Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60043 персоналий
515673 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Юрий Малеев: Осторожно: международный договор


    В статье, в сравнительном плане, концептуально оцениваются преимущества институционального международного управления по сравнению с традиционным договорным механизмом. Отмечаются преимущества действия коллективной воли государств в рамках международных организаций. Названы основные консервативные аспекты и недостатки принятия, вступления в силу, применения международных договоров, унификационного процесса в данной области. Предложено тщательно взвешивать, насколько целесообразно ограничиваться заключением договора без передачи решения проблематики на уровень действующей международной организации или учреждения новой. Высказано предположение о том, что мир подошел к той грани, когда национальные границы утрачивают свое традиционное значение, а формирующийся и укрепляющийся региональный (и специальный) институционный механизм идет на смену абсолютному государственному суверенитету, ограничивая его. Причем не просто ограничивая, а создавая региональные институционные пространства, которые взаимодействуют друг с другом и с отдельными государствами, навязывая свою волю и "третьим сторонам" - не участникам регионального объединения. Предлагается все более осторожно подходить к международному договору, поспешно, a priori не абсолютизируя его традиционное содержание и понимание в ущерб прогрессивной роли коллективной воли современных международных организаций.

    При разработке проектов текста конституций иногда (больше на кулуарном уровне) поднимается вопрос о том, следует ли определять в Конституции соотношение решения международной организации с национальным законом. Относительно общепризнанных принципов и норм, международных договоров государства, при тройственном разнообразии вариантов , на нормативном уровне общий подход в целом устоялся. Но в любом случае (и в любом государстве ) при формулировке известного "примата" отмечено стремление ограничиться определением соотношения международного договора государства с законом.
Между тем, наиболее важные решения международных организаций все отчетливее демонстрируют свою более высокую эффективность по сравнению с "традиционным" договором. Нормативная система Европейского Союза и ее квинтэссенция - Лиссабонский договор 2007 года наглядно это демонстрирует .
Иногда можно слышать, что проблемы здесь в принципе не может существовать, поскольку сама международная организация и принимаемое ею решение основываются на международном договоре. Показательно в этом плане следующее высказывание: "Передача государством "своих" полномочий международной организации не вступает в противоречие с суверенитетом государств - членов, т.к. такая передача совершается исключительно на добровольной основе и посредством международно - правовой процедуры заключения международного договора" .
Эта мысль сама по себе не вызывает возражений. Но, тем не менее, наднациональное решение (как, впрочем, и любое иное решение) международной организации нельзя уравнивать с международным договором по своей юридической природе и силе. И, судя по всему, все большее понимание приобретает концепция постепенного перехода именно к институциональной форме международного управления, что не снижает внимания к договору.
Международное управление, осуществляемое с помощью наднационального (обязательного) решения международной организации на порядок выше, чем "обычное" (нередко весьма ненадежное) договорное управление и принципиально отличается от него.
Ф.Ф. Мартенс в своем курсе "Современное международное право цивилизованных народов" писал: "Совокупность юридических условий и норм, определяющих международную деятельность государств, есть право международного управления" . По сути дела речь идет о сотрудничестве и международный договор как форма указанного сотрудничества не выделяется.
Но когда Министр иностранных дел РФ заявляет, что будущий миропорядок в целом должен основываться на коллективных механизмах решения мировых проблем , невольно возникает вопрос: не намек ли это на то, что институциональный механизм предпочтительнее "обычного" договорного (не создающего международных органов, принимающих наднациональные решения) механизма.
И не закономерно ли оживление разговоров о переходе на глобальное управление с передачей соответствующих полномочий мировому правительству .
В настоящее время отчетливо выстраивается пока что, в основном, кризисное (антикризисное, пост-кризисное) управление , которое может быть достаточно эффективным лишь в рамках институционного механизма (хотя бы временного).
Договор становится особенно ненадежным, когда возрастает опасность перехода от кризиса к войне , и универсальный (ООН), региональный или иной международный орган (располагая вооруженной силой), по существу становится единственно вероятным оплотом поддержания мира и безопасности.
В связи с этим напомним, что Группа высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам, созданная Генеральным секретарем ООН, поддержала "формирующуюся" норму, которая предусматривает коллективную международную ответственность (реализуется Советом Безопасности), санкционирующую военное вмешательство в качестве крайнего средства в случае, когда речь идет о геноциде и других массовых убийствах, этнической чистке или серьезных нарушениях международного гуманитарного права, которые правительства не смогли или не пожелали предотвратить .
Но многие государства весьма настороженно относятся к таким идеям (несмотря на весь их гуманитарный характер) полагая необходимым сохранить в незыблемости добровольный характер соответствующих договорных обязательств в международных отношениях. Особенно это очевидно для тех государств, конституции которых (как, например, ст. 8 Конституции Беларуси) не допускают заключение или исполнение международных договоров, которые противоречат данной Конституции .
В контексте несколько одностороннего высказывания А.А. Моисеева, которое мы привели выше, отметим, что международные организации обладают коллективной "относительно обособленной правовой волей". Эта коллективная воля является итогом согласования индивидуальных воль государств - членов. Но ее, тем не менее, нельзя уравнять с компромиссом, достигаемым в "обычном" договорном процессе, который по целому ряду характеристик уступает коллективной воле международной организации. Учредительный (договорный) акт является всего лишь источником этой воли, но он не структурирует весь последующий процесс принятия решений в рамках международной организации именно как договорный.
С.В. Бахин, стараясь выделить недостатки договорного унификационного процесса (а он приобретает все более важное значение в современном международном праве), изложил некоторые мысли, которые представляются нам важными в контексте настоящей статьи :
- В некоторых случаях конвенции по унификации вообще не вступают в силу... Но даже вступление унифицированных соглашений в силу не гарантирует серьезного унификационного эффекта, если к договору присоединяется незначительное число государств ;
- государства неохотно идут на заключение международных соглашений, выполнение которых требует значительных изменений в национальном законодательстве ;
- Выработка правовых моделей, которые устраивали бы различные государства и, соответственно, подходили бы для различных правовых систем, с неизбежностью придает унификационным соглашениям компромиссный характер...Компромиссы существенно снижают унифицирующий эффект соответствующих соглашений .
Я не стремлюсь подвергнуть сомнению "святая святых" - международный договор. Но наступают, точнее - уже наступили, новые времена. Все более усложняется международная обстановка и все более противоречива практика применения международных договоров, к которой довольно часто отечественные юристы оказываются не подготовленными, я бы сказал, психологически, а не профессионально. Имеется в виду еще не изживший себя синдром абсолютизации текста договора, а также высказываний руководителей государства (Президента, Председателя Правительства, Министра иностранных дел), видных ученых при обосновании своей позиции по тому или иному аспекту применения международного договора .
Нет слов, совершенное владение текстом договора и мнением "авторитетов" весьма важно. Но для того, чтобы "выиграть дело" гораздо более важно свободно разбираться в существе толкования содержания текста договора оппонентом, которого могут вообще не интересовать мнения руководителей вашего государства и видных ученых.
Бывают специалисты с огромным научным и практическим опытом, которые имеют моральное право сразу принять на себя такую ответственность - утверждать, что они адекватно понимают содержание соответствующего текста (что не одно и то же). Но речь не о них. Речь о тех, перед кем в таких случаях всего лишь слова и предложения, а за ними и в них - громадный багаж скрытых или требующих разъяснения и толкования позиций, намерений, значений и т.п., без точного выявления которых невозможно адекватно оперировать содержанием текста договора.
Примерный перечень соответствующих вопросов, требующих изучения в рассматриваемом нами случае, весьма велик: международный договор в системе международного управления; исторические условия заключения договора; право на участие в договоре; причины договорной инициативы; позиции сторон в переговорном процессе; степень свободы воли сторон договора; существо и степень эффективности достигнутого компромисса; действие договора во времени, в пространстве и по кругу лиц; правомерность договора; наличие/отсутствие существенных ошибок в договоре; порядок вступления договора в силу; возможность применения договора, не вступившего в силу; аутентичный и официальный тексты договора; оговорки к договору; виды толкования договора; язык договора; устная форма договора; электронная подпись; взаимодействия договора с другими договорами; взаимодействие положений международного договора с национальным законом; возможность прямого действия международного договора и т.д. и т.п. .
Настоящей статьей я стараюсь привлечь внимание к первому из перечисленных аспектов. Он носит общий характер. Не знаю, удастся ли мне в последующем затронуть хотя бы сотую часть более конкретных вопросов из этого перечня. Но в этом и нет необходимости. Специалисты в области договорного права, с которыми я не смею сравнивать себя ни по соответствующему опыту, ни по уровню специальной квалификации в данной области, сделают это быстрее и лучше меня .
Во всяком случае, серия статей, связанных с действием, применением соответствующих договоров на конкретных примерах (теоретическая часть исследована в отечественной доктрине весьма основательно) была бы очень полезна.
Мысль проста: не следует ли слишком оптимистично полагаться на традиционную систему реализации международного договора, когда государства (по своим конституциям) разделились на три группы (Россия входит в число меньшинства государств, отстаивавших идею примата международного договора над законом) и сама процедура имплементации не создает никаких гарантий исполнения договора.
Мое мнение: региональный наднациональный механизм в этом плане дает больше надежд. ООН, наоборот, теряет свои позиции, которые, тем не менее, могут укрепиться в дальнейшем, пройдя своего рода апробацию новых тенденций на региональном уровне.
Не исключено, что мир подошел к той грани, когда национальные границы утрачивают свое традиционное значение . Формирующийся и укрепляющийся региональный (и специальный) институционный механизм идет на смену абсолютному государственному суверенитету, ограничивая его. Причем не просто ограничивая, а создавая региональные институционные пространства, которые взаимодействуют друг с другом и с отдельными государствами, навязывая свою волю и "третьим сторонам" - не участникам регионального объединения.
Представляется, что происходит именно этот процесс, в котором все более осторожно следует подходить к международному договору, поспешно, a priori не абсолютизируя его традиционное содержание и понимание в ущерб прогрессивной роли коллективной воли современных международных организаций.
Пока мы обучаем студентов традиционному международному праву, серьезные люди планеты пытаются определить то направление, в котором оно движется. Т.е. не развивается ли оно прогрессивно в направлении формирования некоего содержательно нового МП, адекватно отвечающего объективным реалиям современных международных отношений. Видимо, это так, и, содействуя этому процессу, следует, прежде всего, учитывать все более острые проблемы, которые встают перед человечеством, напоминая, что пора уже позаботиться и о всеобщем выживании. Выбор в пользу институционного механизма способствует этому.
А.А. Моисеев, рассматривая проблематику гуманитарной интервенции, не так давно произнес слова, которыми уместно окончить настоящую статью: "Вопросов здесь много, и они кроются не столько собственно в проблеме гуманитарной интервенции, сколько в проблеме перехода системы послевоенной в новую систему международного права...Наверное, нужно думать о том, что международное право постепенно меняется вместе с миром" .

Международное право. International Law. 2009. N 4 (40). C. 21-28.

        
        
Ю. Н. М а л е е в,
доктор юридических наук, профессор кафедры международного права МГИМО (У) МИД РФ, профессор кафедры международного права Дипломатической академии МИД РФ

Док. # 678341
Опублик.: 21.01.15



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'