Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60042 персоналий
515670 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Школа жизни. Мои учителя

Школа жизни. Мои учителя


    17 июня 1941 года нам, выпускникам 367 московской школы вручили аттестаты зрелости. Золотых и серебряных медалей тогда не было. Мне вручили на память фундаментальный труд американского ученого Э. Тэйлора "Первобытная культура". Мечтая стать историком, на следующий день подал заявление о приеме на исторический факультет МИФЛИ (Московский институт философии, литературы, истории). Но тогдашние мои планы стать историком рухнули 22 июня. Началась Великая Отечественная война. Моя фронтовая жизнь поначалу проходила, будучи офицером связи, в 217-й ордена Ленина, ордена Суворова Краснознаменной стрелковой дивизии. Дивизия особо отличилась в битве на Курской дуге. Здесь я получил первые боевые награды: орден Красной Звезды и медаль "За отвагу".

Дальнейшая моя фронтовая жизнь была неразрывно связана не только с великим полководцем, но и замечательным человеком Константином Константиновичем Рокоссовским. Именно он преподал мне первые уроки в школе жизни. Константину Константиновичу был присущ врожденный демократизм. Находясь рядом с ним сначала на 1-м, а затем на 2-м Белорусском фронте, я ни разу не слышал от него крика, грубого слова, а тем более ругани. Всегда был ровен, доброжелателен при общении с людьми, независимо от их положения: будь то начальник штаба фронта генерал-полковник Малинин, молодой офицер или солдат охраны. Что касается вверенного маршалу войска, то примером для него служил Суворов: побеждать надо не числом, а уменьем.

Огромное впечатление на нас, молодых офицеров, производила скромность маршала. Всю войну на его кителе не было ни одной награды, хотя одних только орденов Ленина было семь и шесть орденов Боевого Красного Знамени. А была лишь одна золотая полоска - память о тяжелом ранении, полученном в марте 1942 года. Уже после войны друзья мне рассказывали, что Советское правительство определило для проживания маршала великолепный особняк в центре Москвы около Патриарших прудов. Но Константин Константинович поселил в особняке трех слушателей Академии Генерального штаба, не имеющих жилья в Москве, а сам с семьей поселился в обычном доме.

Заключительным аккордом учебы в школе жизни, которую преподал мне К. К. Рокоссовский, было направление с фронта на учебу в Москву. Как сейчас помню тот один из первых послевоенных мирных дней в Штабе фронта, расположившемся на Балтийском побережье близ города Висмар. Была получена телеграмма ставки, о которой я тут же доложил маршалу. В ней предписывалось откомандировать в Москву одного-двух молодых офицеров для учебы на курсах консульских секретарей. Я изложил свою просьбу - отправить меня. Маршал посмотрел на меня с высоты своего роста и спросил: "А ты знаешь, кто такой консульский секретарь?". "Никак нет, не знаю, товарищ командующий" - честно ответил я. - "Так вот поезжай, учись и узнаешь".

Радость моя была безгранична - открывалась дорога для учебы в Москве. Однако учебу на курсах консульских секретарей задержали на несколько месяцев. Я решил осуществить свою заветную мечту - поступить в МГИМО. Учебный год 1 сентября 1945 года к тому времени уже начался. Тем не менее, руководство МГИМО во главе с ректором незабвенным Юрием Павловичем Францевым пошло мне как фронтовику навстречу, и я был принят в студенты, к тому же сразу на второй курс. Пришлось наверстывать упущенное, особенно по немецкому языку. Я с теплой благодарностью вспоминаю своего сокурсника Валентина Фалина, который помог мне быстро подтянуть мои языковые познания до должного уровня. Впоследствии я многие годы с радостью наблюдал успешное продвижение его по ступеням служебной лестницы.

Запомнился эпизод студенческой жизни. Поначалу в МГИМО учились только студенты мужского пола, девушек не принимали. И вот однажды во время лекции доцента Зисмана по истории партии в актовый зал входит В. М. Молотов. Поговорив несколько минут с лектором, он удалился. Оказывается, в МГИМО собралась поступать его дочь Светлана. Уже на следующий учебный год дорога для девушек в институт была открыта. Все это, конечно, мелочи. Главное событие в моей послевоенной жизни - работа под руководством великого ученого, крупнейшего историка нашего времени академика Евгения Викторовича Тарле. Следует сказать о роли, которую мой учитель играл в то время в исторической науке. Он во многом способствовал разгрому так называемой "школы Покровского". Прикрываясь флагом революционности, представители этой "школы" оплевывали все славное, героическое в истории нашей страны. Так, Петр I был для них "прогнившим сифилитиком", Екатерина II - "уличной проституткой".

В монографиях "Наполеон", "Нашествие Наполеона на Россию. 1812 год" Евгений Викторович раскрыл движущие силы нашей истории - глубокий патриотизм народа, его героизм и самоотверженность в борьбе с иноземными захватчиками. Раскрыл роль главнокомандующего генерала М. И. Кутузова, приведшего русскую армию к окончательной победе над Наполеоном. Е. В. Тарле приводит слова из приказа Кутузова по армии в те дни: "Война закончена в результате полного истребления неприятеля". Тема патриотизма проходит через все творчество Евгения Викторовича. Так им разработаны в частности такие темы, как "Русский флот и внешняя политика Петра I", "Появление и утверждение русского флота на Средиземном море". Будучи настоящим русским патриотом, Евгений Викторович высмеивал тех, кто пытался его "офранцузить", делая ударение в фамилии на последнем слоге.

Когда я попал "под крыло" Евгения Викторовича, он был уже признанным мэтром нашей исторической науки. Это и сказалось на моей научной судьбе. Именно Е. В. Тарле дал мне путевку в науку - сделал из меня историка. Запомнилась наша первая встреча на 3-м курсе. Декан факультета Никифоров призвал студентов определиться: кто после окончания намерен идти в дипломатию, журналистику, в науку. Пойти в науку, то есть продолжить учебу в аспирантуре намеревался только один студент. Им оказался я. Евгений Викторович пожелал встретиться со мной, затем два года помогал в работе над дипломом. Это была для меня учеба в школе высочайшего класса, которая развивала умение глубоко осмысливать исторический процесс, борьбу классов и партий в нем, работать с источниками, в том числе с архивными документами.

Результат учебы в школе Е. В. Тарле оказался налицо. Подготовленная мной дипломная работа "Внешняя политика Германии и русско-японская война" не только получила высокую оценку, но была рекомендована к публикации. Таким образом, дорога для учебы в аспирантуре была открыта. Не раз обсуждали с Евгением Викторовичем тему моей кандидатской диссертации. В центре исследования самого Евгения Викторовича постоянно находился рабочий класс, его история, его борьба. Не случайной была тема его докторской диссертации - "Рабочий класс Франции в эпоху революции". Это сказалось и на моей работе. 5 мая 1953 года я защитил диссертацию "Подъем рабочего движения в Германии в 1916-1918 годах" и был зачислен в МГИМО на должность старшего преподавателя кафедры всеобщей истории.

Став сотрудником кафедры, я некоторое время помогал Евгению Викторовичу вести дипломников, проводил семинары. Главное было в возможности учиться мастерству преподавателя-историка у великого учителя. А учиться было чему. Потрясающее знание фактов всемирной истории при феноменальной памяти, глубочайший анализ описываемых событий, наконец, поистине художественная форма изложения. Каждая лекция Евгения Викторовича становилась для студентов настоящим событием, памятным на многие годы.

Моему плодотворному ученичеству у Евгения Викторовича был определен предел самой природой. Евгений Викторович приближался к своему 80-летию, стало резко сдавать зрение. Публичные выступления требовали сверхчеловеческих сил, напряжения. Меня, совсем молодого преподавателя, пригласил декан Никифоров и сообщил, что Евгений Викторович просит освободить его от чтения курса "Всеобщая история". Декан приказал мне "принять вахту" и со следующей недели продолжить курс Евгения Викторовича.

Шестьдесят лет выступая с лекциями в МГИМО и затем в Дипломатической академии, я в силу своих возможностей и способностей стремился передать студентам и слушателям все лучшее, чему научил меня мой учитель Евгений Викторович Тарле. Его блестящие лекции и фундаментальные научные труды многие годы будут служить ориентиром для всех изучающих историю и прежде всего историю самоотверженной, героической борьбы нашего народа, отстоявшего от вражеского нашествия независимость и само существование нашей Родины.

В заключение хочу сказать, что я глубоко благодарен судьбе за то, что великий полководец К. К. Рокоссовский и великий ученый Е. В. Тарле смогли преподать мне чрезвычайно важные уроки школы жизни.

Научная деятельность Г. Л. Розанова

Как ученый-международник Г. Л. Розанов активно трудился в области современной германистики. Он опубликовал более десяти монографий и учебников, в том числе "Последние дни Гитлера", "Наше наследие", "Германия под властью фашизма. 1933-1939 годы" (два издания), "Расплата. Падение в пропасть", "Уже не секретно", "Конец Третьего рейха" (три издания). Профессор Г. Л. Розанов - автор глав учебников "Новейшая история", "Новейшая история зарубежных стран". За время своей педагогической деятельности он был научным руководителем более 50 аспирантов и соискателей. За учебник по внешней политике Советского Союза удостоен Государственной премии Российской Федерации. В последние годы он принял участие в подготовке и издании трехтомного труда "Очерки истории Министерства иностранных дел". По итогам научной деятельности ему присвоено звание "Заслуженный деятель науки РФ".


Г. Л. Розанов

Док. # 676607
Опублик.: 17.11.14



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'