Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60042 персоналий
515672 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Ольга Подберезкина: Экономические и социальные предпосылки необходимости опережающего развития регионов Сибири и Дальнего Востока


    Дело... упирается в правильность и эффективность использования
и управления доходами от продажи сырья, поступающими в страну[1]

Е. Примаков

У России огромный потенциал. Поэтому вопрос, может ли страна
изменить свое место в рейтингах инновационной активности или
нет, даже не стоит. России просто необходимо это сделать[2]

П. Линдхольм, советник Всемирного банка


Успех или неудача идеи евразийской интеграции во многом предопределяют темпами развития восточных регионов России, которые будут означать не только продвижение "русского ядра" на восток, но и создавать благоприятные условия как для интеграции постсоветских республик, так и развития отношений по осям Евразия - Евросоюз и Евразия - АТР. Пока что эта концепция не находят своего отражения ни в официальных выступлениях российских лидеров, ни соответствующих документах. Евразийская интеграция рассматривается прежде всего на уровне экономической интеграции России - Белоруссии - Казахстана, которая заявляется до 2014 года первым этапом, а темпы развития восточных регионов рассматриваются как средние по России.

Между тем этот подход абсолютно неверен.

С демографической точки зрения восточные регионы представляют собой практически не заселенную территорию в то время как в европейской части России продолжает концентрация населения. Для сравнения: только в Москве (которую планируется расширить до границ "новой Москвы" с Калужской областью) сегодня проживает более 12 млн человек, что в 1,5 раза больше, чем во всем ДВФО! В одном "спальном районе" Москвы проживает больше, чем на всей территории Камчатского края.

На фоне ухудшающейся в долгосрочной перспективе общей демографической ситуации в стране, которая, как прогнозируется, приведет к сокращению населения трудоспособного возраста к 2020 году на 7-8 млн чел., а к 2050 - более чем на 26 млн человек[3], ситуация в восточных регионах представляется как неизбежная катастрофа. В этих условиях ясно, что принимаемые меры абсолютно недостаточны. Нужен комплекс чрезвычайных мер по выходу из этой ситуации, ориентированных исключительно на восточные регионы.

Другой вопрос - опережающее экономическое развитие восточных регионов - тесно связан с демографическим.

Между тем восточные регионы за последние десятилетия оказались фактически в ситуации деиндустриализованных регионов. Причем в наибольшей степени пострадали обрабатывающие отрасли промышленности. По оценке заместителя гендиректора ОАО Концерна "Алмаз-Антей" С. Остапенко, в СССР выпускалось примерно 70 тыс. станков различной номенклатуры, а сегодня в России в лучшем случае 2 тысячи[4].

Другой пример, который привел Д. Рогозин с 2008 по 2013 год российские компании приобрели почти 600 иностранных и только 59 отечественных авиалайнеров. Доля российской продукции составила менее 7% всего авиапарка, что означает фактическую потерю внутреннего рынка для авиапрома[5].

Вместе с тем уже сегодня передовые предприятия и целые отрасли восточных регионов могут и развиваются темпами, значительно превышающими среднероссийские. Учитывая демографические проблемы СФО и ДВФО, необходимо сделать ставку именно на такие отрасли и предприятия, которые в значительной степени сосредоточены в ОПК. Так, ОАО "Швабе", объединяющее ключевые предприятия оптико-электронной отрасли, увеличило в 2012 году объем продаж на 27%, а в 2013 году планируется на 21%. Кадровый потенциал ОАО "Швабе" - 20 тыс. человек, из которых 4,8 тыс. научные сотрудники. При этом расходы на НИОКР в 2012 году выросли на 48%, а производительность труда на 123%[6]. Это пример можно рассматривать как модель развития наукоемких производств в восточных регионах России.

Для успеха идеи евразийской интеграции возможно, большего числа стран успех "восточной политики" России выражается в обязательном условии опережающих темпах развития регионов Сибири и Дальнего Востока, и их инфраструктуры. Прежде всего транспортной. Это собственно говоря, создает не только экономические и социальные предпосылки для всего процесса евразийской интеграции, но и лежит в основе этого процесса. Как в узком понимании (интеграции трех-четырех государств), так и в широком понимании - развитии отношений российского евразийского ядра с Евросоюзом и странами АТР.

Соответственно этапность и приоритетность задач выглядит по-разному. На наш взгляд, они выглядят следующим образом, имея ввиду, что все три процесса являются, во-первых, основными приоритетами, а, во-вторых, должны развиваться параллельно, но с разной скоростью.



Как видно из предложенного рисунка успех идеи евразийской интеграции во многом предопределяется результатами развития восточных регионов России и укрепления "российского ядра" евразийской интеграции. Причем в качестве относительно самостоятельной тенденции в рамках первого приоритета необходимо выделить развитие транспортной инфраструктуры восточных регионов. Практически это означает, что подпрограммы "Транссиб" и "БАМ" ФЦП развития регионов Дальнего Востока, утвержденной Правительством РФ в марте 2013 года, должны быть расширены с целью концентрации на этих направлениях предприятий обрабатывающей промышленности в наиболее наукоемких областях. Это означает их превращение из "подпрограмм" ФЦП в самостоятельные ФЦП общенационального масштаба. В этом случае они превратятся из примитивных "транспортных коридоров" (имеющих не только достоинства, но и недостатки, в т.ч. политические) в крупные политико-экономические проекты, имеющие ключевое значение для развития евразийской интеграции по всем азимутам.

Такая последовательность практически важна:

- чтобы правильно перераспределить национальные ресурсы. Дискуссия по поводу финансирования Программы развития Дальнего Востока показала, что даже выделение 10 трлн руб. (из которых менее 4 трлн средства федерального бюджета) - суммы достаточно скромной и явно недостаточной - вызывает возражения не только Минфина, но и экспертов преимущественно либеральной направленности;

- избежать рисков зависимости от элит постсоветских государств (опыт СНГ - весьма негативен), когда процесс военно-политической интеграции не должен тормозиться, например, нежеланием участия Узбекистана в ОДКБ;

- чтобы создать максимально выгодные и благоприятные условия для интеграционных процессов со странами АТР и Европы за счет развития восточных районов. Пока что происходит "интеграция" Москвы, например, с Японией или Вьетнамом, а не интеграция восточных регионов. Которые фактически не могут быть самостоятельными субъектами в силу экономической инфраструктурной отсталости. Вместе с тем уже есть и удачные примеры. Так, экспедиция "Тюмень-Сабетта-Китай" на сухогрузе "Инженер Трубин" открыла новый торговый путь из России в страны Юго-Восточной Азии через Северный Ледовитый океан, который намного короче, чем через Суэцкий канал. И на этом пути отправителям грузов не страшны ни обострения напряжённости на Ближнем Востоке, ни пираты южных морей. Теплоход Северного морского пароходства (порт приписки - Архангельск) прошёл Северным морским путем от строящегося на полуострове Ямал арктического порта Сабетта до Китая с продукцией уральских предприятий для стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Согласно экспертным оценкам, только на предприятиях Уральского федерального округа может появиться более 750 тыс. рабочих мест в УрФО, а с учётом мультипликативной занятости - не менее четырёх миллионов рабочих мест по всей России[7].

Таким образом важнейшим условием реализации евразийского проекта становится опережающее развитие восточных регионов России, перенос центра тяжести политической, военной, научной и культурной жизни на восточное побережье страны.

И наоборот. Евразийская интеграция лежит в основе экономических и социальных предпосылок опережающего развития Сибири, находится евразийская идея укрепления "российского ядра" единого экономического, культурного и геополитического пространства. Поэтому "чисто" экономические аргументы не могут, как сегодня, служить единственным и главным основанием для принятия решений. Что, к сожалению, происходит сегодня нередко не только на Западе, но и в России.

В этом смысле выгодно отличаются исследования российских ученых, которые пытаются системно рассмотреть эту проблему. Так, на VII Байкальском международном экономическом форуме (сентябрь 2011 г.) подход к этой проблеме был сформулирован следующим образом[8]:



Как видно из приведенной таблицы, ее авторы принципиально по-новому сформулировали значение Сибири и Дальнего Востока для всей России и, что немаловажно, для оценки перспектив ее места в мире. Совершенно оправдан и вывод о том, что от того, как будут развиваться восточные регионы будет зависеть само будущее нашей страны.

Вместе с тем, говоря о значении восточных регионов и ресурсном потенциале, авторы придерживаются по большому счету сценария, ориентированного на природные ресурсы, а не человеческого потенциала, инфраструктуру и наукоемкие отрасли. Приоритеты должны быть иными, а именно: в условиях демографической катастрофы и деиндустриализации восточных регионов ставки должна быть сделана, во-первых, на опережающее развитие НЧП этих регионов (прежде всего, демографической, научной и образовательных составляющих), во-вторых, инфраструктуры - транспорта, связи, "точек роста", - а, в-третьих, на новой индустриализации регионов, включая переноса в них производств, конструкторских бюро, исследовательских институтов и т.д. из центральных регионов страны.


______________

[1] Примаков Е.М. Нам нужна новая индустриализация // Российская газета. 2012. 9 июня. С. 6.

[2] Кривошапко Ю. Рубль в стиле хай-тек // Российская газета. 2012. 14 июня. С. 1.

[3] Смольякова Т. Третьим будешь // Российская газета. 2013. 15 августа. С. 3.

[4][4] Прохоренко О. Переоборудовать старое - дороже / Эл. ресурс: "ЦВПИ". 2013. 12 августа / http://eurasian-defence.ru

[5] Егоров И. Теряем небо // Российская газета. 2013. 15 августа. С. 2.

[6] Максин С. Стремиться вперед, опираясь на традиции // Независимая газета. 2013. 5 апреля. С. 5.

[7] Севморпуть открыл дорогу товарам между разными странами и перспективу создания миллионов рабочих мест в России // Экономика и жизнь. 2013. 22 августа / http://www.eg-online.ru/news/220604/

[8] Сценарии развития Восточной Сибири и российского Дальнего Востока в контексте политической и экономической динамики Азиатско-Тихоокеанского региона. VII Байкальский международный экономический форум. 2011. Сентябрь.

 

Приложения:
Ris 6654981.jpg 35 Kb
Ris 6654982.jpg 62 Kb

Док. # 665498
Перв. публик.: 16.09.13
Последн. ред.: 17.09.13



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'