Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60042 персоналий
515672 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Юрий Малеев: Перспективы международного управления


    Международное управление противопоставляется "самостоятельному управлению", которое осуществляется соответствующим субъектом внутригосударственного или международного права.
Концептуальное мышление идеей международного управления зародилось еще в 14 веке (проект Дюбуа "Совет общеевропейского союза" 1306 года), продолжилось в 14 веке (проект И. Подебрада "Союзный совет" 1464 года) и др. в последующих веках и затем (наиболее известно) воплотилось в Совете Лиги Наций и ООН.
Внимание к институту и термину "международное управление" в России первым проявил известный российский юрист-международник Ф.Ф. Мартенс, который в пятом издании своего курса "Современное международное право цивилизованных народов" в 1905 году ставил вопрос таким образом: "Совокупность юридических условий и норм, определяющих международную деятельность государств, есть право международного управления".
С современных позиций эта определение подходит к характеристике сотрудничества государств, но не международного управления в том специальном смысле, которое вкладывается в него сегодня. Последнее особенно очевидно из следующего утверждения Ф.Ф. Мартенса: "Предметом международного управления яв?ляется совокупность всех государственных задач и правовых отношений, выходя?щих за пределы территории государства".
В специальном значении, которое рассматривается в данной работе, "международное управление" является, как подчеркивают специалисты, новеллой в международном праве. Еще относительно недавно (в 1958 году) соответствующие нормы не были предусмотрены, в частности, ни в одной из четырех Женевских морских конвенций 1958 г.: об открытом море; о территориальном море и прилежащей зоне; о континентальном шельфе; о рыболовстве и охране живых ресурсов от?крытого моря.
Этот "ресурсный" аспект в последние годы, возможно, привлекает наибольшее внимание в силу неотвратимости наступления ресурсного (природного) голода, прежде всего, в сфере энергетических ресурсов: нефти и газа. Но исследуемая проблематика носит более общий характер, состоящий в том, что будущий миропорядок в целом должен основываться на коллективных механизмах решения мировых проблем.
Министр иностранных дел РФ, высказавший эту мысль, уточняет, что единой стратегии решения основных глобальных проблем у мирового сообщества пока нет. Но главная опора должна быть на ООН и ее Совет Безопасности, "который может устанавливать новые правовые нормы".
На современном этапе международных отношений мировое сообщество еще не созрело до перехода на глобальное управление человеческой цивилизацией как таковой и передачи соответствующих полномочий мировому правительству, хотя "Вестфальская" и "ялтинско-потсдамская" системы постепенно рушатся. Как отмечают специалисты, в настоящее время выстраивается пока что путь "кризисного управления" или (более адекватный термин) "антикризисного управления".
С учетом сказанного международное управление можно определить как внешнее (совместными усилиями иностранных государств или международной организации) управление наднационального характера делами данного государства, кризисной ситуацией или районом (ресурсами, деятельностью) в пределах международной территории общего пользования по договору между заинтересованными государствами или по решению международной организации.
При этом следует иметь в виду наличие весьма многочисленных разновидностей международного управления.
Международное совместное управление - это управление специально выделенными районами (объектами) по договору между государством места нахождения района или объекта управления (государство - реципиент) и другим государством или другими государствами (государства - доноры) или международной организацией, в соответствии с которым государство - реципиент также выступает стороной системы управления объектом в рамках специально созданного для этих целей международного органа. Пример: парк "Берингия".
Международное раздельное управление - управление специально выделенными трансграничными районами (объектами) или их частью по внутригосударственному закону или по договору между государством места нахождения района (объекта) управления и другим государством или другими государствами или международной организацией, в соответствии с которым государство места нахождения района (объекта) управления самостоятельно управляет районом (объектом) управления или его частью, соглашаясь на контроль со стороны другого государства или международной организации.
Существуют также: Международное глобальное управление , Международное региональное управление , Международное местное управление , Иностранное управление , Кризисное (антикризисное) управление , Пост- кризисное управление .
Важнейшее значение при этом изначально имеет должное понимание терминов "кризис" и "международный кризис", поскольку при той или иной квалификации соответствующей ситуации в действие могут вступать (или не вступать) серьезные политические и военные силы.
Этимологически слово "кризис" восходит к идее, необходимости решения. Древние ученые использовали его в значении "поворот" (когда решался вопрос о жизни и смерти, о победе и поражении) . Позднее (17-18 в.в.) его распространили на "беспокойное время", "ускоряющиеся процессы" . Затем им стали обозначать "единственные в своем роде и драматичные катастрофические события" . Такое значение кризиса (как перелома, переворота, решительной поры, переходного состояния) сохранилось и сегодня . Исследователи Хайдельбергского Института Международных Исследований конфликтов определяют кризис как состояние напряженности, когда, по меньшей мере, одна из сторон в отдельных случаях применяет силу, а серьезный кризис (,,eine ernste Kriese") как конфликт, когда неоднократно и организованно применяется сила. Они относят кризисы к категории конфликтов с применением силы (gewaltsame Konflikte) .
Таким образом, "кризисом" допустимо называть период перерастания конфликта в сторону эскалации.
В свою очередь, "международным кризисом" называют такое изменение в отношениях между сторонами, которое определяется наличием двух необходимых и достаточных условий:
1) нарушение типичного характера и усиление интен?сивности разрушительных взаимодействий между двумя или большим числом противников, сопровождающиеся вы-сокой степенью вероятности военных действий, а во время войны - высокой степенью вероятности неблагоприятных изменений в соотношении военных сил;
2) возникновение угрозы для сохранения существующей структуры глобальной, доминантной или региональной силы международных отношений, которую несут в себе "больше чем обычные" конфликтующие взаимодействия" .
    Существующие несколько сотен определений термина "кризис" (во всяком случае, очень многие из них), по сути дела, относятся к международному кризису. Именно это имеется в виду при таких определениях: внезапный или ступенчатый взрыв балансирующих факторов, обеспечивающих сосуществование определенных государств; момент напряженности, в ходе которого резко сталкиваются основные интересы двух или нескольких стран, по инициативе одной или нескольких из них, который сходит на нет в результате применения силы, ослабления напряженности и достижения соглашения (видимого или реального) между партнерами - противниками; период конфликта между двумя или несколькими государствами, который возникает, когда одна сторона отстраняет другую в ответственный или решающий момент, что требует принятия ответного решения.
    Может показаться, что особой необходимости в определении кризиса, международного кризиса и нет: итак все ясно. Отнюдь. Особенно когда "кризисное управление" выступает в качестве "приемлемой замены войны".
    Общие черты кризиса (международного кризиса): разрыв "status quo" и нарушение состояния баланса; восприятие кризиса участниками как угрозы опасности; реальная возможность катастрофы, конфликта, военного столкновения; необходимость немедленного принятия правильного решения.
    По сути дела, кризис и война представляют собой две подкатегории более широкого явления - международного разногласия. В рамках последнего отношения между государствами принимают четыре формы: международные споры без кризиса и войны; кризисы, которые не перерастают в войну; кризисы, которые являются прелюдией к войне; война или вооруженный конфликт.
    При международных спорах сохраняется ситуация постоянной или длительной напряженности, нестабильной и способной взорваться в любое время. Государства открыто или скрыто угрожают друг другу. Если угроза применения вооруженной силы носит вероятностный характер, то отношения между государствами, имеющими разногласия, остаются в течение определенного периода относительно нормальными или квази - мирными.
    Предкризис политический - начальная фаза, предшествующая всем последующим (и последовательным) стадиям усложнения ситуации. Это - состояние повышением опасности, проявляющееся в виде различных симптомов возможного возникновения политического кризиса. Международные отношения обостряются, увеличивается количество резких заявлений, возникают инциденты, иногда с применением вооружения. Вооруженные силы стран приводятся в повышенную боевую готовность, проводятся маневры. Между государствами усиливаются противоречия различного характера: идеологического, религиозного, территориального. Иногда предпринимаются такие действия, как бойкот и эмбарго.
    На данном опасном этапе малейшее необдуманное заявление или действие могут осложнить ситуацию, вызвать политический кризис, переломить отношения в сторону конфликтных. Наиболее "взрывоопасны" в этом плане три причины: враждебная акция в виде контроля чужой территории; дестабилизация ситуации путем, например, убийства одного из руководителей государства; резкое обострение обстановки, в частности, в результате одностороннего объявления аннексии какой-либо территории.
Инцидент внутри государства или за его пределами служит катализатором соответствующей ситуации.
С возникновением и эскалацией политического кризиса резко нарушается равновесие международной системы в целом, либо одной из региональных подсистем. Возрастает риск развязывания войны. Последующие события развиваются только в направлении осложнения ситуации: резкие заявления государственных деятелей, нагнетания напряженности обстановки в СМИ, проявления националистического характера, демонстрация военной силы либо предъявление заведомо неприемлемого ультиматума. На смену рассудительности приходят тревога и нервозность. Нарастает возбуждение в обществе. Общественное мнение играет особую роль в урегулирования ситуации.
Вероятность перехода от кризиса к войне возрастает в следующих случаях:
1.Когда нарушен баланс сил, способных сократить издержки войны, существует неуверенность в ее конечных результатах. Более сильное государство склонно не опасаться обострения ситуации и самой войны.
2.Когда внутренняя нестабильность одного или нескольких государств способствует подталкиванию к войне. Руководители нестабильных стран считают выгодным для себя направить внимание своего народа на внешнего врага, от которого, якобы, исходит все зло. Обычно, это - политика авторитарных правительств, которые, находясь в крайне неустойчивом положении в стране, готовы прибегнуть к насилию. Но, с другой стороны, эта внутренняя слабость нестабильных государств делает их более уязвимыми; другие страны могут воспользоваться их слабостью, обостряя напряженность ситуации. Два нестабильных государства, находясь в состоянии кризиса между собой, предрасположены к развязыванию войны при подобных обстоятельствах.
3.Когда государство предполагает, что его существованию грозит опасность. Чем выше государство оценивает свои интересы, затронутые кризисом (территориальная целостность, национальная безопасность, само его существование), тем рискованнее действия, предпринимаемые этим государством.
4.Когда географическое положение играет свою роль в процессе перехода от кризиса к войне. Близость территорий конфликтующих сторон может усилить тревогу у лиц, принимающих решения перед лицом неизбежной опасности, в тот момент, когда время для их принятия ограничено и увеличивается риск начала военных действий.
Во время кризиса еще возможно (и зачастую крайне необходимо) международное управление. Война - это уже не управление, а переход к международно противоправному применению вооруженной силы.
Разрядка напряженности - третья фаза кризиса, благодаря которой (и порой - при помощи временного международного управления) большинство кризисов не перерастает в войну. Снижается интенсивность конфликтных ситуаций между государствами, и впоследствии достигается временное соглашение между ними.
Импакт - период, ситуация, когда воздействие кризиса проявляется, прежде всего, в его последствиях, когда сам кризис закончился. Возобновляются, хотя и в измененном виде, взаимоотношения между государствами, вовлеченными в конфликт, происходит возврат к докризисной ситуации. Имеется достаточно времени для объективной оценки опасности кризиса и для принятия адекватных решений. Риск развязывания войны находится на контролируемом уровне.
Стабильность взаимоотношений в будущем зависит от того, насколько гармонично уравновешенным и устраивающим все стороны соглашением завершен этот период. Кризис, завершившийся победой одного государства и поражением другого, приводит к тупиковой ситуации, которая грозит ростом напряженности и нестабильности. Наиболее стабильные, доверительные взаимоотношения между государствами устанавливаются на длительный срок при выполнении единственного условия: удовлетворения интересов конфликтующих (сорящих) сторон.
В рассматриваемом контексте не меньшее значение имеет должное понимание терминов "конфликт" (происходит от латинского "conflictus" - "столкновение" и понимается как "столкновение сторон, мнений, сил" ), "международный конфликт". Д.М. Фельдман насчитал более 70-ти определений "конфликта", представив и свое .
Вообще английскому слову "conflict" (от него в данном случае идет "родословная" рассматриваемого термина) в разных его значениях соответствует несколько десятков синонимов . Причем для всех авторов, рассматривающих их, принципиальной задачей являлось отделить конфликт от противоречия или показать, что конфликт является наивысшей стадией обострения противоречия.
"Нормальными и естественными для международных отношений, - несколько упрощенно пишет Л.М. Энтин, - являются лишь противоречия. Разрешение их через международный конфликт не только не обязательно, но и вредно, пагубно, недопустимо. Превращение противоречий в конфликты свидетельствует о низком уровне политической культуры, неумении или нежелании добиться разрешения противоречий цивилизованными средствами, которые были зафиксированы еще в конвенциях 1899 и 1907 гг. о мирном разрешении международных столкновений" .
Международный Комитет Красного Креста дал определение понятию "международный вооруженный конфликт" в комментарии к Женевским конвенциям 1949 г. как "любое противоречие, возникающее между двумя государствами и ведущее к вторжению вооруженных сил, даже если одна из сторон отрицает состояние войны. Продолжительность конфликта и количество жертв не имеют значения" . Видимо, понимание конфликта как определенной (кризисной) стадии противоречия более точно в теоретическом плане.
Конфликт относился к категории международных, если в нем участвовали два или более государств (Конвенции 1899 и 1907 гг.). Создатели Устава ООН при регулировании вопросов разрешения международных споров также ориентировались на государства, как основные субъекты международного права . С течением времени появилась необходимость расширить это толкование, так как субъектами большинства конфликтов в мире стали не государства, а иные субъекты. Например, по данным шведских исследователей из 94 конфликтов, развивавшихся в мире за период с 1989 по 1994 год, только 4 можно считать межгосударственными . Так, Голландия была призвана резолюцией Совета Безопасности ООН N 27 1947 года уладить спор с тогда еще не признанной большинством мирового сообщества Индонезийской Республикой "путем арбитража или другими мирными средствами и держать Совет Безопасности в курсе урегулирования спора" .
В 1972 году Португалия была призвана с целью прекращения вооруженного конфликта со своими африканскими колониями в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН N 322 "вступить в переговоры с заинтересованными сторонами с целью достижения разрешения вооруженной конфронтации, существующей в территориях Анголы, Гвинея (Бисау) и острова Зеленого Мыса и Мозамбик, и предоставления народам этих территорий возможности осуществить их право на самоопределение и независимость" . Дополнительный протокол к Женевским конвенциям N1 1977 года, следуя этой тенденции, расширил субъектный состав международных вооруженных конфликтов, включив в него народы, ведущие борьбу против колониального господства и иностранной оккупации и против расистских режимов в осуществлении своего права на самоопределение (п. 4 ст.1).
Современная теория международного права стала относить к возможным субъектам международных конфликтов и международные организации (ООН, НАТО, ЛАГ, Евросоюз и др.) . Примерами таких конфликтов являются обострение противоречий между ОАГ и Кубой после 1960г., осуществление силовых мер со стороны НАТО в отношении Югославии в 1998г.
Группа высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам, созданная Генеральным секретарем ООН, указала, что она поддерживает формирующуюся норму, предусматривающую, что существует коллективная международная ответственность за защиту, реализуемая Советом Безопасности, санкционирующим военное вмешательство в качестве крайнего средства в случае, когда речь идет о геноциде и других массовых убийствах, этнической чистке или серьезных нарушениях международного гуманитарного права, которые суверенные правительства не смогли или не пожелали предотвратить (п. 203) .
Генеральный секретарь ООН, основываясь на рекомендациях Группы, в своем докладе "При большей свободе" задает вопрос, закладывая в него смысл утвердительного ответа на него же: "Что же касается геноцида, этнической чистки и других подобных преступлений против человечности, то не являются ли они угрозами международному миру и безопасности, для защиты от которых человечество тоже должно быть в состоянии обратиться к Совету Безопасности" . Таким образом, человек может являться субъектом международного конфликта, если в противодействии с другим субъектом международного права он выступает как носитель международных прав и обязанностей.
Понятия "кризис" и "война" используются наиболее часто как синонимы международного конфликта. Термин "война" исторически предшествовал понятию международного вооруженного конфликта. В настоящее время он не имеет четкого определения . По утверждению автора Практического словаря гуманитарного права Франсуаза Буше-Сольнье "слово "война" более не употребляется в современном международном праве" , оно заменено термином "вооруженный конфликт". Исследователи вооруженных конфликтов используют этот термин для обозначения степени их интенсивности. Так, исследователи Хайдельбергского Института Международных Исследований конфликтов определяют войны как формы силового решения конфликта наивысшей степени интенсивности, в которых в течение определенного времени и систематически применяется сила; конфликтующие стороны применяют средства соответственно ситуации в большом объеме; разрушения значительны . Исследователи университета Уппсала относят вооруженный конфликт к категории "война", если его жертвами становится по меньшей мере 1000 человек в год .
Термины "война" и "кризис" используются обычно в международных отношениях, политологии, связанных с ними исследованиях, и в исключительных случаях в международном праве в значении, определенном для него вышеупомянутыми науками, что не позволяет определить через них значение понятия "международный конфликт" в международном праве.
Единственными относительно четкими понятиями международного права из группы терминов, смежных с "международным конфликтом" являются "международный спор" и "спорная ситуация". Определение соотношения между ними является ключевым моментом в установлении терминологических границ понятия "международный конфликт".
Понятие "международный спор" обычно используется в международном праве для обозначения наличия неурегулированных вопросов, трений, разногласий между государствами по самым различным проблемам международной жизни , в том числе тех, которые могут поставить под угрозу международный мир и безопасность. Одним из первых и наиболее часто цитируемых определений международного спора стало его определение Постоянной палатой международного правосудия: "a dispute is a disagreement on a point of law or fact, a conflict of legal views or of interests between two persons" (спор - это разногласие по поводу какой-либо нормы права или факта, конфликт правовых мнений или интересов между двумя лицами).
Данное определение подвергалось критике. Предпринимались попытки его уточнения в литературе, особенно после принятия Устава ООН (в плане обязательности наличия претензий и несогласия с ними противоположной стороны , а также в плане точности формулирования претензий ).
Существующее разногласие между государствами, как это указывалось в определении 1924 года, еще не является спором и, соответственно, возможным предметом рассмотрения в международных органах. Это лишь начальная, зачаточная его стадия . Следуя критике в научной юридической литературе, в 1962 году Международный Суд ООН уточнил определение Постоянной палаты международного правосудия в решении по Юго-Западной Африке: "...it was not sufficient for one party to a contentious case to assert that a dispute existed with the other party. It must be shown that the claim of one party was positively opposed by the other" (недостаточно для одной стороны по спорному делу лишь утверждать о существовании спора с другой стороной. Должно быть показано, что претензии одной стороны были отвергнуты другой).
В Уставе ООН используется еще один термин, обозначающий наличие противоречий, разногласий между государствами, - "ситуация, которая может привести к международным трениям или вызвать спор" или "спорная ситуация" (ст. 34 и др.). Ситуация имеет место тогда, когда столкновение интересов государств не сопровождается взаимным предъявлением претензий, хотя и порождает трения между ними. Не каждая ситуация приводит к спору, но каждый спор имеет в основе спорную ситуацию. Очевидным продолжением неразрешенной спорной ситуации является международный спор.
Таким образом, основным признаком спорной ситуации является наличие противоречия (столкновения интересов, несовместимости целей и интересов), международного спора - наличие претензии одной стороны спора, отвергнутых другой. Признаком конфликта также является наличие противоречия с дополнительным признаком их предельного обострения. Обострение ситуации обычно проявляется в противодействующем поведении субъектов противоречия.
По нашему мнению, конфликт не является постоянным спутником международного спора или спорной ситуации. Спорная ситуация, как и международный спор, могут протекать без нагнетания международной обстановки, без обострения противоречий до предельных, хотя эскалация отношений может произойти в любой момент. Если между сторонами существует осознанное противоречие, и, не предъявляя сформулированных требований, претензий друг к другу, они начинают инцидент, первое столкновение (с применением вооруженных сил или без), то конфликт возникает на стадии "спорной ситуации". Примером таких ситуаций может быть начало войны без ее объявления и предъявления каких-либо претензий из-за территориальных или иных притязаний господства.
На стадии международного спора, если стороны сформулировали свои претензии, предъявили их друг другу (или одна сторона другой) и претензии были взаимно отвергнуты (или одной из сторон), конфликт также не возникает автоматически. Отвержение претензий еще не является эскалацией обстановки. Стороны могут попытаться решить возникшее противоречие неконфликтными методами. Собственно конфликт начинается с момента первого столкновения сторон. Такое столкновение, по нашему мнению, не обязательно проходит в современных международных отношениях с применением вооруженной силы. Оно может сопровождаться устными угрозами, ультиматумами, односторонним введением санкций и другими неконструктивными способами разрешения проблемы, когда противоречия между сторонами обостряются до предельных .
При этом, по нашему мнению, предельное обострение противоречий не должно выражаться в применении вооруженной силы (ярким примером таких действий явилось проведение демонстративных военных учений на косе Тузла украинскими властями из-за приближения строительства дамбы, производимой с российской стороны). Такого рода международные споры можно назвать международными невооруженными конфликтами. Если для его разрешения применяются вооруженные силы, то спор становится международным вооруженным конфликтом .
Если в конфликте участвуют субъекты международного права (прямо или опосредованно) и предметом конфликта является объект международно-правового регулирования, то такой конфликт является международным конфликтом.
В соответствии с типологией известного конфликтолога М.Дойча существуют:
1. "подлинный конфликт" - когда столкновение интересов существует объективно, осознается участниками и не зависит от какого-либо легко изменяющегося фактора, т.е. в основе конфликта лежит спор (конфликт между Великобританией и Аргентиной из-за Фолклендских островов 1982 г., Кашмирский конфликт между Индией и Пакистаном, нач. в 1965 г.);
2. "случайный или условный конфликт" - когда конфликтные отношения возникают в силу случайных, легко поддающихся изменению обстоятельств, что не осознается их участниками (конфликты на основе расовых или национальных противоречий);
3. "смещенный конфликт" - когда причины конфликта лишь косвенно связаны с объективными причинами, лежащими в его основе (конфликт между Россией и Украиной из-за косы Тузла, так как объективной причиной конфликта являлся спор за получение контроля над стратегически важным выходом из Азовского моря; конфликт между Ираком и Кувейтом/США - операция "Буря в пустыне", так как объективной причиной участия США в конфликте являлось необходимость распространения своего влияния на важный в нефтяном отношении район и страну);
4. "неверно приписанный конфликт" - когда конфликтные отношения приписываются не тем сторонам, между которыми разыгрывается действительный конфликт (конфликт 1954 г. имел место формально между Гватемалой, с одной стороны, и Гондурасом и Никарагуа, с другой стороны, но фактически США нанимали банды из Гондураса и Никарагуа для осуществления выгодных США действий);
5. "скрытый конфликт" - когда конфликтные отношения в силу объективных причин должны иметь место, но не актуализируются (скрытым можно назвать конфликт между Россией и США из-за поддержки "цветных революций" в странах бывшего СССР и распространения своего влияния на эти страны; конфликт между Россией и странами ЕС, которые всячески борются против развития Ираном ядерной программы, в том время как российская фирма ЗАО "Атомстройэкспорт" осуществляет это строительство, тем самым, о мнению стран ЕС, способствуя намерениям Ирана);
6. "ложный конфликт" - это конфликт, не имеющий объективных оснований и возникающий в результате ложных представлений или недоразумений (вооруженное нападение коалиции государств 2003 г. во главе с США на Ирак в результате неточных данных разведки о наличии на территории Ирака оружия массового поражения) .
Важны для "управленческой тематики" имеют и другие определения:
Миротворчество (peacemaking) определяется в "Повестке дня для мира" как действия, направленные на то, чтобы склонить враждующие стороны к соглашению, главным образом с помощью таких мирных средств, которые предусмотрены в главе VI Устава ООН.
Поддержание мира (peace-keeping) - это обеспечение присутствия ООН в конкретном районе, что до сих пор делалось с согласия всех заинтересованных сторон, которое, как правило, связано с развертыванием военного и/или полицейского персонала ООН, а нередко и гражданского персонала. Операции по поддержанию мира могут проводиться на стадии миротворчества, а, следовательно, и урегулирования конфликтов.
Миростроительство в постконфликтный период (post-conflict peace-building) определяется в "Повестке дня для мира" как концепция действий по выявлению и поддержке структур, которые будут склонны содействовать укреплению и упрочению мира в целях предотвращения рецидива конфликта. В Концепции по предупреждению и урегулированию конфликтов подчеркивается, что миростроительство как осуществление мер политического, социально-экономического и правового характера, предпринимаются после урегулирования (вооруженного) конфликта в целях оказания поддержки восстановлению обстановки доверия, взаимных связей и сотрудничества между конфликтовавшими сторонами.
Управляющий субъект (субъекты) - организация (уполномоченная или специально созданная), или государство (группа государств), осуществляющие международное управление.
Управляемый субъект (реципиент) - государство, территориальный орган или иной субъект, пользующийся услугами международного управления.
Однополярное управление. Нынешний виток "рассеянной" дестабилизации, отражающий кризис миросистемного регулирования, - по-видимому, самый глубокий со времен последней мировой войны. Смысл разговора о нем - не в провозглашении неизбежности новой войны, а в остроте потребности соединить усилия в интересах реформы международного управления. Исторически подтверждаемая ненадежность многополярной структуры мироуправления в новых международных условиях заставляет трезво оценивать вырисовывающуюся ей альтернативу управления однополярного. Оно может оказаться далеко не худшим вариантом развития - при условии, что центр глобального регулирования будет представлять собой сплоченное единство ограниченного круга ответственных государств. Задача России - обрести свое место в этом ответственном клубе, который может компенсировать падение управляемости и предотвратить разрастание типологически новых и оттого лишь более опасных "рассеянных" угроз.
Совместное управление - объединение усилий двух или нескольких субъектов для совместного решения их общих вопросов и проблем с помощью создаваемой в этих целях организации или других органов.
Антикризисное управление - предотвращение кризиса путем проведения организационных изменений, обеспечивающих единство действий основных стейкхолдеров (индивидов и групп, заинтересованных в достижении организационных целей), членов организации и ее руководства для предотвращения кризиса, а в случае его наступления - выхода из кризиса с минимальным ущербом для организации.
Миротворчество -действия, направленные на то, чтобы склонить враждующие стоны к соглашению, главным образом, с помощью таких мирных средств которые предусмотрены в Гл. VI Устава ООН.
Миростроительство (деятельность по закреплению мира) - деятельность по окончательному разрешению противоречий мирным путем.
Возвращаясь к Конституции Беларуси (и статье А.А. Головко), отметим, что, согласно её Ст. 8, не допускается заключение международных договоров, которые противоречат данной Конституции. Внимательный аналитик отметит, что тем самым Конституция Беларуси с очевидностью ставит барьер на пути введения международного управления в Беларуси без ее согласия (Конституция устанавливает добровольность участия Беларуси в международных договорах).
Мало что меняет в этом плане признание в данной Конституции приоритета общепризнанных принципов международного права и обязательство обеспечивать соответствие им законодательства Беларуси.
На добровольной же основе, как гласит Конституция, Беларусь может входить в межгосударственные образования и выходить из них. Т.е. соответствующее международное управление, относящееся к Беларуси и происходящее от "межгосударственного образования", в этом контексте немыслимо без согласия самой Беларуси. Отдача от такого управления (фактически по просьбе управляемого), разумеется, вполне реальна. Но для ситуаций, когда руководители государства (иные лица, принимающие решение от его имени) противодействуют введению соответствующего международного управления, бесполезно принимать решения об этом на любом международном уровне, вплоть до ООН.
Если, конечно, не вводить международное управление насильно, что также на практике случалось.
Возможные намерения "внешних сил" ввести международное управление в подобной ситуации встречают, как правило, удесятеренное сопротивление местного населения. Логика: избавляемся от одного "управления", а нам предлагают другое, да еще "с иностранным элементом" .


Особо следует отметить раздел "Органы управления интеграцией", в соответствии с которым:
    
Международное управление
в едином экономическом пространстве

С.Н. Ярышев
кандидат юридических наук,
докторант кафедры международного права
Дипломатической академии МИД России

В статье анализируется основной понятийно - терминологический аппарат и особенности механизма управления Единым экономическим пространством (ЕЭП), Европейским экономическим пространство (ЕврЭП) и Общим европейским экономическим пространством (ОЕЭП). Дана оценка аналогичных процессов в Западном полушарии и на пространстве СНГ. Выявлено расхождение позиций в оценке Концепции формирования ЕЭП от 18 сентября 2003 г. и Соглашения о формировании ЕЭП от 19 сентября 2003г., заключенных Россией, Беларусью, Казахстаном и Украиной.

Хотя правовое содержание понятия "единое экономическое пространство" (ЕЭП) раскрывается по-разному учеными и специалистами, им все активнее оперируют в международной договорной практике и просто в дипломатическом и ином "обиходе". В последние годы вышли солидные работы, затрагивающие данную проблематику .
Бывшие республики Союза ССР проявили наибольшую активность в отстаивании концепции (экономического и международно-правового института) ЕЭП, который действовал бы в отношениях между ними.
    В "Договоре об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях" от 29 марта 1996 года между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой и Российской Федерацией, в частности, намечено создание: единой модельной нормативной базы гражданского законодательства и государственного регулирования экономики (ст.3); единого научно-технологического пространства (ст. 8).
    Межгосударственный Совет в составе "пятерки" 26 февраля 1999 г. санкционировал подписание Договора о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве .
    В данном Договоре содержится определение ЕЭП: "пространство, состоящее из территорий Сторон, на котором функционируют однотипные механизмы регулирования экономики, основанные на рыночных принципах и применении гармонизированных правовых норм, существует единая инфраструктура и проводится согласованная налоговая, денежно-кредитная, валютно-финансовая, торговая и таможенная политика, обеспечивающая свободное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы" (ст. 2).
    В Европе существует ЕврЭП - европейское экономическое пространство (с ограниченным числом участников) и с 2001г. складывается Общее Европейское Экономическое Пространство (ОЕЭП) между ЕС и Россией . В данном регионе формируются также четыре общих пространства ("дорожные карты") , концепция которых возникла в 2003г.
В отношении ОЕЭП удалось лишь подписать "Основополагающий Документ" и принять в мае 2005г. на 15-м саммите Россия - ЕС "дорожную карту" ОЕЭП.
Определение ОЕВП в Основополагающем Документе такое: "открытый и интегрированный рынок между ЕС и Россией, основанный на применении общих или совместимых правил и норм, включая совместимые административные процедуры, как основу для масштабных совместных действий и объединения экономик, в связи с усилением конкуренции на мировых рынках. Он должен полностью охватить практически все секторы экономики".
В Западном полушарии с 50-х годов происходят интеграционные (и дезинтеграционные) процессы между различными государствами. С образованием, например, (на основе "Договора Тегусигальпы") Зоны свободной торговли (ЗСТ) государств Центральной Америки, Центральноамериканского общего рынка (ЦАОР), Латиноамериканской ассоциации свободной торговли (ЛАСТ), которые вскоре (в 1969г.) распались на субрегиональные группировки (Андская группа и Лаплатская группа). А ЛАСТ в 1980 г. была преобразована в ЛАИ (Латиноамериканская ассоциация интеграции).
В 90-е годы в Западном полушарии образованы также Группа Рио-де Жанейро (или группа Рио), НАФТА (Североамериканское соглашение о свободной торговле, учредившее ЗСТ США, Канады и Мексики под очевидным экономическим диктатом США), Южноамериканский общий рынок - Меркосур, реорганизовано Андское сообщество наций - АСН.
Но о ЕЭП, как представляется, в данном регионе говорить преждевременно, даже в отношении НАФТА. Здесь, как правило, происходит создание "обычных" субрегиональных экономических союзов (АСН, Меркосур, КАРИКОМ и ЦАОР), общих рынков, ускорение ими процесса образования АЛКА, таможенных союзов. А регион, в целом, разделен скорее на враждующие, чем на интегрированные группировки .
НАФТА в этом плане дальше других попыталась продвинуться в направлении ЕЭП. Как отмечает А.А. Ковалев: "...НАФТА показывает весьма высокую эффективность региональной кооперации , несмотря на то, что "После нескольких лет деятельности НАФТА выявились и некоторые отрицательные ее черты для стран-участниц соглашения" .
Активные переговоры ведутся в АСЕАН (Ассоциация стран Юго-Восточной Азии) о создании именно ЕЭП. Государства-участники АСЕАН (десять государств) в 1997 г. подписали Соглашение о едином торговом пространстве (беспошлинная торговля между членами союза и общая таможенная граница), а также о едином экономическом пространстве (свободное перемещение капитала и рабочей силы). По сути дела, это единый рынок с названием "Азиатское экономическое сообщество", который предполагается создать к 2020 году .
Иногда встречаются утверждения о "продвижении человечества к главной цели - созданию общемирового единого экономического пространства" . Но пока что, как представляется, это - отдаленная перспектива.
Во всех определениях ЕЭП не указывается форма управления им, хотя это - важнейший вопрос для эффективного функционирования ЕЭП. Возможно, что авторы соответствующих определений сознательно избегают включать элемент управления в общее определение ЕЭП. Логика в этом есть, поскольку управленческие аспекты складываются и решаются в зависимости от характера отношений между членами ЕЭП, специфики региональных (двусторонних, многосторонних) политических, экономических и иных отношений.
В Европе в этом отношении существует своя специфика. Здесь, кроме прочего, действует принцип субсидиарности, предполагающий невмешательство центральной власти в те вопросы, с решением которых в состоянии эффективно справиться власти на местах . Наряду с местным, региональным и национальным уровнями управления здесь добавляется коммунитарный уровень (т.е. управление на уровне Европейского Союза). В ряде других регионов и государств эта система неприменима и возникает вопрос о совместимости различных систем управления, кроме прочего, в отношении ЕЭП.
В Договоре об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 29 марта 1996г. между Россией, Казахстаном, Беларусью и Кыргызтаном (в частности, раздел "Органы управления интеграцией") говорится об учреждении Сторонами совместных органов управления интеграцией (Межгосударственный Совет, Интеграционный Комитет, Межпарламентский Комитет) и установлено, что "Каждый из указанных органов действует в рамках полномочий, определенных для него настоящим Договором и соответствующим Положением об этом органе" (ст. 17). Но это уже - история.
В Концепции формирования ЕЭП от 18 сентября 2003 г. и Соглашении о формировании ЕЭП от 19 сентября 2003г., заключенных Россией, Беларусью, Казахстаном и Украиной, подробно расписан механизм управления ЕЭП . В отношении управления ОЕВП подобный механизм пока не складывается. . По вопросу об управлении ЕЭП (в том числе - нужно ли оно вообще) большой интерес представляют материалы Пресс-конференции государств-участников Соглашения о формировании ЕЭП, проведенной 24 марта 2004 г. (Крым, Ялта) .
Выборочно отметим, в частности, такие высказывания принципиального характера:
- "начинается практическое осуществление ЕЭП. Первая часть - создание таможенного союза, транспортного союза и сопутствующих 61 проекта законов и еще 50 нормативных актов, то есть документов, которые должны приниматься... Потом опять надо провести законы через парламенты, чтобы с начала следующего года приступить к практической деятельности по созданию Единого экономического пространства, то есть зоны свободной торговли... Я лично убежден, что это живая организация, и мы сможем задействовать, и он будет интересен для всех других государств, которые захотят с нами быть. А это произойдет после того, как мы примем эти документы. С принятием первых законов придется создать тот наднациональной координирующий орган, как мы говорим, и он начнет работать... Эта организация открытая" (Президент Назарбаев);
- "Хочу отдельно подчеркнуть, что ни одна из стран не вступает ни в какую организацию. Мы вместе создаем Единое экономическое пространство. Чтобы не было неправильного понимания, что кто-то кого-то силой или как-то затягивает в какую-то региональную организацию, - нет, мы вместе собрались для того, чтобы в ходе дискуссии выработать такие правила поведения в сфере экономики, которые выгодны были бы всем четырем государствам. И есть понимание, как это должно быть сделано. И еще одно: создание Единого экономического пространства не мешает каждой из наших стран принимать участие в общемировых и европейских интеграционных процессах. Такая практика в мире есть, она широко применяется. Речь идет только о том, чтобы сделать наши экономики более конкурентоспособными на мировых рынках" (Президент Путин);
- "Сегодня ситуация складывается таким образом, всем понятно, что мы создаем экономическую организацию, Единое экономическое пространство" (Президент Лукашенко).
Как видно из приведенных высказываний, в данном случае налицо концептуально различные подходы к управлению ЕЭП в принципиальном вопросе создания соответствующего регионального института (организации).
За истекший период мало что изменилось в этом плане. Тем не менее, есть веские основания считать, что в настоящее время ЕЭП, основанное на Соглашении от 19 сентября 2003 г. , - не организация, а интеграционное объединение Беларуси, Казахстана, России и Украины. И в то же время - логическое дополнение ЕврАзЭС: в частности, по общности поставленных целей и задач, и участию там и там указанных государств.
Участниками Соглашения о ЕЭП разработан, кроме прочего, Комплекс основных мер по формированию ЕЭП, решен вопрос об организационно-техническом обеспечении и финансировании работы по созданию правовой базы .
С общетеоретических позиций немалый интерес вызывает сам термин "международное управление", имеющий более чем столетнюю историю . Но мы сошлемся в этом плане на работы других авторов , особо выделив мысль Министра иностранных дел РФ о том, что будущий миропорядок в целом должен основываться на коллективных механизмах решения международных проблем .
При наличии базисных экономических факторов, сближающих большинство бывших республик СССР, следует максимально активизировать разработку четких принципов их сотрудничества/ интеграции на новой основе, в том числе - в рамках ЕЭП, с учетом последних финансовых потрясений в мире. Это будет адекватной реакцией на предкризисную (или уже кризисную?) экономическую ситуацию в мире, в том числе - на постсоветском пространстве.
В целом же, к институту единого экономического пространства применима следующая классификация, принятая в международном праве: международное совместное управление; международное раздельное управление; международное глобальное управление; международное региональное управление; международное местное управление; иностранное управление; кризисное (антикризисное) управление; пост- кризисное управление и т.п.
Во всех этих случаях возможно (но не обязательно) вести речь о ЕЭП, которое может складываться и на временной основе, для решения определенной задачи (например, антикризисное управление). ЕЭП может "пульсировать" по своим сущностным характеристикам и "перекатываться" в географическом отношении, меняя свои очертания, границы при сохранении управленческого Центра, что особенно свойственно ЕЭП транснациональных компаний, которые постоянно ищут наиболее выгодную сферу приложения своего капитала.

Вестник МГОУ. N 4 (29) М., 2007. С. 7-16.

Док. # 678127
Опублик.: 12.01.15



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'