры - организация школьных и армейских буфетов с учетом религиозных ограничений (халяльными и кошерными), отдельные кладбища для людей разного вероисповедения, допуск священнослужителей различных конфессий в казармы и тюрьмы, разработка учебных программ с учетом полиэтничности состава учащихся. Кроме того, на телеканалах в качестве телеведущих выступали выходцы из мигрантской среди, что являлось демонстрацией многосоставности европейских сообществ.
    Вскоре оптимизм и надежды на реализацию данного проекта сменили разочарования и даже враждебность. Уже в 2010-2011 гг. лидеры стран ЕС заявила о "провале мультикультурализма".
    Следует отметить, что в Европе лишь две страны - Швеция и Нидерланды проводили ряд законодательных инициатив, направленных на поддержку иммигрантских меньшинств. Комплекс законодательных мер сводился к финансовой институциональной поддержке права на образование на родном языке, издание национальных СМИ, проведение культурных программ и проектов. В Швеции был принят закон о поддержке меньшинств, которые приравнивались к историческим меньшинствам (саамам, финнам). В 1983 г. в Нилердандах была принята программа развития меньшинств. Однако, уже в 1990 -х годах обе страны отказались от такой практики.
    Великобритания была одной из первых стран Европы, принявших концепцию мультикультурализма. Несмотря на то, что Великобритания активно поддерживала внешнеполитический имидж государства как страны культурного плюрализма, однако публичная риторика не сопровождается принятием законодательных инициатив в этой области. Ее опыт по интеграции инокультурных и иноконфессиональных иммигрантов был сначала примером для других стран Евросоюза. Главным адептом мультикультурной идеологии была Лейбористская партия, которая считала, что мультикультурализм как главный принцип, на котором должно основываться "постнациональное и постколониальное британское общество". Самую большую часть иммигрантов в Великобритании составляют мусульмане (2,4 млн. чел.). Таким образом, Лейбористская партия делала ставку электоральную базу мегаполисов.
     Мультикультуразим в Великобритании это скорее демонстрация символической политики, нежели инструментальной. Лишь в 1976 г. была создана Комиссия по расовому равенству, которая занимается, в основном, мониторингом этнической дискриминации и обладает рекомендательными полномочиями. К числу рекомендательных инициатив следует отнести "позитивную дискриминацию", т.е. точечные меры при приеме на работу в полицию.
    Премьер-министр Дэвид Камерун делал акцент на том, что "Британия, большой острой, живущий маленькими общинами".
    Однако, после террористической атаки в США 11 сентября 2001 г. и на Великобританию 7 июля 2005 года отношение к мусульманам в стране резко изменилось. В апреле 2004 года о провале мультикультурализма выступил глава Комиссии по расовому равенству Т.Филиппс, который заявил, что эта политика не соответствует потребностям времени и ведет к "разделенности" между общинами".
    Девид Камерун выступил с жестким требованием к мусульманам соблюдать британские законы. В феврае 2011 г. на Международной конференции по безопасности в Мюнхене он заявил о "провале" идеи мультикультурализма и призвал ограничить поток мигрантов в ЕС. После отказа от такого решения Брюсселя, Д.Камерун не исключил возможность выхода Великобритании из ЕС.
    В августе 2011 года в Лондоне и других городах (Ливерпуль, Манчерстер, Бристоль) прошли манифестации, наглядно продемонстрировавшие несостоятельность политики социокультурной интеграции иммигрантов в Великобритании. Подавляющее большинство британцев (60 процентов) не видим пользы в иммиграции, а каждый четвертый житель испытывает неприязнь к иностранцам, что ведем к межэтнической напряженности в стране.
    Франция всегда придерживалась незыблемых ценностей "республикализма", что означает строгое соблюдение принципа секуляризма, отказ от каких-либо проявлений культурной отличительности, а также вытеснение религиозной и языковой принадлежности в приватную сферу. Президент Франции Николая Саркози поставил вопрос о совместимости ислама с традиционными французскими ценностями. В 2010 году Парламент Франции одобрил ряд законов с целью не допустить растворения собственной национальной культуры и потерять облик светского французского государства. В частности, закон запрещал ношение никабов и паранджи в общественных местах. В феврале 2011 года французский президент открыто отмежевался от мультикультурализма, выступая на телеканале TF1, заявив о его полном провале.
    Лидер французской ультраправой партии "Национальный фронт" Марин Лен Пен резко высказывалась в отношении мультикультурализма, и вообще выступала за жесткую анти-иммиграционную политику во Франции. В одном из своих выступлений в 2010 году приравняла уличные молитвы мусульман к "оккупации". В июле 2013 года Европейский парламент лишил ее депутатской неприкосновенности по запросу правоохранительных органов, которые подозревают ее в подстрекательстве к расовой ненависти.
    Нынешний Президент Франции Франсуа Олланд после вступления в должность высказывался за поддержку мультикультурализма, в том время как вся Европа понимала несосотоятельность и даже опасность этой политики. Французский глава государства упоминал даже о послаблениях, в частности упрощения процесса натурализации и предоставление права лицам, не имеющим гражданства, участвовать в муниципальных выборах.
Однако события последнего времени подтверждают опасения многих европейцев. Начиная с 2010 года, во Франции проходят многочисленные демонстрации против исламизации страны и посягательств на светский статус государства. По неофициальным данным, к 2027 году каждый пятый француз будет мусульманином, что заставляет задуматься французское общество.
     7 января в Париже было совершено нападение на редакцию сатирического журнала "Charlie Hebodo", опубликовавшего карикатуры на ислам и пророка Мухаммеда. Жертвами этой атаки стали 12 французов. После чего во многих городах Франции (Лион, Бордо, Марсель, Тулуза, Нант и др.) прошли многочисленные манифестации.
    Канцлер ФРГ Ангела Меркель осенью 2010 года официально заявила о провале мультикультурализма в Европе. В результате проведенного социологического исследования выяснилось, что каждый четвертый турок в Германии не знает немецкого языка, а каждый второй практически не контактирует с немцами. Большинство иммигрантов из Польши и Греции не имеют законченного среднего образования. Многие политологи и социологи пришли к выводу, что из-за низкого интеллектуального и профессионального уровня мусульманские иммигранты наносят существенный вред и ущерб как германской экономике, так и немецкому обществу в целом. Это приводит к "оглуплению Германии". Вывод один, политика интеграции иностранцев в немецкое демократическое сообщество со своей европейской системой ценностей оказалась иллюзорной.
    В 2010 году в Германии вышла книга Тило Саррацина "Германия упраздняет себя", которая получила широкий резонанс. Автор резко осудил проводимую немецким правительством политику мультикультурализма и привел соответствующие аргументы и статистику.
    Германия, в отличие от других европейских стран Нидерландов, Швеции и отчасти Великобритании, стала проводить миграционную политику, которая сводилась к обратной цели - не дать мигрантам из Турции стать полноценными членами немецкого общества. В Германии каждый пятый житель - иммигрант в первом либо втором поколении. Необходимо учитывать рестриктивный характер законодательства о гражданстве в ФРГ (вплоть до 1990 года), которое устанавливало высокие барьеры на пути натурализации иностранцев как равноправных граждан немецкого политического сообщества. Выходцы из Турции становились фактически "параллельным обществом". А.Меркель воспользовалась неудачами мультикультурализма, чтобы возложить вину за плохую интеграрированность турок на мифический культурный плюрализм.
    "Мультикультурные меры" в Германии были направлена на сегрегацию, а не на интеграцию мигрантов. Они должны были обеспечить возвращение турецких детей на родину их родителей. По мнению В.Малахова (профессор и эксперт Института Философии Российской Академии наук: ""Мультикультурные" меры были нацелена в Германии скорее на сегрегацию, чем на интеграцию".
    Ярким проявлением антиисламских настроений в немецком обществе стали в конце декабря 2014 года и начале января 2015 года демонстрации в ряде крупных городов Германии (Дрездене, Берлине, Мюнстере, Гамбурге, Штутгарте). В них участвовали около 22 тыс. человек. В Дрездене сторонники правого движения "Европейцы-патриоты против исламизации Запада" требовали ужесточения миграционных законов и ограничения потока беженцев в страну. По последним данным в 2014 году число беженев из стран Ближнего Востока достигло 200 тыс.человек.
    Современное демократической государство должно приспосабливать свою публичную сферу к новым демографическим реалиям и заниматься политической аккомодацией культурных различий.
    В современной Европе политические элиты отдают приоритет "гражданской интеграции". Популярные не так давно дискуссии о поддержке культурного разнообразия отошли на второй план. Однако совсем не исключено, что ценности культурного диалога и взаимной толерантности вновь приобретут свою актуальность.
    В последнее десятилетие Европа столкнулась с целым комплексом проблем, связанным с "дефицитом демократии", углубляющимся финансовым кризисом, интеграционными проблемами иностранцев, что радикально изменило отношение к мультикультурализму как единой европейской идее - "Единство в многообразии" (из девиза Евросоюза). Это связано с проявлениями беспокойства относительно будущего наций, и прежде всего последствиями мультикультурной политики - рост социальных конфликтов на этнической, религиозной и культурной почве.
    В 2011 году три европейских лидера: Ангела Меркель, Николя Саркози и Дэвид Кэмерон открытито заявили о том, что мультикультурализм представляет угрозу современной европейской демократии".
    В этом контексте следует упомянуть террористический акт, который произошел в июле 2011 года в благополучной Норвегии, в результате которого погибли 77 чел. и 151 чел. получили ранения. Его совершил норвежский националист Андрес Беринг Брейвик, который мотивировал свои действия ненавистью к современным мультикультурным системам и мусульманам, что, по его мнению, ведет к разрушению норвежского общества. Единственным средством борьбы считал вооруженные методы.
    Провал европейской мультикультурной модели стал следствием того, что идея общей европейской идентичности остается чуждой для большинства населения ЕС. Многие европейские политики связывают это с тем, мультикультуралистический эксперимент проводится на фоне сложных политических, экономических и социальных преобразований в Европе.
    Кроме того, надо учитывать негативную реакцию самих европейцев на массовую иммиграцию из развивающихся стран, что было обусловлено значительным разрывом между принимающим обществом и иммигрантами в социально-экономическом и культурном отношении. При этом были приняты специальные программы для иммигрантов и увеличены в связи с этим финансовые расходы, при этом на социальное финансирование собственного населения снизилось. В европейской прессе появились статьи с критикой проводимой политики мультикультурализма, в которых ключевым тезисом было "права меньшинства реализуются в ущерб прав большинства". Это повлекло за собой националистические и порой шовинистические настроения в европейском обществе, а также рост сторонников ультраправых политических партий. Многочисленные имиигранские бунты в ряде стран Европы стали подтверждением тому, что обещанного проникновения и обогащения культур не произошло. Иммигранты были фактически исключены из общего понятия "нации". Создание этнического и конфессионального многообразия на европейском пространстве не вписывалось в модель европейский государств-наций, основанных на принципах гражданской принадлежности: по "праву крови" (jus sanguinis) и по праву "почвы" (jus soli). По мнению российского политолога М.Ремизова, мультикультурализм был "процессом похорон Европы национальных государств. И сегодня европейские государства отказались участвовать в собственных похоронах".
    В вопросе кризиса мультикультурализма следует отметить роль проводимой миграционной политики европейских государств, некой западной философии в отношении к не-своим и исторические традиции. Еще в Римской империи ее граждане обладали своим сводом законов и ценностей, которые ставили их выше жителей других стран. Роджер Осборн писал: " Рассмотрение греческой, эллинской и риской цивилизацией всех других народов и культур как "варварского мира" стало позднее началом подхода западной цивилизации к другим цивилизациям в целом на основе критериев дискриминации". В современном европейском обществе место мигрантов основано на тех же принципах, и это было началом неустойчивости мультикультурального общества. Кроме того, западная культура не только хочет навязать свои ценности, но и контролировать ценности и традиции других культур и народов.
    Однако говорить о полном провале модели мультикультурализма в Европе пока рано. Речь скорее идет о ее кризисе идеи культурного плюрализма и о трансформации с учетом современной европейской реальности. Становится очевидным лишь одно, европейская толерантность не выдержала испытание на прочность из-за разрастающегося экономического кризиса и непродуманной миграционной политики.
    Одним из ярких критиков мультикультурализма следует назвать бывшего канцлера ФРГ Гельмута Шмидта. В 2004 г. в интервью газете ,,Die Ziet" дал определение мультикультурализму как "иллюзии интеллектуалов". Еще в 1992 г. он говорил: " Ни из ФРГ, ни из Франции, ни из Великобритании нельзя делать страны-реципиента миграции. Наши общества этого не вынесут. Тогда они деградируют...Все имеет свои границы. Представление о мультикультурном обществе, возможно, этически обосновано, но на практике оно в условиях демократии, в которой каждый гражданин может делать и позволять делать все, что он хочет, вряд ли осуществимо".
    Однако в мировой практике существует опыт успешного проведения миграционной политики. Таким примером может служить Россия, страна, которая имеет огромный исторический опыт в мирном сосуществовании различных национальностей, культур и религий. В стране представлены более 180 национальностей и все религии мира. На протяжении всего исторического периода существования российского государства не было войн и конфликтов на основе национального и религиозного превосходства. В том время, когда европейские лидеры заговорили о кризисе политики мультикультурализма, Россия заявила, что не будет отказывать от социально-политической концепции, направленной на сглаживание и разрешение этно-национальных проблем внутри государства.
    По данным ООН, в 2005 году 191 млн. чел. во всем мире являлись внешними мигрантами, что составило около 3 процента от общей численности населения планеты (30-50 млн. чел. нелегальные иммигранты).
Примерно 218 стран в мире втянуто в миграционный оборот.
    В Японии существуют жесткие иммиграционные законы, которые регламентируют сложную процедуру получения гражданства, строго регулируется уровень трудовых мигрантов. В Японии компактно проживают китайцы, корейцы, бразильянцы - и нет ни дискриминации и проблем.
    В Азербайджане, расположенном на пересечении Востока и Запада, Севера и Юга, Христианства и Ислама, различных культур, традиционный культурный плюрализм существует и успешно развивается. Моделью Азербайджана является - "Многонациональное государство - единой общество".
    Швейцария представляет собой некий сплав европейских культур и пример гармоничного и устойчивого мультикультурализма в Европе. Правда, этот опыт формировался не десятилетиями, а на протяжении веков. Причем, те, кто проживает в немецкоговорящей части страны заявляют, мы не немцы, а швейцарцы. То же самое можно услышать и во французских и итальянских кантонах страны. Проблемы с расовой и национальной дискриминациями отсутствуют. Наряду с этим, в Швейцарии проводится жесткая миграционная политика. В феврале 2014 года в Швейцарии состоялся референдум, на котором большинство проголосовало за введение ограничений миграционного потока из Евросоюза и введение квот на рабочие места.
    Главным успехом мультикультурализма является сосуществование общечеловеческих и национальных ценностей, защита национальной идентичности народов и их ценностей. Премьер-министр Италии Романо Проди отметил: "В лице иммигрантов мы получает огромный потенциальный ресурс. Надо идти по пути интеграции. Будущее поколение иммигрантов должно стать поколением итальянцев".
    Возможно, причиной кризиса мультикультурализма стало столкновение цивилизаций традиционного образца и нового глобалистского постиндустриального уклада. Постиндустриализм и постмодернизм привели к образованию новой культуры, новых принципов и стандартов, которые вызвали цивилизационный конфликт в Европе. Мусульманский мир находится в периоде пассионарной активности, в том время как европейская цивилизация вошла в фазу внутреннего раскола на традиционные христианские ценности и постмодернисткую культуру. Как следствие, "войны культур" могут превратиться "в войны индентичности".
    Европейские надежды на мультикультурализм неоправдались. Одной из причиной стало то, что предпринимаемые в Европе меры были направлены не на интеграцию и ассимиляцию иностранцев, а на сегрегацию и создание "пятой колонны", которая в любой момент может взорваться новыми кризисами. Безусловно, для реализации это идеи необходима прочная культурная база, с сильной и доминирующей культурной, а не ослабленная и "безликая" Европа, отягащенная принципами толерантности.
     Главной задачей для европейцев становится выход из кризиса мультикультурализма, который стал результатом жесткой миграционной политики и пропаганде космополитических ценностей без учета национально-духовных особенностей наций. Станет ли это новым испытанием для Европы или для всего человечества? Это покажет XXI век.

Литература:
o    В.Малахов, статья "Мультикультурализм в Западной Европе: по ту сторону риторики", 2011 г. - официальный веб-сайт РСМД.
o    Н.Большова,к.п.н., доцент МГИМО, статья "Мультикультурализм: провал или кризис?", портал МГИМО www.mgimo.ru/news/expert/document 215823.phtml
o    Л.Ярошенко, портал "Креативная дипломатия", март 2011 г.
o    А.Габиббейли, статья "Западный мультикультурализм после кризиса: новые вызовы и дилеммы (Часть II), inoСМИ.Ru, портал 11.07.2014
o    Д.Рогозин, выступление на третьем Мировом политическом форуме в Ярославле.
o    Т.Кондратьева, ст.н.сотрудник ИНИОН РАН ,статья "Великобритания в ловушке мультикультурализма", портал Фонд исторической перспективы, октябрь 2011 г
o    С.А.Ляушева, статья "Социокультурная интеграция мигрантов и инокультурную среду"

Док. # 678834
Опублик.: 06.02.15



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'