Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60042 персоналий
515672 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Юрий Малеев: Дела внутри территории государства, но не внутренние дела


    Таких дел много. Соответствующие ключевые слова примерно таковы: посольства и консульства; заражение и защита окружающей среды; подготовка террористов для нападения на другие государства; государственная территория международного пользования (Шпицберген, сухопутная территория Турции для пролета воздушных судов по Конвенции о черноморских проливах); аренда иностранной территории; военные базы на иностранной территории и т.д. В последующем я продолжу этот перечень, который может умножить и читатель.
    Само понятие "внутренние дела" в доктрине определяется по-разному. Часто к нему относят и внутренние и внешние дела государства, ассоциируя с понятиями "компетенция", "суверенные права", что допускает весьма широкое толкование.
Я ограничиваю свою задачу государственными границами (то, что происходит "внутри"), отчего она не облегчается, поскольку проблематика внутренних дел государства в таком "объеме", преимущественно в контексте внешнего вмешательства / невмешательства в такие дела, постоянно дискутируется в политике и в доктрине международного права, приобретая нередко остро полемический характер.
    Среди многочисленных публикаций на эту тему мое внимание привлекла монография Е.Ф. Довгань 2009 года .
И не только потому, что это - последний по времени труд такого рода, но, в основном, потому, что автор затронула аспект, который давно не дает мне покоя: неадекватность использования термина "вмешательство" во многих международных документах, в том числе, в Уставе ООН и в доктрине международного права.
Прочитав соответствующие слова в данной работе, я даже воскликнул: "Наконец-то!". А слова такие: "... концепция, представленная диаграммами 1 и 2, не имеет названия для правомерной деятельности. В то же время следует отметить, что, во-первых, мы рассматриваем проблему вмешательства в контексте принципа невмешательства во внутренние дела государств, который определяет вмешательство исключительно как неправомерную деятельность, и потому нашей целью является определение сферы такой - неправомерной деятельности. Во-вторых, подход, используемый для диаграмм 3 и 4, не содержит какого-либо общего понятия, которое бы включало как правомерную, так и неправомерную деятельность. Несомненно, возможно введение некоего нового термина (выделено мною - Ю.М.) для обозначения правомерной деятельности в первом случае или общего понятия - во втором...>> .
Е.Ф. Довгань не решилась, или не смогла, предложить такой новый термин. Я разделяю убеждение тех авторов, которые считают, что вмешательство, в строгом смысле этого слова, всегда нелегитимно, поскольку оно непременно предполагает действия третьей стороны применительно к ситуации или фактам, предполагающим их возникновение и развитие без такого "соучастия".
Термин "вмешательство", тем не менее, продолжают применять в ситуациях, когда оказывается обычная помощь, имеют место методы деятельности международной организации и т.п. Е.Ф. Довгань приводит в этом плане ряд полезных примеров, постоянно "спотыкаясь" о термин "вмешательство" (не зная, чем его заменить):
- формулировка статьи 2 (7) Устава ООН свидетельствует в пользу существования дел, которые по своей природе не могут регулироваться международным правом. В этом случае идея существования дел, по существу входящих во внутреннюю компетенцию любого государства, будет представлять собой новую версию концепции исключительной внутренней компетенции. Данный подход прослеживается в декларациях о признании юрисдикции Международного Суда ООН, когда государства делают оговорки об ограничении компетенции Суда в отношении вопросов, которые входят исключительно или по существу в их внутреннюю компетенцию ;
- вопрос о том, относится ли дело к внутренней компетенции, необходимо решать в каждом конкретном случае, т.е. в каждый конкретный момент времени относительно конкретного субъекта международного права в конкретной ситуации ;
- круг внутренних дел зависит от усмотрения самого государства. Общепризнанные нормы международного права изымают дела из внутренней компетенции любой страны. В отношении локальных и двусторонних договоров подобная практика неприменима. Объект этих договоров исключается из внутренней компетенции только государств-участников договора и только на срок его действия ;
- особым статусом обладают вопросы, представляющие интерес для всего мирового сообщества... К таким проблемам в доктрине относят защиту прав человека, разоружение, распространение оружия массового уничтожения, охрану окружающей среды и др. ;
- В международных отношениях вмешательство не всегда нелегитимно. В отдельных случаях делаются заявления о возможности позитивного политического вмешательства. Так, по словам Генерального секретаря ООН Кофи А. Аннана, вмешательство является одним из методов деятельности ООН и должно рассматриваться как вмешательство врача или полицейского . Вмешательство мирового сообщества может стать необходимым, если государство отказывается подчиниться требованиям международного права.
Но слово "сообщество" - перевод с английского "community", что "передает идею, несомненно, большей сплоченности на качественно иной основе: органичного целого, естественно формирующегося на базе родственного сходства и инстинктивно ощущаемой солидарности" . Имеется в виду большей сплоченности по сравнению с "обществом" - "society" как совокупности субъектов международного права, мотивирующими свое поведение собственными интересами.
Для основателя теории политического реализма Г. Шварценбергера было очевидно, что в международных отношениях отсутствует качество упорядоченного единства и поэтому международного сообщества государств не существует .
Вслед за В.И. Евинтовым приведу следующую информацию.
В 1980 году выходит монография Н. Диня, П. Дайле и А. Пейле "Международное публичное право", которая быстро приобрела большой авторитет в странах Запада. Авторы делают такой вывод: "чрезвычайная разнородность государств мира, различия рас, культур, цивилизаций, идеологические и политические конфликты между государствами и не дают возможности говорить о наличии настоящего международного сообщества (communaute - фр.); речь можно вести лишь о слабо организованном обществе, заинтересованном в обмене между его членами (societe - фр.) .
В издании своей монографии 1987 года данные авторы высказывают, можно сказать, прогрессирующие мысли о том, что понятие "международное сообщество" основывается на "идентичности общих моральных ценностей, общей приверженностью к справедливости, на общем стремлении к миру, экономической независимости на всеобщем осознании необходимости борьбы против слаборазвитости" .
Подход "высокоморальный", но, за отдельным исключением в некоторых регионах, в целом далекий от реальной жизни, за что авторов в свое время сразу же стали критиковать как за поддержку "иллюзорного понятия международного сообщества", которое, по мнению критиков, - лишь примитивная система, почти без правопорядка, и потому говорить о нем можно лишь в абстрактных понятиях .
Не стану вовлекаться в дискуссию по данному поводу .
Отмечу лишь, что при всем различии в подходах к понятиям "сообщество" и "общество", наблюдается очевидное стремление практически всех государств (международных организаций, ООН в том числе), при отсутствии действительной коммунитарности между ними, оперировать коммунитарными по своей сути принципами, призывами и заявлениями. Они призваны оправдать их практические шаги по управлению ситуациями и делами в тех или иных государствах. Т.е. оправдать "коммунитарные действия", "коммунитарные акции", правомерные по уставу соответствующей организации или предпринимаемые во имя общих, коммунитарных целей и потому не являющиеся вмешательством.
Однако я несколько забегаю вперед.
Можно считать общепризнанным, что далеко не все дела, события, происходящие в пределах территории государства, относятся к его исключительной компетенции (являются его внутренними делами).
Сегодня обсуждение данного аспекта уже стало привычным слышать в контексте проблематики все большего ограничения государственного суверенитета под влиянием процессов интеграции, регионализации и глобализации. Но он имеет давние корни в рамках теорий и различной практики межгосударственных отношений.
Нам показалось полезным и необходимым для рассматриваемой тематики использовать некоторые мысли, а также информацию от нижеследующих авторов. Представляется, что читатель без труда свяжет эти мысли с "внутренними делами".
В.С. Котляр: - Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан несколько раз на рубеже ХХ и ХХI века призвал СБ ООН обсудить вопрос о том, как поступать международному сообществу в случае угроз геноцида или сравнимых с ним массовых нарушений прав человека, указав на то, что проведение в одностороннем порядке вооружённых "гуманитарных интервенций" вызвало беспокойство в мире. "Только СБ ООН, - заявил К.Аннан, - полномочен решать, что в том или ином государстве создалась угрожающая внутренняя ситуация, которая требует силового вмешательства" (выделено мною - Ю.М.) ;
- В ответ на призыв К.Аннана правительство Канады создало в 2000 г. Международную комиссию по вопросам вмешательства и государственного суверенитета (её ещё называют комиссией Эванса-Сахнуна), которая в 2001 г. представила на рассмотрение Генерального секретаря и членов ООН доклад "Ответственность за защиту" ("The Responsibility to Рrotect") ;
- Сформулированные в докладе "Группы мудрецов" достаточно сбалансированные тезисы, касающиеся "Ответственности за защиту", были положены в основу соответствующих положений проекта Итогового документа саммита государств-членов ООН о путях развития ООН в ХХI столетии. В сентябре 2005 г. саммит без голосования одобрил его резолюцией ГА ООН . Пункты 138-139 Итогового документа заявляют об "обязанности каждого государства защищать свое население от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности", принимая необходимые меры для "предотвращения таких преступлений, в том числе подстрекательств к ним". ... Итоговый документ говорит о готовности по решению СБ ООН применить силу, "если мирные средства окажутся недостаточными, а национальные органы власти явно окажутся не в состоянии защитить свое население" (п.139);
- вопрос о возможности военного вмешательства извне ставится на случай лишь четырёх наиболее бесчеловечных и массовых нарушений прав человека - геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности, а не на случай любых нарушений этих прав;
- г-жа О`Брайен, глава юридической службы ООН, говорит о необходимости найти иное решение в кризисных "ситуациях, когда СБ ООН не даст согласия на применение принудительных мер в соответствии с Главой VII" Устава ООН... Она приводит мнение ряда государств о том, что концепция "Ответственность за защиту" не является нормой международного права, но в то же время упоминает что, по мнению других государств, эта концепция "является уполномочивающей (или разрешающей - в тексте "enabling" - В.К.) новой нормой, и хотя она не стала обязательной новой нормой, накладывающей безусловные новые обязательства, она возлагает дополнительную ответственность (на государства - В.К.), включающую реальные действия";
- в Ливии фактически вместо того, чтобы защищать мирное население всей страны в конфликте между правительством и повстанцами, члены НАТО выступили в качестве союзников повстанцев;
- В научных журналах США можно проследить стремление некоторых американских юристов-международников продолжить "усовершенствование" концепции "Ответственность за защиту", включив в неё новые элементы, соответствующие геополитическим интересам Запада, а именно - приоритет военных операций и "свержение коррумпированного лидера", которые, говорят они, "становятся скорее правилом, чем исключением при проведении гуманитарных интервенций" ;
- осенью 2011 г. делегацией Бразилии на 66-й сессии ГА ООН был предложен неофициальный документе "Ответственность при защите (Responsibility While Protecting). Основные положения для развития и продвижения концепции", который содержал предложение о разработке одноимённой концепции и проект её основных положений ;
- Устав ООН устанавливает право СБ ООН координировать деятельность региональных организаций (Глава VII) и использовать их для осуществления принудительных действий под своим руководством ;
- близкие к МИД Польши эксперты заявили, что "...операция за пределами границ НАТО могут проводиться лишь на селективной основе и в полном соответствии с целями и принципами Устава ООН, без вмешательства в гражданские войны в поддержку одной из сторон конфликта и без навязывания своей политической системы другим государствам" .
А.А. Моисеев: - В условиях все более возрастающей взаимозависимости государств в различных областях общественной жизни возникает вопрос об изменениях в природе суверенитета государств" ;
- государства добровольно соглашаются ограничить свои права посредством международных договоров постольку, поскольку им это выгодно... не вызывает сомнений, что любое государство по своему усмотрению устанавливает предметы своего ведения, вплоть до принятия самостоятельных решений, касающихся делегирования полномочий государств международным организациям;
- только само государство вправе решать, какие вопросы внутренней компетенции и в каком объеме оно делает предметом международного договора;
- правоспособность государства ограничена, поскольку государство обязано, как минимум, уважать суверенитет других государств и не вторгаться в сферы, относящиеся к их внутренней компетенции .
С.В. Черниченко: - внутренняя компетенция характеризует область, вмешательство в которую не невозможно практически, а не должно иметь место ;
- не может быть ни абсолютного верховенства, ни абсолютной независимости, особенно в современных условиях при интенсивном росте взаимозависимости государств" ;
- в исключительных случаях, при соблюдении ряда условий против террористов можно проводить спецоперации, подобные той, которую провели израильские коммандос в аэропорту Энтеббе (Уганда), и наносить удары по базам террористов на иностранной территории .
А.Г. Лисицын-Светланов:
- является ли государственный суверенитет абсолютным принципом или же международное сообщество несет ответственность за предотвращение или урегулирование конфликтов внутри государств (выделено мною - Ю.М.), особенно в случаях, когда в ходе этих конфликтов совершаются акты геноцида или аналогичные злодеяния?;
- государство, не способное обеспечить необходимый уровень управления обществом, представляет угрозу для международного сообщества в целом .
Издавна проще тем политикам и мыслителям, которые (как Г.Гегель, сторонники мальтузианства, социального дарвинизма) доказывали позитивную роль войн в жизни общества, а закон конфликта определяли как всеобщий и основополагающий закон развития (Г. Спенсер, Г. Зиммель, К. Маркс и др.). Но и в этом случае (в каждом конкретном случае) непременно подлежит выяснить в какой мере географически территориальный внутренний конфликт или деяние (внутреннее дело) по своему существу является трансграничным и допускает внешнее воздействие, которое уже будет не "вмешательством", а участием или соучастием другого субъекта международного права в решении коммунитарного дела .
В.И. Блищенко и М.М. Солнцева, уже в новейшие времена выполнившее исследование по данной проблематике , обращают внимание, кроме прочего, на следующие концептуально важные аспекты проблематики:
- события 90-х годов XX и начала XXI века остро поставили вопрос о вмешательстве ООН в случае возникновения чрезвычайной ситуации или серьезных нарушений прав человека в той или иной стране. С этим связана проблема вмешательства и легитимность действий ООН: когда вмешательство допустимо и как это согласуется с принципом невмешательства во внутренние дела государства, который зафиксирован в ст. 27 Устава ООН и до сих пор считался основой всей системы международных отношений;
- третий вариант представляет собой вмешательство в целях восстановления развалившегося государства, что происходит в ситуации, когда центральная власть или государство практически развалились, оставив после себя состояние общего насилия среди враждующих группировок... Вмешательство ООН в стране с разрушенными государственными институтами является особенно радикальной и ответственной мерой .
Как мы подчеркивали выше, термин "вмешательство" в таких случаях неадекватен. ООН в таких случаях ни во что не вмешивается, а решает "свое собственное" коммунитарное дело, направленное на выполнение уставных обязанностей. И уж совсем недопустимо сочетание "когда вмешательство допустимо".
Вмешательство всегда не допустимо, и надо исключить это словосочетание хотя бы из доктринального оборота. А участие или соучастие иностранного государства или международной организации в решении "внутреннего дела" в рассматриваемом нами контексте должно получить свое терминологическое - понятийное выражение. (В определенных случаях это может быть и привычный термин "помощь").
А как быть с внутренними делами государств - членов Евросоюза, где давно действует принцип коммунитарности / субсидиарности, что отличает европейское право от международного права?
М.М. Бирюков в общем плане к данному вопросу подходит так: Европейский союз воспринял значительную часть функций государственной власти, однако это признание вовсе не равносильно отрицанию права на существование, наряду с Союзом, независимых государств-членов .
Я бы опять уточнил: "Европейский союз закрепил за собой значительный объем коммунитарной компетенции, включающий в себя те суверенные функции, которые переданы ему государствами-членами или являются новыми, как результат согласования воль государств-членов".
М.Л. Энтин: - В отсутствие жесткого регулирования с присущей ему угрозой принуждения и возможностью наложения санкций саморегуляция, диспозитивность и рекомендательное внедрение лучших образцов не сработали. Из этого был сделан вывод о том, что при конкретизации Стратегии 2020, одобренной Европейским Советом в конце марта 2010г., и подготовке соответствующего законодательного пакета упор сделать на дополнении индикативных показателей жесткими мерами по обеспечению их исполнения, а значит, на придании им все же несколько более нормативного характера ;
- страны Европейского союза для себя давно решили, что, передавая на наднациональный уровень суверенные полномочия, никакой уступки суверенитета они не допускают... Наоборот, передавая суверенные полномочия на уровень ЕС, они получают на несколько порядков больше суверенных полномочий в общее пользование. То есть они приобретают, а не утрачивают. И очень много.... Другие наработки связаны с конструированием современных представлений о суверенитете как осмысленном, целенаправленном и системном самоограничении в своих собственных и общих интересах, поскольку такое самоограничение выигрышно и выгодно... Причем самоограничение государств обретает общепринятые цивилизованные институциональные формы. Они не просто что-то прокламируют, а принимают на себя обязательства, за которые несут ответственность, подчиняются совместно создаваемым ими механизмам контроля и т.д. ;
- может быть, пора рассматривать наднациональное, международное и внутригосударственное право как единое композитное правовое регулирование... становится особенно насущной постановка вопроса о том, какие сферы человеческих отношений должны регулироваться собственно национальным правом, а какие могут или требуют наднационального или международно-правового регулирования . (Создается впечатление, что данный автор, как и Е.Ф. Довгань, ощущая потребность в новом, адекватном, термине, вынужденно оперирует традиционными понятиями).
    А.В. Торкунов: - масштабное насилие, осуществляемое внутри какого-либо государства (как было, например, в Гаити, Сомали, Руанде и др.), становится сегодня не только частной внутриполитической проблемой, но и реальным вопросом международной безопасности, на который ни у мирового сообщества, ни у современного международного права пока что нет в полной мере удовлетворительного ответа... Если подходить строго юридически к соответствующим решениям Совета Безопасности, то введение вооруженных сил на территории отдельных государств в связи с "гуманитарными проблемами" может расцениваться в соответствии со статьей 2 (7) Устава как вмешательство во внутренние дела государств. Подтверждение этому можно найти и в практике Международного Суда ООН, который еще в 1986 году в деле Никарагуа заявил, что "использование силы не может быть надлежащим методом для... обеспечения... уважения" прав человека" ;
- на Московском совещании Конференции по человеческому измерению СБСЕ в 1991 году было признано, что "вопросы, касающиеся прав человека, основных свобод, демократии и верховенства закона, носят международный характер, поскольку составляют одну из основ международного порядка". Государства - участники этого совещания подчеркнули, что они категорически и окончательно заявляют, что обязательства, принятые ими в области человеческого измерения СБСЕ, являются вопросами, представляющими непосредственный и законный интерес для всех государств, и не относятся к числу исключительно внутренних дел соответствующего государства...;
- по всей видимости, приходит время и для постановки вопроса о разработке и заключении международного договора, который бы на основе современного международного права и с учетом новых политических реалий определил бы, в каких случаях и для каких целей допустимо (или даже требуется) вмешательство по гуманитарным основаниям. В частности, в таком договоре устанавливалось бы, нарушение каких прав и свобод человека является основанием для международного вмешательства. Вероятно, должен был быть создан и определенный международный орган (быть может, при Совете Безопасности) для осуществления целей такого договора .
Примерно в то же время и Кофи А. Аннан, бывший Генеральный секретарь ООН, высказывал следующие мысли:
- даже соображения национального суверенитета могут не приниматься во внимание, если это стоит на пути выполнения Советом Безопасности его главенствующего долга - сохранить международный мир и безопасность ;
- поскольку геноцид почти всегда совершается при попустительстве, если не при прямом участии, государственной власти, трудно себе представить, каким образом ООН могла бы принимать меры по его предупреждению без вмешательства во внутренние дела государства ; (добавим: в дела, которые толкуются "внутренними", а на самом деле являются коммунитарными и потому в данном случае ООН ни во что не вмешивается - ЮМ);
- во многих случаях конфликт становится настолько опасным, что международное сообщество считает себя обязанным вмешаться. К этому моменту оно может сделать это самым радикальным и дорогостоящим образом - путем военной интервенции ;
- по крайней мере, в обозримом будущем такие операции придется предпринимать государствам-членам или региональным организациям. Однако им необходимо опираться на санкцию Совета Безопасности, выраженную в санкционирующей резолюции. Эта формула, выработанная в 1990 году применительно к иракской агрессии против Кувейта, доказала свою эффективность ;
- много было написано о "долге вмешательства" (1е devoir d`ingerence). Бернар Кушнер утверждал, что неправительственные организации обязаны пересекать государственные границы без разрешения соответствующих правительств для оказания помощи жертвам стихийных бедствий или других чрезвычайных ситуа?ций. И их право поступать таким образом впоследствии было признано в двух резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН - в 1988 году (после землетрясения в Армении) и затем в 1991 году ;
- события в Косово бросают международному сообществу, может быть, самый серьезный вызов в Европе после заключения Дейтонского соглашения в 1995 году... Я рад, что НАТО и ее правительства-члены четко заявили о своей решимости не допустить дальнейшей эскалации вооруженных столкновений, и я поддерживаю все шаги, которые могут воспрепятствовать продолжению репрессий на этнической почве и применению насилия любой из сторон в Косово... важно положить конец насилию без промедления ;
- французское право различает преступление, называемое "неоказание помощи человеку, находящемуся в опасности" (non-assistance а personne en danger). ...Франсуа Миттеран в апреле 1991 года поздравил СБ с его решением вмешаться во внутренние дела Ирака ради спасения курдов. "Впервые, - заявил Франсуа Миттеран, - применение принципа невмешательства достигло своего предела, за которым оно могло стать неоказанием помощи народу, находящемуся в опасности" ;
- Медленно, но, я уверен, неуклонно формируется международная норма, осуждающая насильственное подавление меньшинств, которая будет и должна брать верх над соображениями государственного суверенитета... Эта создающаяся международная норма поставит перед ООН фундаментальную проблему. В этом сомневаться не приходится, как не может быть сомнений и в том, что если мы не решим ее, если мы позволим ООН стать прибежищем для вершителей "этнических чисток" или массовых зверских убийств, мы предадим те самые идеалы, которые вдохновили создание Организации Объединенных Наций ;
- конфликт в Косово... со всей резкостью высветил так называемую дилемму "гуманитарной интервенции": речь идет, с одной стороны, о легитимности акции, предпринятой региональной организацией без мандата ООН ;
- Тех, кто усматривает величайшую опасность будущему международного порядка в применении силы без мандата Совета Безопасности, можно спросить - не в связи с Ко?сово, а в контексте Руанды: если бы в те черные дни и часы, приведшие к геноциду группа государств была готова предпринять действия для защиты населения племени тутси, но не получила бы своевременно санкции Совета, должна ли была бы такая группа воздержаться от действий и позволить этому ужасу свершиться? ;
- важно дать как можно более широкое определение "вмешательства", которое охватывало бы широкий спектр действий от самых мирных до наиболее принудительных...оно должно быть и должно выглядеть справедливым и осуществляться последовательно, независимо от региона или страны .
Термин "коммунитарный" требуется уточнить в историческом ракурсе, поскольку природа его мало знакома отечественной доктрине международного права.
Основы коммунитаризма - в религиозно-философских представлениях Ветхого и Нового Завета, католической философии, в античной философии Аристотеля, в философии Просвещения, социальной теории Тённиса , Э. Дюркгейма , Р. Нисбета, Дж. Дьюи, Т. Парсонса , В. Корнхаузера.
Первоначально термин "коммунитаризм" (communitarianism, от англ. "community" - сообщество) появился в первой половине 19 в. и означал коммунистическую и социалистическую идеологию. В последующем он стал влиятельным направлением американской социальной теории, сформировавшемся в 1990-х на основе трудов А. Этциони. "Новый" коммунитаризм конца XX в. значительно отличается от его первоначального смысла. Его смысл я постарался кратко осветить в начале данной статьи.
Коммунитарные действия в рассматриваемом нами плане могут исходить как от международных организаций (в первую очередь, ООН), так и от отдельных государств (группы государств). При этом не всегда оправдан призыв к тому, чтобы непременно опираться на санкцию Совета Безопасности, выраженную в санкционирующей резолюции. Когда ручьями льется кровь, развязан геноцид, недопустимо ждать созыва Совета Безопасности и принятия им такой резолюции, тем более, что далеко не всегда она принимается.
А возможное злоупотребление институтом коммунитарности не должно приводить к его дискредитации.


ВЕСТНИК ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ МИД РОССИИ. "МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО". М., 2013. - С. 98-116.

Док. # 678101
Опублик.: 08.01.15



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'