Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60042 персоналий
515672 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Георгий Зазулин: Антинаркотическая деятельность в Российской Федерации: криминологические проблемы и пути их решения


    Основной доклад беседы "Антинаркотическая деятельность в Российской Федерации: криминологические проблемы и их решения" от 21 ноября 2014 года

УДК 343.9
ББК 67.51


Выжимка: Имитация антинаркотической политики посредством взаимоисключающих уголовной и социальной политик, вследствие чего наркопреступность в России "расцвела" до 1 млрд преступлений в год, должна быть заменена на эффективную, имеющую в своём основании криминологическую теорию антинаркотической деятельности.
Ключевые слова: наркотики; противодействие наркопреступности; антинаркотическая политика, антинаркотическая деятельность.

G.V. Zazulin
ANTI-DRUG ACTIVITY IN THE RUSSIAN FEDERATION: CRIMINOLOGICAL PROBLEMS AND THEIR SOLUTIONS"

Summary: Anti-drug policy simulation through mutually exclusive criminal and social policies has led to dramatic growth of drug-related crime in Russia to 1 billion crimes a year. It must be replaced by an effective policy based on criminological theory.
Key words: drugs; fight against crime; anti-drug policy; anti-drug activity.

Важность поднятой нами темы обосновывают некоторые наблюдения. Во-первых, юрист-практик, заместитель прокурора Санкт-Петербурга Резонов И.Г., утверждал, что наркомания никогда не являлась и не должна стать частью культуры и истории России [12], однако другие специалисты говорят противоположное [8, с. 165]. Субъективно в этом споре я на стороне практика.
Во-вторых, директор ФСКН РФ Иванов В.П. заявил, что только героиновые наркоманы обеспечивают астрономическое число наркопреступлений (1 млрд фактов розничного сбыта наркотиков, т.е. 1 млрд преступлений в год) [9]. Если учесть, что в 2012 году было выявлено 219 тыс. преступлений по сбыту наркотиков, то это составляет всего 0,02 % от реально совершаемых в год преступлений в сфере незаконного оборота героина. Очевидно, что такое микроскопическое влияние правоохранительных органов на данный вид преступлений является следствием не каких-то отдельных недочётов и ошибок, а вытекает из концептуально неверного подхода государства к защите населения от наркоугроз.
В-третьих. Возросла активность международных пронаркотических сил, объединившихся в глобальную комиссию по вопросам наркополитики, финансируемых известным сторонником легализации наркотиков Джорджем Соросом [1]. Поэтому сегодня научная проблема антинаркотической деятельности (далее по тексту - АНД) стала вопросом выбора для нашего Отечества: или вслед за глобальными либеральными силами признать, что война наркотикам проиграна и следовать рекомендациям концептуальной власти, или возразить им и приступить к решению проблем АНД в РФ на основе криминологического понимания её сущности.
Гипотезы исследования. 1. Наркопреступность является только одной из форм наркореальности и неотделима от других её форм: молодёжного наркотизма, наркомании, наркорынка и т.п. 2. Противодействие правоприменительных органов наркопреступлениям не имеет перспектив, если отсутствует АНД государства по подавлению всех пронаркотических сил наркореальности. 3. АНД эффективна в рамках административно-территориального образования, если исполнители лишены возможности подменять объединяющую всех цель - сокращение удельного веса населения, участвующего в незаконном обороте наркотиков (далее по тексту - НОН) на свою - ведомственную. 4. Сведение к минимуму наркопреступности возможно не только в отдельном государстве, но и на территории определённого города (муниципального образования), если делать ставку не на уголовно-правовое противодействие НОН, а на уменьшение числа наркопреступлений посредством криминологически обоснованной АНД.
Теоретико-методологическое основание исследования АНД.
Любой наркотик всегда является психоактивным веществом (далее по тексту - ПАВ), но многие ПАВ не являются наркотиками. Поэтому нами предложена типология ПАВ, обладающих в современном обществе статусом товара, в основании которой лежит воздействие ПАВ на человека и общество.








Рисунок 1. Типология ПАВ (см. в Приложении)

Мы утверждаем, что наркотики появляются на исторической сцене только тогда, когда потребление ПАВ в целях наслаждения становится острой социальной проблемой, а не тогда, когда люди стали использовать ПАВ в качестве лекарств, ритуальных средств или в иных прикладных целях. Этот социально-философский взгляд на генезис наркотического в обществе противоположен представлениям девиантологии о том, что наркотики сопровождают человечество всю известную историю [2, с. 325].
Особенности обществоведческого понимания наркотика. Наркотик - это психоактивный товар, который облегчает (улучшает) инстинктивное существование и уничтожает (ухудшает) ценностную сущность человека и общества. Данное понятие содержательно соответствует не только веществу, но и единству вещества и отношения к нему (вещество, как средство труда и быта в традиционном обществе, или вещество, как средство получения удовольствия в обществе посттрадиционном). Наркотик антагонистичен ценностной сущности человека и общества, следовательно, он априори конфликтогенен. То есть, мы должны заключить, что наркотик предопределяет возникновение некой конфликтной реальности, которую мы обозначим термином "наркореальность".
Мы определяем наркореальность как противостояние пронаркотических и антинаркотических сил, представленных соответствующими политическими, экономическими, идеологическими акторами, конфликтный потенциал которых обусловлен фазой развития этноса, а также внешними и внутренними социальными факторами. Антинаркотические силы - социальные субъекты, нацеленные на борьбу за сохранение или введение запрета на распространение наркотика, противодействующие распространению наркотиков и пронаркотической пропаганды. Пронаркотические силы - социальные субъекты, нацеленные на борьбу за легализацию наркотиков, содействие распространению наркотиков и пронаркотической пропаганды [6, с. 382]. Соответственно соотношению означенных сил в наркореальности мы выделяем два её типа: конструктивная и деструктивная наркореальность.
Важно учитывать положения преступностиведения о том, что легализация торговли накросодержащими средствами это - возможно, эффективный инструмент по выбиванию значимого финансового рычага из механизма воспроизводства преступности глобальной экономики. Но надо отнестись к нему с чрезвычайной осторожностью... Едва ли возможен переход на строго регламентированную государственную торговлю наркотическими средствами в отдельно взятой стране. Для этого требуется международное сотрудничество [15, с. 22]. Добавим от себя: сотрудничество, позволяющее разрешить конфликт между странами-производителями и странами-потребителями наркотиков, что, безусловно, потребует противодействия глобальной олигархической власти [14, с. 13], которая является основным наркодельцом [4].
Стремление российского государства изменить наркореальность с деструктивной на конструктивную привело к тому, что в 2010 году оформилось и закрепилось на уровне юридического понятия "новое" направление деятельности государства - АНД. В Стратегии государственной антинаркотической политики РФ до 2020 года (далее по тексту - Стратегия) дано следующее её определение: "Антинаркотическая деятельность - деятельность федеральных органов государственной власти, Государственного антинаркотического комитета, органов государственной власти субъектов РФ, антинаркотических комиссий в субъектах РФ и органов местного самоуправления по реализации государственной антинаркотической политики" (далее по тексту - ГАП).
Недостатком данного определения является его отсылочный характер, и узкое отождествление АНД общества, в которой кроме отмеченных государственных органов участвуют политические партии, общественные организации, специалисты, журналисты, священники, родители, только с государственной антинаркотической политикой [13, с. 8]. Этот недостаток существенен ещё и потому, что ГАП в РФ всё ещё находится на стадии становления и, судя по Стратегии, пока даже не имеет чёткой антинаркотической идеологии.
Основные недостатки АНД в РФ и пути их решения. Большинство проблем, рассматриваемых нами, обусловлены тем, что в России "основная проблема противодействия наркотизму заключается в том, что его осуществляют в основном только правоохранительные органы, хотя должны - все государственные" [7, с. 87].
Для удобства исследования все проблемы АНД разделим на четыре группы.
1. Проблемы, касающиеся Стратегии государственной антинаркотической политики в РФ до 2020 года, утверждённой Указом Президента РФ N 690 от 9 июня 2010 года.
1.1. Проблемы происхождения документа. Не известны учёные, подготовившие Стратегию. Почему? Новую стратегию страны, как политический план подавления наркопреступности и других форм наркореальности, никто детально не прорабатывал. Руководство ФСКН в 2010 году использовало старый документ (1999 года) - "Руководящие принципы и основные направления деятельности в РФ по противодействию незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ и злоупотреблению ими до 2008 года". Полностью устаревший по содержанию документ масштаба одного из "решений совещания" членов Совета Безопасности РФ был осовременен по форме и неадекватно своей сути назван: "Стратегия государственной антинаркотической политики РФ до 2020 года".
Повышение политического статуса посредством утверждения президентским указом сделало его недоступным для устранения недостатков и фактически требует от нас в 2020 году такого же понимания АНД, как и в 1999 году. Нанесён вред единству научной мысли и практики, развитию АНД на основе передового отечественного опыта, накопленного в регионах и городах (муниципальных образованиях) России.
Решение этой проблемы - тяжёлый вопрос, который сначала надо поставить перед администрацией Президента РФ. Это по силам научно-экспертному сообществу, например Санкт-Петербургскому международному криминологическому клубу (почётный президент - Шестаков Дмитрий Анатольевич) или Экспертному совету общественной организации "Офицеры России" (председатель - Ковалёв Николай Дмитриевич).
Стратегические (концептуальные) документы должны разрабатываться рабочими группами из лучших теоретиков и практиков, а влияние на них органа исполнительной власти, на который ложится основная ответственность по их реализации, должно быть минимальным.
1.2. Проблемы содержания документа.
1.2.1. Ошибочна структура документа. Она не отражает уровни АНД в РФ: федеральный, региональный, муниципальный (городской). И главная ошибка в том, что не выделяется муниципальный ("клеточный") уровень в качестве основного и решающего ресурса и территории, на которой при соответствующем вкладе региональных и федеральных антинаркотических сил наркоситуация неизбежно должна демонстрировать динамику уменьшения количества наркоманов и числа наркопреступлений.
1.2.2. Ошибочно определено понятие государственной антинаркотической политики. В нём нет понимания сущности антинаркотической политики, а есть её подмена механической совокупностью уголовной и социальной политик. Чтобы понятие "антинаркотическая политика" было логически правильным и целостным, её следует определять как формирование негативного отношения граждан к участникам НОН, контроль запрета потребления наркотиков, их рекламы и пропаганды, неотвратимость наказания за нарушение этого запрета и применение к нарушителям административных санкций, жесткость и интенсивность которых достаточны для уменьшения давления наркосреды на молодёжь [5, с. 160].
1.2.3. Незаконное потребление наркотиков ошибочно выделено из незаконного оборота наркотиков, как нечто малозначительное и с ним непосредственно не связанное. Поэтому теория борьбы с НОН в Стратегии не видит разницы между прямым запретом потребления наркотиков и косвенным запретом их потребления, т.е. запретом их оборота. Такая "слепота" на практике ведёт к отсутствию деления НОН на административно-наказуемый и уголовно-наказуемый и не использованию первого в качестве эффективнейшего инструмента предупреждения наркопреступности и её снижения [5, с. 161-162].
1.2.4. Отсутствует понятие "предупреждение наркопреступности" и разъяснение того факта, что оно не тождественно понятию "профилактика наркомании". Как это препятствует эффективности АНД на практике? Очень просто: в практической деятельности полиции отсутствует важнейшее направление - предупреждение наркопреступности. Например, в докладе, посвящённом реализации Стратегии, начальник Управления ГАК по СЗФО, генерал-майор полиции А.Г. Прощенко использует термин "профилактика" более 20 раз. При этом термин "профилактика наркомании" - 4 раза, "профилактика зависимости" - 4 раза, "профилактическая работа" - 2 раза, "профилактические мероприятия" - 2 раза, но термин "профилактика наркопреступности" на 8 страницах текста вы не встретите ни одного раза [11, с. 8-17].
1.2.5. Понятие "профилактика наркомании" ошибочно определено как перечень различных мероприятий, а не как достижение её целей. В результате на практике имеют место её имитация и нецелевые траты финансовых средств. С точки зрения антинаркотических сил единственно верным определением профилактики наркомании является следующее. Профилактика наркомании - это деятельность государства и общества, направленная, во-первых, на недопущение первой пробы наркотиков, во-вторых, на раннее выявление лиц с опытом потребления наркотиков и удержание их от формирования наркомании и, в-третьих, на удержание лиц с диагнозом "наркомания" в устойчивой ремиссии.
2. Проблемы, касающиеся ФСКН РФ (ГАК РФ).
2.1. Проблемы, касающиеся политического управления. Создание в 2003 году правоприменительного органа статуса федеральной службы с функцией политического управления, поставившее её выше крупных министерств и ведомств, в долгосрочной перспективе себя не оправдало. Исправление этой ошибки в 2007 году посредством наделения директора этой службы (т.е. ФСКН РФ) полномочиями председателя Государственного антинаркотического комитета РФ (далее по тексту - ГАК) ещё более усугубило ситуацию. Теперь вроде и ГАК есть, а политического управления всё равно нет. Более чем за семилетний срок существования ГАК так и осталось невыясненным его влияние на деятельность Министерства внутренних дел РФ и Министерства образования РФ. Неясно, насколько возрос вклад этих министерств в антинаркотическую политику РФ.
2.2. Проблемы, касающиеся структуры ФСКН.
Наличие в структуре ФСКН целого департамента, являющегося аппаратом ГАК, не только экономически невыгодно, но и ошибочно, так как у ФСКН, как и у любой спецслужбы, есть ведомственный интерес, который "транслируется" на ГАК и препятствует ему стать объективным и непредвзятым инструментом подавления наркореальности в России.
2.3. Проблемы, касающиеся структурного конфликта в ФСКН.
Как пишет Д.А. Шестаков, воспроизводство изо дня в день преступлений в известной степени способствует трудоустройству населения. Сложившиеся противопреступные учреждения не только и не столько борются со злом, но, согласно закону саморазвивающихся систем, трудятся ради самосохранения. Они сберегают предмет своей деятельности. По отношению к преступному предпринимательству у органов внутренних дел, равно как и у других силовых структур, нередко осуществляется тактика льва в стаде антилоп [16, с. 33].
Целью деятельности сотрудников ФСКН, отвечающих за организацию взаимодействия в сфере профилактики наркомании, является ликвидация наркорынка через сокращение спроса на наркотики. Цель же деятельности сотрудников ФСКН, отвечающих за оперативную и следственную работу, требует наличия наркотического рынка в масштабе, позволяющем изымать крупные партии наркотиков. Таким образом, руководство ФСКН не обеспечило баланс противоположных интересов внутри федеральной службы, а фактически заняло позицию воспроизводства наркопреступности в ущерб организации её предупреждения [10].
Для решения этих проблем требуется осознать пагубность сложившейся в наркополиции практики и реформировать это ведомство. Представляется, что должность директора ФСКН РФ и должность председателя ГАК РФ не должен занимать один человек, так как это принципиально различные виды деятельности: одна сугубо управленческая, другая - политическая. ФСКН РФ должна быть лишена функции обеспечения деятельности ГАК РФ. Эту функцию должна взять на себя администрация Президента РФ. И не только потому, что в Стратегии написано: "Руководство антинаркотической деятельностью осуществляет Президент Российской Федерации", а и потому, что без этого изменения наркоситуация в России из года в год будет ухудшаться.
3. Проблемы Антинаркотической комиссии (АНК) субъекта РФ.
3.1. Проблема формальности антинаркотического регионального управления. Сегодня в большинстве региональных правительств РФ имеется должность "по обеспечению деятельности Антинаркотической комиссии" (в Правительстве Санкт-Петербурга даже сформирован целый сектор). Однако в правительствах отсутствуют специалисты, которые согласно должностных обязанностей ежедневно должны заниматься АНД, т.е. контролировать объективные показатели достижения целей антинаркотической политики в городах и муниципальных образованиях региона и содействовать разработке и реализации антинаркотических проектов [5, с. 144-147].
Ценный опыт мэрий Екатеринбурга, Перми и Ставрополя, создавших отделы по координации АНД, но вынужденных через несколько лет их расформировать из-за отсутствия юридических полномочий, не оценён и на региональный уровень не перенесён [5, с. 302-303].
Из этих недостатков вырастает целый ряд проблем. Отметим только три основные:
3.1.1. Отсутствие объективного контроля субъектом федерации достижения целей ГАП входящими в его состав административно-территориальными единицами.
3.1.2. Нет приоритетов профилактики наркомании перед её лечением и административного предупреждения наркопреступности перед её уголовно-правовым пресечением.
Решение этих важнейших с точки зрения эффективности АНД проблем лежит в административной плоскости. В субъектах РФ сотрудники аппаратов губернаторов, отвечающие за "обеспечение деятельности АНК", должны перейти к работе по должностной инструкции, которая потребует от них ответственности, прежде всего, за состояние и тенденции в наркоситуации региона, а уже потом "обеспечения деятельности АНК".
4. Проблемы Общественных советов при ФСКН РФ.
4.1. Не выполнение функции общественного контроля за деятельностью наркополиции. Причина - отсутствие в положениях об общественных советах, на основе которых они осуществляют свою деятельность, данной функции. Она исключена руководителем ФСКН, при котором создаётся Общественный совет, вопреки интересам общества, но в пользу его ведомства, избегающего публичного и непредвзятого обсуждения результатов своей работы и тенденций в наркоситуации.
4.2. Отсутствие продуктивной дискуссии по сложным вопросам антинаркотической политики. Это связано с тем, что в состав Общественного совета при ФСКН включают только общественность в широком смысле слова (руководителей вузов, НИИ, общественных организаций и т.д.) и не пропускают профильных специалистов.
Как следствие, для разрешения данных проблем необходимо разработать типовое Положение "Об общественном совете по реализации антинаркотической политики в субъекте РФ" и внести его положения в Федеральный закон "Об Общественной палате в РФ" [5, с. 171-185].
Общие выводы. Мы рассмотрели множество взаимосвязанных проблем АНД, от решения которых напрямую зависит эффективность противодействия наркопреступности. Решение одного-двух проблемных вопросов мало что изменит. Чтобы наше государство на этом пути не потерпело поражения, необходимы новый подход, специалисты в криминологической экспертизе и оценке, как документов, регламентирующих эту антикриминальную деятельность, так и органов, осуществляющих её.
Следовательно, нам нужно прийти к пониманию необходимости создания нового научного направления в отечественной криминологии - криминологии антинаркотической деятельности. Оно может стать востребованным и быстро развивающимся. Будет исследовать: специфику и эффективность реагирования государств, входящих в различные современные локальные цивилизации [3, с. 105], на молодёжный наркотизм; субкультуры, допускающие наркотизирующие практики; наркомании; рынки наркотиков; организации, борющиеся за легализацию марихуаны или других наркотиков; информационные каналы, продвигающие потребление наркотиков в целях опьянения в массовую и молодёжную культуры, и другие пронаркотические силы наркореальности.
Специалисты, подготовленные в области криминологии антинаркотической деятельности, смогут научно обосновать необходимость построения АНД на основе принципа экономии уголовной репрессии. Предложат минимизировать наркопреступность с помощью современных технологий моделирования поведения и воздействия на курящую молодёжь, молодых людей, вовлечённых в наркотизм, представителей наркотических субкультур, наркоманов, участников НОН, совершающих административно-наказуемые деяния, а также на осуждённых участников НОН, находящихся в местах лишения свободы.
Имитация антинаркотической политики посредством совокупности взаимоисключающих уголовной и социальной политик, при которой наркопреступность в России "расцвела" до 1 млрд преступлений в год, должна быть заменена эффективной, имеющей в своём основании криминологическую теорию антинаркотической деятельности.

ПРИСТАТЕЙНЫЙ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.    Взять под контроль: на пути к эффективной наркополитике. Официальный сайт Управления ООН по наркотикам и преступности. URL: http://www.unodc.org/documents/ungass2016//Contributions/Civil/Global_Commission_on_drug_policy/4-Russian.pdf (дата обращения: 01.12.2014).
2.    Гилинский Я.И. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других "отклонений". СПб.: Издательский Дом "Альфа-Пресс", 2013.
3.    Данилевский Н.Я. Россия и Европа. Эпоха столкновения цивилизаций. М., Алгоритм. 2014.
4.    Данилов А.П. Наркобизнес как звено глобальной финансово-банковской системы // Сайт "Crimpravo.ru". URL: http://www.crimpravo.ru/blog/3447.html (дата обращения: 28.11.2014).
5.    Зазулин Г.В. Антинаркотическая политика в России: проблемы становления (2000-2013 годы). СПб.: Издательство "Юридический центр-Пресс", 2013.
6.    Зазулин Г.В., Ли М.М. Наркоситуация и конфликтогенный потенциал наркореальности в России // Конфликтология XXI века. Пути и средства укрепления мира: материалы Второго Санкт-Петербургского международного конгресса конфликтологов. Санкт-Петербург, 3-4 октября 2014 г.
7.    Майоров А.А., Малинин В.Б. Наркотики: преступность и преступления. СПб.: Изд-во "Юридический центр Пресс", 2002.
8.    Мацкевич И.М., Нечевин Д.К., Поляков М.М. Правовые и организационные антикоррупционные элементы административной ответственности за незаконный оборот наркотиков. М.: Проспект, 2012.
9.    Почти 6 % россиян более-менее регулярно употребляют психоактивные вещества // Официальный сайт ФСКН РФ. URL: http://fskn.gov.ru/includes/periodics/review/2013/0930/163126471/detail.shtml (дата обращения: 05.11.2014).
10.    Прокопенко Д.А. Структурный конфликт в организации (на примере ФСКН России), выпускная квалификационная работа, философский факультет СПбГУ. URL: http://www.ecad.ru/mn-nk1_63.html (дата обращения: 28.11.2014).
11.    Прощенко А.Г. Субъектами округа принимаются активные меры // Стратегия совместной деятельности органов государственной власти и правоохранительных органов по противодействию незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ: материалы межрегиональной научно-практической конференции. Под общ. ред. председателя Комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности Л.П. Богданова. Правительство Санкт-Петербурга. СПб., 2011.
12.    Резонов И.Г. Организованная профилактика против организованной преступности. URL: http://www.ecad.ru/towns/peterburg/g-pit_22.html (дата обращения: 20.11.2014).
13.    Фролова Н., Целинский Б., Зазулин Г., Галанкин Л. Теория, практика и методы антинаркотической деятельности в современной России. М.: Орбита-М, 2014.
14.    Шестаков Д.А. Планетарная олигархическая преступная деятельность // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2012. N 2 (25). С. 12-22.
15.    Шестаков Д.А. Постлиберальная криминология о "торговле людьми" // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2010. N 3. С. 14-22.
16.    Шестаков Д.А. Почему бы не ликвидировать наркобизнес? Теоретико-криминологический подход // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2010. N 1. С. 30-34.

REFERENCES

1.    Vzyat pod control: na puti k effektivnoy narkopolitike. Ofitsialniy sayt Upravleniya OON po narkotikam i prestupnosti. [To get under control: on the way to an effective drug policy. The official website of UN Office on Drugs and Crime]. Available at: http://www.unodc.org/documents/ungass2016//Contributions/Civil/Global_Commission_on_drug_policy/4-Russian.pdf (date of submission: 01.02.2014.)
2.    Gilinskiy Y.I. Deviantologiya: sotsiologiya prestupnosti, narkotizma, prostitutsii, samoubiystv i drugikh otkloneniy. [Deviantology: sociology of crime, narcotism, prostitution, suicide and other "deviations"]. Saint-Petersburg, 2013.
3.    Danilevskiy N.Y. Rossiya i Evropa. Epokha stolknoveniya tsivilizatsiy. [Russia and Europe. The epoch of civilizations clash]. Moscow, 2014.
4.    Danilov A.P. Narkobiznes kak zveno globalnoy finansovo-bankovskoy sistemy. [Drug trafficking as a link in the global financial and banking system]. Available at: http://www.crimpravo.ru/blog/3447.html (date of submission: 28.11.2014)
5.    Zazulin G.V. Antinarkoticheskaya politika v Rossii: problemy stanovleniya (2000-2013 gody). [Anti-drug policy in Russia: problems of formation (2000-2013 years)]. Saint-Petersburg, Jurid. Centr Press, 2013.
6.    Zazulin G.V., Li M.M. Narkosituatsiya i konfliktogenniy potentsial narkorealnsoti v Rossii. [Current drug situation and conflictogenic potential of drug abuse reality]. Konfliktologiya XXI veka. Puti i sredstva ukrepleniya mira: materialy Vtorogo Sankt-Peterburgskogo mezhdunarodnogo kongressa konfliktologov - Conflictology of the XXI century. Ways and means of building peace: the materials of the Second Saint-Petersburg international congress of conflictologists. Saint-Petersburg, October 03-04, 2014.
7.    Mayorov A.A., Malinin V.B. Narkotiki: prestupnost i prestupleniya. [Drugs: criminality and crimes]. Saint- Peterburg, Jurid. Centr Press, 2002.
8.    Matskevich I.M., Nechevin D.K., Polyakov M.M. Pravovye i organizatsionnye antikorruptsionnye elementy administrativnoy otvetstvennosti za nezakonniy oborot narkotikov. [Legal and organizational anti-corruption elements of administrative responsibility for illegal drug trade]. Moscow, 2012.
9.    Pochti 6 % rossiyan bolee-menee regulyarno upotreblyayut psikhoaktivnye veshchestva. Ofitsialniy sayt FSKN RF. [Almost 6% of Russians citizens take psychoactive substances on a more or less regular basis. The official website of Federal Drug Control Service of the Russian Federation]. Available at: http://fskn.gov.ru/includes/periodics/review/2013/0930/163126471/detail.shtml (date of submission: 05.11.2014.)
10.    Prokopenko D.A. Strukturniy konflikt v organizatsii (na primere FSKN Rossii), vypusknaya kvalifikatsionnaya rabota, filosofskiy fakultet SPbGU. [Structural conflict of the organization (Federal Drug Control Service of the Russian Federation as an example), graduation thesis, faculty of philosophy (Saint-Petersburg State University)]. Available at: http://www.ecad.ru/mn-nk1_63.html (date of submission: 28.11.2014.)
11.    Proshchenko A.G. Subektami okruga prinimayutsya aktivnye mery. [Active measures are taken by subjects of the region]. Strategiya sovmestnoy deyatelnosti organov gosudarstvennoy vlasti i pravookhranitelnykh organov po protivodeystviyu nezakonnomu oborotu narkoticheskikh sredstv i psikhtropnykh veshchestv: materialy mezhregionalnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii. Pod.obsh.red. predsedatelya Komiteta po voprosam zakonnosti, pravoporyadka, i bezopasnosti L.P.Bogdanova. Pravitelstvo Sankt-Peterburga - Strategy of joint actions of public authorities and law enforcement bodies to fight against illegal trade of drugs and psychotropic substances: materials of the international research and practice conference. Edited by L.P. Bogdanov, the chairman of the Committee on legitimacy, public order and security. The Government of Saint-Petersburg. St. Petersburg, 2011.
12.    Rezonov I.G. Organizovannaya profilaktika protiv organizovannoy prestupnosti. [Organised crime prevention]. Available at: http://www.ecad.ru/towns/peterburg/g-pit_22.html (date of submission: 20.11.2014.)
13.    Frolova N., Tselinskiy B., Zazulin G., Galankin L. Teoriya, praktika i metody antinarkoticheskoy deyatelnosti v sovremennoy Rossii. [Theory, practice and methods of anti-drug activity in modern Russia]. Moscow, 2014.
14.    Shestakov D.A. Planetarnaya oligarkhicheskaya prestupnaya deyatelnost. [Global oligarchic criminal activity]. Kriminologiya: vchera, segodnya, zavtra - Criminology: Yesterday, Today, Tomorrow, 2012, no. 2 (25), pp. 12-22.
15.    Shestakov D.A. Postliberalnaya kriminologiya o "torgovle lyudmi". [Postliberal criminology on "human trafficking"]. Kriminologicheskiy zhurnal Baykalskogo gosudarstvennogo universiteta ekonomiki I prava - Criminological journal of Baikal State University of Economics and Law, 2010, no. 3, pp. 14-22.
16.    Shestakov D.A. Pochemu by ne likvidirovat narkobiznes? Teoretiko-criminologicheskiy podkhod. [Why don`t we eliminate drug trafficking? Theoretical and criminological approach]. Kriminologicheskiy zhurnal Baykalskogo gosudarstvennogo universiteta ekonomiki I prava - Criminological journal of Baikal State University of Economics and Law, 2010, no. 1, pp. 30-34.

Сведения об авторе

Георгий Васильевич Зазулин - кандидат юридических наук, доцент кафедры конфликтологии Института философии СПбГУ (Санкт-Петербург, Россия); e-mail: zazulin.ecad@gmail.com

Information about author

Georgiy Vasilievich Zazulin - PhD in Laws, associate professor of the department of conflictology at Institute of philosophy of Saint-Petersburg State University (St. Petersburg, Russia); e-mail: zazulin.ecad@gmail.com

Приложения:
Приложение jrjbjrljsjtjx.jbjxji.doc 134 Kb

Док. # 678762
Опублик.: 04.02.15



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'