Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60042 персоналий
515670 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Сценарии и прогнозы развития МО[1]

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Сценарии и прогнозы развития МО[1]


    На основании того, что мы знаем о мегатенденциях, а также возможных
взаимодействиях этих тенденций с ключевыми факторами, нами предложены
четыре архетипических версии будущего, которые представляют собой
определенные пути развития мира к 2030 году. Наступление любого из этих
Альтернативных миров не является неизбежным. В действительности, возможно,
будущее будет включать в себя элементы всех предложенных сценариев[2]

Авторы доклада Национального Совета по разведке США


Предложенные авторами доклада Национальной разведки США четыре версии (сценария) будущего с оговоркой возможности существования других сценариев - достаточно типичное признание. Как и сами эти версии, которые в разных редакциях разных авторов могут называться по-разному: "Расширения прав и свобод", "Распыления влиянии", "Демографическая ситуация" и "Нехватка продуктов питания, воды и энергоресурсов". В действительности более справедливо заключение авторов о существовании некого общего сценария, включающего в себя если и не целиком, то многие элементы предложенных сценариев.

И здесь мы с самого начала сталкиваемся с условностями, которые необходимо преодолеть:

- разнице в названиях, определениях и толкованиях различных концепций, отражающих часто одну и ту же суть

- различиями в понимании понятий "сценарий", "прогноз" и "концепция".

Если речь идет, например, о сценарии развития МО, то необходимо определиться с пониманием этого термина. Как пишут исследователи этого явления М. Линдгрен и Х. Бандхольд, "Не существует единого определения сценария или сценарного планирования. Разные специалисты предлагают собственные толкования этих понятий:

- "Внутренне непротиворечивый взгляд на то, чем может обернуться будущее" (Майкл Портер, 1985).

- "Инструмент упорядочения имеющихся представлений о возможных условиях деятельности в будущем, в которых принятое решение окажется правильным" (Питер Шварц, 1991).

- "Тот элемент стратегического планирования, который основан на способах и технологиях управления неопределенностями будущего" (Джилл Рингланд, 1998).

- "Рациональный метод представления вероятных вариантов будущего, в которых могут реализоваться принятые организацией решения" (Пол Шумейкер, 1995).

Из приведенных определений, - по мнению М. Линдгрена и Х. Бандхольда, - ясно, что сценарий не является прогнозом, то есть описанием сравнительно предсказуемого развития событий настоящего. Не является он и видением - желаемым будущим. Сценарий - это тщательно продуманный ответ на вопрос: "Что случится предположительно?" или: "Что произойдет, если...?" Таким образом, сценарий отличается и от прогноза, и от видения, которые имеют тенденцию скрывать риски. Сценарий же, напротив, дает возможность управлять рисками[3] (подч. А.П.).

Авторы четко различают прогноз и сценарий, сценарий и видение, хотя на самом деле такого различия не существует. По их мнению, сценарий предполагает учет рисков, т.е. становится своего рода прогнозом, учитывающим риски, т.е. основой для стратегического планирования: "Ясно также и то, что сценарное планирование подразумевает не только разработку сценариев, но нечто большее, теснее связанное со стратегическим планированием"[4], - пишут авторы.

Они отчасти справедливо переносят анализ и прогноз в область сценарного планирования: "Мы все создаем сценарии. Человеческий мозг всегда генерирует сценарии ближайшего будущего. Он забегает вперед и обрабатывает информацию о том, что должно произойти. Все живые организмы, например люди и организации, нуждаются в должным образом функционирующей системе обратной связи, стремясь знать, что произошло. Нам необходимо извлекать уроки из сделанного. Но для выбора дальнейшего пути необходима информация о будущем. Нам нужны системы "опережающей связи с будущим""[5] (см. рис.).

[6]

Даже если сознание постоянно создает сценарии, мы (отдельные люди или организации) гораздо реже занимаемся систематической их разработкой... систематическая работа над сценариями событий во внешнем мире, несомненно, производится редко. Одной из причин является то, что подобная работа требует больше времени и знаний. Если же рассматривать сценарное планирование не только как приятное упражнение для ума, то кто-то в организации должен отвечать за непрерывность процесса, а один или несколько человек - делать выводы из сценариев и анализировать возможные последствия для выбора стратегий и т.д."[7]

Сценарий, таким образом, отличается от прогноза и видения - делают вывод авторы. Сценарии - это яркие описания наиболее правдоподобных вариантов будущего. Рисунок иллюстрирует различия между тремя основными категориями будущего. Обычно чем дальше вперед мы заглядываем, тем больше видим возможностей. Например, у меня нет такого разнообразия возможностей для выбора даже на неделю вперед. Число возможных вариантов будущих событий, ограниченных рамками одной недели, невелико. Но если я заглядываю на пять, десять и более лет вперед, альтернатив становится намного больше. Одни варианты будущего кажутся сегодня более вероятными, чем другие; какие-то предпочтительнее, какие-то более желательны, а желательные события часто отличаются от наиболее вероятных. При этом наиболее желаемое будущее, мое собственное видение того, как хотелось бы прожить свою жизнь, может даже не попасть в круг "возможных" вариантов"[8].

Между тем существует множество долгосрочных прогнозов и сценариев развития, которые достаточно определенно пытаются ограничить число сценариев. Так, уральские ученые полагают, что в зависимости от сценария мирового развития существенно различается динамика конкрётных параметров роста мировой системы. Динамика конкретных показателей мировой системы определялась взаимодействием двух крупнейших блоков - развитых и развивающихся стран[9].



Во всех сценариях к 2050 г. мировая система перейдет в новый режим развития, характеризующийся завершением:

- демографического перехода и стабилизацией численности населения при старении населения,

- взрывной урбанизации и роста уровня образования,

- индустриализации развивающихся стран,

- пространственной экспансии мировой системы.

Выход из режима гиперболического роста по различным показателям происходит неравномерно, а после формирования нового режима роста их динамика может различаться принципиально в зависимости от сценария мирового развития. Кроме того, сроки перехода на новый режим роста весьма продолжительны. По-видимому, окончательное формирование каждого из указанных режимов произойдет после 2050 г. В то же время, уже в 2010-2030 гг. и особенно в 2030-2050 гг. будет происходить постепенный переход мировой системы на новый режим роста[10].



Вместе с тем вызывают сомнения не только расчеты авторов, но и конечно выводы. Особенно, когда речь идет о прогнозе на 2030 или 2050 годы: "К 2030 г. в развитых странах кризис государственных бюджетов, финансовой сферы и избыточные затраты на систему регулирования приводят к кризису постиндустриального развития, кризису государственных и общественных финансов, обусловленный отсутствием точек эффективного приложения капитала в реальном секторе, - считают они[11].

И далее: "В развивающихся странах происходит кризис перехода от энерго-, ресурсо- и трудоемкой модели роста к новой модели, ориентированной на знания, технологии и человеческий капитал. Переход на новую модель развития будет сопровождаться комплексным кризисом (экологическим, экономическим, социальным), особенно в Китае.

В 2030-2050 гг. темпы мирового экономического роста снижаются до 2,0% в год из-за потенциала индустриального развития и избыточного регулирования экономики. К 2030 г. разрыв в душевом ВВП между развитыми и развивающимися странами сокращается только до 2,8 раза (2010 г. - 4,4 раза). На развитые страны приходят 30,2% мирового ВВП по сравнению с 45,3% в 2010 г.[12]

В инновационном сценарии ограничения индустриальной фазы преодолеваются путем перехода к новой фазе развития и новой устойчивой траектории роста...

После 2030.г. сценарий отличается максимальными темпами роста (3,2%) при переходе к новой фазе развития и в условиях высокой инвестиционной и инновационной активности. Развитые страны за счет перехода к новой фазе развития удержат технологическое и цивилизационное лидерство. В развивающихся странах продолжится догоняющее развитие с темпами роста до 3,5% в год, но сохранится отставание от развитых стран. Лидерство по экономической динамике перейдет к странам, перешедшим на новую модель развития (до 3,0% рост в ЕС и США). К 2030 г. разрыв в душевом ВВП между развитыми и развивающимися сокращается только до 3,8 раза (2010 г. - 4,8 раза). На развитые страны приходят 36,5% мирового ВВП"[13].

"Говоря языком планирования, - считают авторы, - мы (как отдельные личности, так и организации) постоянно строим планы, включающие прогнозы, сценарии и видение. Как организации мы часто жестко планируем свои действия, основываясь на различных типах прогнозов. В стабильных условиях и в коротких временных рамках прогнозы являются и необходимыми, и действенными. Для принятия решений нам необходимы снижение риска и определенность. А именно это дают прогнозы.



"Однако чем дальше в будущее мы заглядываем и чем сложнее системы, поведение которых мы пытаемся предугадать, тем более ненадежным становится этот тип планирования. Поскольку неопределенность возрастает, возникает потребность в других инструментах планирования, позволяющих обнаруживать и изучать будущие деловые условия, чтобы определить потенциальные риски и подготовиться не к одному, а ко многим возможным альтернативам будущего"[14].

Условность сценарных прогнозов известия. Так, в 2013 году МЭР подготовил прогноз, который уже через полгода не оправдался. В нем, в частности, говорилось: "Реализация форсированного и инновационного сценариев приведет к превращению России в одного из глобальных лидеров мировой экономики. Уже в 2014 году Россия войдет в пятерку ведущих стран мира по экономической мощи, обогнав Германию. (!) В условиях реализации форсированной траектории развития к 2020 году Россия сможет подняться вверх еще на одну позицию, оставив позади Японию. По инновационной траектории роста Россия выйдет на четвертое место в 2024 году, а по консервативному варианту сохраняет позиции в пятерке лидеров. (!)

Динамика России по консервативному варианту будет отставать от экономического развития мира. В результате ее доля в мировой экономике к 2030 году сократится до 3,6%. Инновационная траектория роста позволит развиваться быстрее мировой экономики, что даст увеличение доли России в мире с 3,8% в 2010 году до 4,3%. Форсированный вариант развития позволяет опередить темпы роста мира в среднем на 1,8%. Этот темп даст увеличение веса России в мировой экономике до 5,3 процента"[15].



В то же время мы не можем изучить каждый возможный вариант будущего. Чтобы справиться со сложной ситуацией, ее надо упростить. Вот где вступает в дело разработка сценариев. С помощью умело разработанных сценариев можно сократить большую часть неопределенностей до нескольких наиболее вероятных альтернативных направлений, которые вместе содержат в себе наиболее важные неопределенности[16].

Прогнозы по форме обычно количественны. Но иногда они бывают представлены в формате сценариев и являются более или менее яркими описаниями того, что должно произойти: с чем нам придется смириться и что придется преодолевать. Это справедливо и по отношению к видению. Его иногда представляют как Будущее, но в ином смысле. Видение описывает будущее, достойное того, чтобы к нему стремиться. Но, как и прогноз, видение скрывает риски. Видение несложно по своей природе"[17], - пишут авторы. С этой мыслью вряд ли можно согласиться по следующим причинам.

Во-первых, долгосрочный количественный прогноз социально-политических процессов в принципе не может быть количественным. Такие критерии могут в лучшем случае иллюстрировать те или иные тенденции, но не определять их. Даже в научно-технической области такой прогноз, основанный на количественных методах, выглядит сомнительно в период "фазового перехода".

Во-вторых, тем более неоправданны социальные (в т.ч. международные) сценарии, опирающиеся на количественные методы. Так или иначе, как считают авторы, они опираются на нравственные и эмоциональные критерии, которые в долгосрочной перспективе оказывают слабое влияние.

В качестве иллюстрации можно привести долгосрочный прогноз структуры энергопотребления к концу XXI столетия, разработанный экспертами корпорации "ШЕЛЛ"[18].



Яркое, убедительное видение достаточно просто и доступно для понимания, но все же достаточно туманно, чтобы увлечь многих. При осуществлении сценарных проектов прогнозы могут использоваться в качестве исходной информации. В то же время скорректированное стратегическое видение часто является одним из результатов процесса сценарного планирования[19].




_______________________

[1] Сценарии развития МО - зд. детальный план (проект), существующий в виде документа или набора идей относительно долгосрочных политических и иных целей. См.: Подберезкин А.И. Военные угрозы России. М.: МГИМО(У), 2014. С. 11.

[2] Глобальные тенденции 2030: альтернативные миры / Публикация Национального Совета по разведке США. Вал.: 2013. Декабрь. С. 8.

[3] Линдгрен М., Бандхольд Х. Сценарное планирование. Связь между будущим и стратегией? Изд. "Олимп-Бизнес" / http://www.cfin.ru/management/strategy/plan/ scenario.shtml

[4] Линдгрен М., Бандхольд Х. Сценарное планирование. Связь между будущим и стратегией? Изд. "Олимп-Бизнес" / http://www.cfin.ru/management/strategy/plan/ scenario.shtml

[5] Линдгрен М., Бандхольд Х. Сценарное планирование. Связь между будущим и стратегией? Изд. "Олимп-Бизнес" / http://www.cfin.ru/management/strategy/plan/ scenario.shtml

[6] Линдгрен М., Бандхольд Х. Сценарное планирование. Связь между будущим и стратегией? Изд. "Олимп-Бизнес" / http://www.cfin.ru/management/strategy/plan/ scenario.shtml

[7] Линдгрен М., Бандхольд Х. Сценарное планирование. Связь между будущим и стратегией? Изд. "Олимп-Бизнес" / http://www.cfin.ru/management/strategy/plan/ scenario.shtml

[8] Линдгрен М., Бандхольд Х. Сценарное планирование. Связь между будущим и стратегией? Изд. "Олимп-Бизнес" / http://www.cfin.ru/management/strategy/plan/ scenario.shtml

[9] Прогнозирование социальн-оэкономического развития региона / под ред. В.А. Черешнева и др. Екатеринбург: Институт экономики УРО РАН, 2011. С. 409.

[10] Прогнозирование социально-экономического развития региона / под ред. В.А. Черешнева и др. Екатеринбург: Институт экономики УРО РАН, 2011. С. 410.

[11] Прогнозирование социально-экономического развития региона / под ред. В.А. Черешнева и др. Екатеринбург: Институт экономики УРО РАН, 2011. С. 416.

[12] Прогнозирование социально-экономического развития региона / под ред. В.А. Черешнева и др. Екатеринбург: Институт экономики УРО РАН, 2011. С. 417.

[13] Прогнозирование социально-экономического развития региона / под ред. В.А. Черешнева и др. Екатеринбург: Институт экономики УРО РАН, 2011. С. 417.

[14] Линдгрен М., Бандхольд Х. Сценарное планирование. Связь между будущим и стратегией? Изд. "Олимп-Бизнес" / http://www.cfin.ru/management/strategy/plan/ scenario.shtml

[15] Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года / Министерство экономики развития. М. 2013. С. 344.

[16] Линдгрен М., Бандхольд Х. Сценарное планирование. Связь между будущим и стратегией? Изд. "Олимп-Бизнес" / http://www.cfin.ru/management/strategy/plan/ scenario.shtml

[17] Линдгрен М., Бандхольд Х. Сценарное планирование. Связь между будущим и стратегией? Изд. "Олимп-Бизнес" / http://www.cfin.ru/management/strategy/plan/ scenario.shtml

[18] Сценарии "Новый взгляд на будущее" Новый взгляд на быстро меняющий мир "Шелл Интернешнл БВ", 2013 / http://www.shell.com/scenarios. С. 35а.

[19] Линдгрен М., Бандхольд Х. Сценарное планирование. Связь между будущим и стратегией? Изд. "Олимп-Бизнес" / http://www.cfin.ru/management/strategy/plan/ scenario.shtml

Приложения:
Ris 6744641.jpg 34 Kb
Tab 6744642.jpg 83 Kb
Tab 6744643.jpg 75 Kb
Ris 6744644.jpg 50 Kb
Tab 6744645.jpg 62 Kb
Ris 6744646.jpg 93 Kb
Tab 6744647.jpg 79 Kb

Док. # 674464
Опублик.: 10.09.14



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'