Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60042 персоналий
515672 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Место Азиатско-Тихоокеанского региона в мире

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Место Азиатско-Тихоокеанского региона в мире


    Мысль одна - культура наших стран должна быть
интегрирована, нам необходимо работать над
созданием единой евразийской цивилизации[2]

В. Грусман, директор музея

Современный мир переживает фундаментальные
и динамичные изменения, глубоко затрагивающие
интересы Российской Федерации и ее граждан[3]

Концепция внешней политики России


В начале XXI века в мировой экономике и политике вызревают глубинные трансформации самих основ современного мироустройства. Их дальнейшее развитие имеет все шансы определять облик будущего, причем не только в долгосрочной перспективе, но и уже и ближайшего. Речь идет, главным образом, о двух взаимосвязанных процессах, в оценки значения которых сходятся не только эксперты, но и политики.

Первый из них - окончательное смещение центра мировой экономической активности в Азиатско-тихоокеанский регион[1] (АТР) на фоне проблем экономики объединенной Европы. Фактически это уже произошло - более 50% населения планеты и ВВП мира уже производится в странах АТР. Там же сосредоточены наиболее мощные и быстрорастущие военные потенциалы. Основания утверждать, что именно АТР в ближайшем будущем будет определять направления, характер и динамику развития мировой экономики, существуют уже долгое время, а результаты мирового финансового и экономического кризиса 2008-2009 гг. к стагнации 2010-2013 гг. сделали такие оценки лишь еще более актуальными.

Второй - смещение в регион АТР политических, экономических и военных противоречий наиболее влиятельных субъектов мировой политики - США и КНР на фоне попыток других государств и Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), используя потенциалы многосторонней дипломатии, не допустить их неконтролируемой эскалации[4].

Концептуально российская стратегия евразийской интеграции с географической (пространственной), политической и экономической точек зрения должна исходить из представления о единстве Евразии и АТР, более того политико-экономической целостности, определенной субъектности всего континента и соседних стран.. Это хорошо видно уже из новейшей истории, например, противостоянии Великобритании и России во второй половине XIX века - от борьбы за черноморские проливы и Крым, до противостояния в Центральной Азии и на Дальнем Востоке.

Более того, рассматривать Евразию в отрыве от АТР сложно и потому, что основные процессы, связанные с бурным развитием экономики развивающихся стран, протекают именно "на стыке" Евразии и АТР. (Не случайно и то, что участники АТЭС, объединяющая 21 экономику, также во многом совпадает с Евразий и АТР). Как отмечается в докладе ВТО за 2013 год ("World Trade Report"), "Среди основных тенденций развития мировой торговли в последние десятилетия авторы доклада выделяют относительно высокие темпы ее роста, примерно вдвое опережавшие темпы роста производства. Особенно быстро увеличивалась торговля развивающихся стран, повысивших свою долю в мировом экспорте с 34% в 1980 году до 47% в 2011 году. Эта тенденция, как ожидают, будет действовать и в ближайшие десятилетия, причем развивающиеся страны могут опередить развитые государства по темпам роста внешней торговли и валового продукта в 2-3 раза"[5].

Таким образом мы являемся свидетелями процесса, когда мировой центр экономической активности стремительно перемещается в юго-восточную часть Евразии и АТР, более того, по мнению ряда экспертов и политиков новый центр силы в АТР уже состоялся и начал успешно конкурировать с центром силы США - Евросоюз в Северной Атлантике. Это подтверждают многочисленные примеры. И не только в экономике, но и военной политике. Так, в АТР уже размещается более 60% ВМС США, а военные расходы большинства стран региона росли значительно быстрее, чем в других странах мира. По сути дела видна стремительная милитаризация большинства стран АТР, сопровождающаяся пересмотром военной политики и быстрым наращиванием военной мощи.

Правящая либерально-демократическая партия Японии (ЛДПЯ), например, приняла решение о масштабном перевооружении сухопутных и военно-морских сил. Реформа будет направлена на создание корпуса морской пехоты, повышение эффективности системы ПВО и ПРО, а также оснащение армии и флота современным вооружением для нанесения ударов по морским базам противника.

Министерство обороны Японии заявило, что будет рассматривать вопросы приобретения беспилотных самолетов-разведчиков, создание войск морской пехоты для защиты удаленных островов, в частности, спорных с Россией и Китаем, а также нарастить возможности по переброске войск на эти острова.

"Настало время, когда Япония получила полное право сформировать полноценную армию. Однако сначала необходимо ввести поправку в конституцию страны и избавиться от названия "войска самообороны". Японский народ не может навсегда отказаться от ведения военных действий для разрешения мировых конфликтов с другими странами", - высказался бывший министр обороны Сигэру Исиба[6].

Можно сказать, что Россия к подобному ходу событий не готова, хотя в последние годы у ее элиты, безусловно, обнаружилось понимание радикальности этих перемен.

Следует вернуться в этой связи к недавней российской истории, которая хорошо иллюстрирует похожий процесс конца XIX - начала XX века. Можно констатировать, что политические, экономические и индустриальные процессы, проходившие еще в XIX и XX веках в Евразии, самым тесным образом были связаны со строительством дорог, прежде всего, железных, портов и движением огромных масс людей, осваивающих все новые и новые территории. Так, за год до последней битвы и взятия Геок-Тепе русскими войсками было начато строительство Закаспийской железной дороги, которая вышла вскоре к Ашхабаду, а затем и Ферганской долине. Примерно в это же время (в 1891 году) было начать строительство с двух сторон (от Владивостока к Хабаровску и от Урала к Байкалу) Транссиба, что через десять лет закончилось гигантской магистралью протяженностью в 7,5 тыс. км и продолжением ж/д через Харбин к Владивостоку и Порт-Артуру "Эпопея трансазиатской магистрали, - пишет А. Неклесса, - это геополитическая сценография, связанная с не слишком известным вторым туром "большой игры", которая развернулась вокруг предполагаемого наследства Китая...>>[7]

В XX и XXI веке борьба за Евразию продолжалась, вовлекая в нее все активнее уже не только европейские державы, но и страны АТР, примером чему служит не только Вторая мировая война, но и войны в Индокитае, на Корейском полуострове и в Центральной Азии.

Непредсказуемы и внутриполитические изменения в странах Евразии и АТР, которые будут неизбежно вносить свою дестабилизирующую роль в общую ситуацию. Особенно, если речь идет о таких гигантах, как Китай, Индия или Индонезия. Так, например, в Китае КПК уже обеспокоена ростом национализма в армии, традиционно влияющей на всю политику КНР[8].

Резкий экономический рост ряда стран АТР и Евразии, их возросшее политическое и военное влияние, совершенно по-новому ставят проблему соперничества и транспортных коридоров Евразии и АТР. От этих коридоров сегодня во все большей степени зависят уже не только темпы экономического роста, но и степень суверенитета (пример экстерриториальности КВЖД - прообраз такого развития ситуации).

В это связи важным вопросом является отношения евразийских государств со странами соседних регионов, прежде всего, странами АТР, значительная часть которых политически и экономически входит в ареал евразийского пространства. Учитывая же существующую неопределенность относительно того, какие именно страны географически, экономически и геополитически входят в АТР, можно сказать, что их взаимовлияние на евразийские государства невозможно игнорировать. Фактически некоторые страны АТР, особенно если говорить о торгово-экономических отношениях, прямо влияют не только на процесс евразийской интеграции, но даже на внутреннюю политику стран Евразии. Это относится не только к США и Канаде, где такое влияние очевидно, но и Австралии, Индонезии, Филиппинах.

Это влияние усиливается и в связи с тем, что ряд стран АТР фактически возглавляют или определяют позицию влиятельных международных организаций как глобального (ООН, ВБ, МВФ и др.), так и регионального (АСЕАН, ШОС, АТЭС) значения.

Сегодня две российские внешнеполитические концепции - евразийской интеграции и развития отношений со странами АТР - существуют раздельно. Они не связаны между собой не только политически, но и экономически. Более того, из этих концепций очевидно выпадают два других важнейших приоритета - опережающее развитие восточных регионов России и еще более быстрое развитие транспортной и иной инфраструктуры. Между тем такая взаимосвязь не просто существует, но и является определяющей. Ее схематично можно изобразить следующим образом в качестве причинно-следственной цепи или системы приоритетов.



В определенной степени (без политической и военной составляющих) эту взаимосвязь описал академик А. Дынкин следующим образом: "Развитие сотрудничества с Тихоокеанской Азией на перспективу до 2020 г. является ключевым направлением географической диверсификации российских внешнеэкономических отношений. Для восточных регионов страны необходимость усиления торговых связей с регионом среди прочего обусловлена структурой транспортных издержек, поскольку территории к востоку от Урала объективно тяготеют к Китаю и другим странам Тихоокеанской Азии.

К сдерживающим моментам для российского экспорта на Восток относятся развернутость экспортной инфраструктуры топливно-энергетического комплекса России в европейском направлении, а также усиливающаяся конкуренция с азиатскими странами в черной металлургии, производстве минеральных удобрений и других базовых отраслях промышленности. Нельзя забывать и о политических барьерах: в частности, неурегулированность территориального вопроса в отношениях с технологическим лидером - Японией - препятствует прорывам в двусторонних отношениях.

К сожалению, слабо используются самые разные способы ослабления сырьевой специализации России. В частности, транспортные магистрали страны почти не выполняют функции логистического моста между ЕС и Тихоокеанской Азией. Кроме того, почти незадействованными оказываются схемы участия российских компаний в трансконтинентальных цепочках добавленной стоимости (например, связанных с разработкой российскими компаниями образцов продукции для европейских рынков, впоследствии массово производимой в Китае и других странах Восточной и Юго-Восточной Азии)[9].

Между тем, кроме торгово-экономического обоснования у этой взаимозависимости существует и серьезная геополитическая подоплека. Она заключается в том, что восточные регионы России (Евразия) неизбежно становятся объектом, как минимум, влияния быстро растущих экономик стран АТР, а в перспективе и возможной экспансии. Причем речь идет не только об известных территориальных претензиях Японии, возможных - Китая, но и возникновении такой ситуации, когда огромные природные ресурсы всех восточных регионов или их части станут ареной международных споров и борьбы.

Слабость России на Дальнем Востоке в начале ХХ века объективно способствовала тому, что продвижение русских на Дальнем Востоке и в Китае сначала было остановлено, а затем и отброшено. Сегодня "выдавливание" России из АТР происходит менее заметно, но не менее интенсивно.


__________________

[1] Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) - политический и экономический термин, обозначающий страны, расположенные по периметру Тихого океана (более 40 государств), большинство из которых входят в Евразию.

[2] Мадияр Д. Культурная интеграция // Независимая газета. 2012. 25 июня. С. 10.

[3] Концепция внешней политики Российской Федерации. Утверждена Указом Президента РФ. 12 июля 2008 г.

[4] Отчёт о научно-исследовательской работе по теме: "Разработка стратегии торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества в формате диалогового партнёрства Россия-АСЕАН". М.: МГИМО, 2012. С. 22.

[5] Сафронов С. Всемирная торговая организация докладывает // Независимая газета. 2013. 7 августа. С. 5.

[6] Минобороны Японии заявило, что будет создан корпус морской пехоты для защиты удаленных островов / Эл. ресурс: "ЦВПИ". 2013. 19 августа / http://eurasian-defence.ru/

[7] Неклесса А. Трансъевразийский трамплин // Независимая газета. 2013. 10 апреля. С. 5.

[8] NIDS China Security Report 2012 / National Institute for Defense Studies, Japan. 2012. P. 0.

[9] Дынкин А.А. Россия в глобальной экономике 2012-2020 / Эл. ресурс: РСМД. 2013. 12 февраля / http://russiancouncil.ru/

Приложения:
Ris 665620.jpg 41 Kb

Док. # 665620
Опублик.: 19.09.13



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'