Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60043 персоналий
515671 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Владимир Андрианов: Джон Ло - `отец` инфляции


    "Отцом" инфляции многие ученые-экономисты по праву считают талантливого шотландского финансиста и банкира Джона Ло из Лористона (1671-1729). Он вошел в историю как один из первых создателей финансовой пирамиды в масштабах целой страны. Так называемая система Ло была основана на массовом выпуске в обращение необеспеченных бумажных денег.

Джон Ло родился в 1671 г. в столице Шотландии Эдинбурге. Отец его был золотых дел мастером и роставщиком. В 1683 г. он купил небольшое имение Лористон и стал дворянином.
По своей натуре Ло был игроком, а по характеру авантюристом. Имея деньги, хорошую внешность и светские манеры, Джон Ло рано начал жизнь игрока и бретера. Хорошее образование и способности к финансовым операциям позволили ему свести близкое знакомство с представителями банковского сообщества Лондона.
Более десяти лет Ло вел жизнь почти профессионального игрока, занимаясь этим ремеслом в различных странах Европы - Англии, Голландии, Италии, Франции и др. Всюду он играет, занимается спекуляциями с ценными бумагами, торгует драгоценностями, картинами старых мастеров и др.
В то время весьма престижным было слыть игроком. Это звание заменяло благородство происхождения, состояние, честь, порядочность и др. Именно таким путем Ло создал себе общественную и профессиональную репутацию.
Свои взгляды на роль денег в экономике Ло изложил в книге, которая вышла в 1705 г. в Эдинбурге под названием "Деньги и торговля, рассмотренные в связи с предложением об обеспечении нации деньгами". В объемистых томах по истории экономической мысли Джон Ло занимает видное почетное место.
Многие считают его величайшим авантюристом XVIII века. Великий экономист всех времен и народов К. Маркс саркастически отмечал свойственный таким личностям "приятный характер помеси мошенника и пророка". Кроме того, Ло можно считать одним из первых создателей финансовой пирамиды на уровне целой страны.

Звездный час Ло настал, когда во Франции в сентябре 1715 г., умер "король - солнце" Людовик XIV. До этого Ло уже несколько лет исподволь внушал свои экономические воззрения герцогу Филиппу Орлеанскому, племяннику старого короля, человеку, который имел шансы стать правителем страны при малолетнем наследнике престола.
Ло был романтиком банкового дела. Главные идеи Ло - воздействие на экономику через кредитно-финансовую сферу и ведущая роль государства в экономике - пришлись здесь как нельзя кстати.
В письме написанном к регенту в декабре 1715 г. Ло еще раз объясняет свои идеи и предлагает практические меры по их реализации. Среди этих мер основное место занимали необходимость создание государственного банка и акционерной компании.
В частности, Ло писал: "Но банк - не единственная и не самая большая из моих идей, я создам учреждение, которое поразит Европу изменениями, вызванными им в пользу Франции. Эти изменения будут более значительны, чем те перемены, которые произошли от открытия Индий или введения кредита.
Ваше королевское высочество сможет вызволить королевство из печального состояния, в которое оно приведено, и сделать его более могущественным, чем когда-либо, установить порядок в финансах, оживить, поддерживать и развивать сельское хозяйство, промышленность и торговлю".
Прожектеры всегда сулили правителям золотые горы, но здесь экономический алхимик обещает какой-то философский камень.

Как все меркантилисты Ло утверждал, что ключ к экономическому процветанию - изобилие денег в стране. Сами деньги он не считал богатством, он отлично понимал, что подлинное богатство - это товары, предприятия, недвижимость, торговля.
Но изобилие денег, по его мнению, может обеспечить полное использование земли, рабочей силы, предпринимательских талантов.
Он писал: "Внутренняя торговля есть занятость людей и обмен товаров... Внутренняя торговля зависит от денег. Большее их количество дает занятие большему числу людей, чем меньшее количество... Хорошие законы могут довести денежное обращение до той полноты, к какой оно способно, и направить деньги в те отрасли, которые наиболее выгодны для страны; но никакие законы... не могут дать людям работу, если в обращении нет такого количества денег, которое позволило бы платить заработную плату большему числу людей".
По своим взглядам Ло заметно отличается от поздних меркантилистов, которые отождествляли богатство с деньгами и поэтому предлагали систему мер по удержанию денег в стране. Ло предлагал систему мер по увеличению самих денег.

Филипп уверовал в гениальность шотландца. Когда он, оттеснив других претендентов на регентство, захватил власть, то немедленно призвал к себе Ло.
Казна государства была пуста, государственный долг огромен, кредит подорван, в хозяйстве упадок и застой. Все это Ло предлагал поправить путем создания государственного банка с правом эмиссии банкнот.
Учрежденный в мае 1716 г. Всеобщий банк в первые два года своей деятельности имел потрясающий успех. Талантливый администратор, ловкий делец, искусный политик и дипломат, Ло при поддержке регента смело и уверенно овладевал всей денежной и кредитной системой страны.
Банкноты Всеобщего банка, выпуск которых Ло в этот период успешно регулировал, внедрялись в обращение и часто принимались даже с премией против монет.
По сравнению с парижскими ростовщиками банк давал ссуды из умеренного процента, сознательно направляя их в промышленность и торговлю. В народном хозяйстве наметилось определенное оживление. Фактически первоначально банк функционировал как своеобразный финансовый институт развития.

В конце 1717 г. Ло основал свое второе гигантское финансовое предприятие - акционерную компанию. Поскольку она была первоначально создана для освоения принадлежавшего тогда Франции бассейна реки Миссисипи, современники чаще всего называли ее Миссисипской компанией.
Внешне казалось, что в создании компании не было ничего нового. В Англии уже более столетия процветала Ост-Индская компания, созданная еще в 1600 г. В 1711 г. была создана английская акционерная компания - Компания Южных морей. Подобное общество было и в Голландии - Объединенная Ост-Индская компания.
Но компания Ло принципиально отличалась от них. Это не было объединение узкой группы купцов, распределивших между собой паи. Акции Миссисипской компании предназначались для продажи сравнительно широкому кругу капиталистов и для активного обращения на бирже.
Ло хотел ассоциировать и уравнять любых акционеров своей компании и клиентов своего банка - аристократов и буржуа, ремесленников и дельцов,- но ассоциировать их как капиталистов.
Компания была теснейшим образом связана с государством не только в том смысле, что она получила от государства огромные привилегии, монополию во многих областях.
В правлении компании рядом с невозмутимым шотландцем восседал сам Филипп Орлеанский, регент Франции.
Неизбежным спутником акционерного дела является ажиотаж и спекуляция при купле-продаже акций. Система Ло породила этот ажиотаж в невиданных до тех пор размерах.
Хотя компания выплачивала весьма скромные дивиденды, ее акции с весны 1719 г. значительно выросли в цене. Только этого Ло и ждал. Ловко управляя рынком, он начал проводить новые выпуски акций, продавая их по все более высоким ценам.
Спрос на акции превышал их выпуск, и при объявлении новой подписки у дверей компании выстраивались и стояли днем и ночью тысячные очереди. Люди влиятельные и знатные не стояли в очереди, а осаждали самого Ло и других директоров, добиваясь подписки. Это того стоило.
В сентябре 1719 г. компания продавала свои акции номиналом в 500 ливров по 5 тыс. ливров. В то время акцию, которая стоила по выпускной цене 5 тыс. ливров, можно было на следующий день продать на бирже за 7 или 8 тыс. ливров!
Компания была сращена с Всеобщим банком, который с начала 1719 г. перешел к государству и стал именоваться Королевским банком. Банк давал капиталистам деньги для покупки акций компании, вел ее финансовые дела.
Все нити управления обоими учреждениями были сосредоточены у Ло. В январе 1720 г. Ло официально был назначен генеральным контролером финансов Франции. Фактически он стал министром финансов и управлял всей финансовой системой Франции.
Реализовалась его великая идея о централизации капиталов и создании ассоциации капиталистов.

Однако уже в середине 1720 г. стали ощущаться первые подземные толчки под его гениальной системой. Ло пытался стабилизировать ситуацию поддержкой твердого курса акций и ограничением размена банкнот на металлические деньги.
Однако, так как для поддержки курса акций были нужны деньги, Ло печатал их все больше и больше. Слово "инфляция" еще не было изобретено, но именно она угрожала и банку и стране, где он действовал. Ло был загнан в тупик, система погибала.
Уже к осени 1720 г. банкноты, превратившиеся в инфляционные бумажные деньги, стоили не более четверти своей нарицательной стоимости в серебре.
Цены всех потребительских товаров сильно повысились. В Париже не хватало продовольствия, усиливалось народное возмущение. Однажды Ло едва спасся от разъяренной толпы, требовавшей обмена обесцененных бумажек на полноценные деньги. Ло с трудом нашел спасение во дворце регента.
Все замечали, что Ло исхудал, потерял свою обычную самоуверенность и учтивость. У него начались нервные припадки.

С ноября 1720 г. банкноты перестали быть законным платежным средством во Франции. Началось разрушение созданной системы денежного обращения.
Система и ее крах привели во Франции к перераспределению богатства и дохода. Ухудшилось положение дворянства, которое распродавало поместья и особняки, чтобы принять участие в спекуляциях. Ослабились позиции монархии и аристократии.
Важнейшим социальным последствием финансовой пирамиды Ло было возвышение нуворишей, сумевших сохранить богатство, нажитое на бешеных спекуляциях. Сам Герцог Бурбон на спекуляциях с акциями, по слухам, нажил 25 млн. ливров и успел вовремя вложить их в материальные ценности.
С другой стороны, финансовая пирамида Ло и ее крах сильно ударила по городской бедноте, которая страдала от роста потребительских цен. Когда бумажные деньги были поставлены вне закона, оказалось, что очень значительная их часть мелкими суммами скопилась у ремесленников, торговцев, прислуги и даже у крестьян и которыми они уже не могли воспользоваться.
Парижский парламент, который всегда был в оппозиции к Ло, требовал судить его и повесить. В середине декабря 1720 г. Джон Ло с сыном, оставив в Париже жену, дочь и брата, тайно выехал в Брюссель. Все его имущество было вскоре конфисковано и использовано для удовлетворения требований кредиторов.

После бегства из Парижа Ло прожил восемь лет. Он был беден. Конечно, не так беден, как человек, умирающий с голоду, а как человек, который не всегда имеет собственный выезд и живет не особняке, а в скромной квартире.
Первые годы он не терял надежду вернуться, оправдать себя и продолжить свою деятельность. Он засыпал регента письмами, в которых вновь и вновь все объяснял и обосновывал. В этих письмах суть его экономических идей осталась прежней, он только предполагал действовать более осторожно и терпеливо.
Последние годы Ло провел в Венеции. Он делил свой досуг между игрой и работой над книгой "Историей финансов времен регентства". Это сочинение Ло писал, стремясь оправдаться перед потомками. Монография была впервые опубликована через 200 лет. В 1728 г.
Джон Ло умер от воспаления легких в марте 1729 г. в возрасте 58 лет. Интересно отметить, что еще при жизни Ло, в качестве насмешки злые на язык французы сочинили для него следующую "эпитафию":

Под камнем сим - шотландец знаменитый.
Он несравненным финансистом был
И с помощью системы, им открытой,
Всю Францию он по миру пустил.

Вместе с тем жизнь и судьба Джона Ло была настолько интересна и удивительна, что о нем писали и до сих пор пишут монографии и романы. Весьма красноречивы даже заглавия некоторых книг о Джоне Ло, вышедших за последние годы - "Отец инфляции", "Волшебник кредита", "Необыкновенная жизнь банкира Ло" и др.
В частности, в "Фаусте" Гете в блестящей стихотворной форме описывает взгляды Джона Ло на роль бумажных денег в экономике.
Во второй части "Фауста" несведущий в азах экономики Император себе на беду поддается на уговоры прикинувшегося шутом Мефистофеля и соглашается печатать бумажные деньги, обеспеченные не реальными ценностями государства, а "всем достоянием империи".
Если верить великому Гёте, идею решения финансовых проблем государства за счет печатания денег подсказал сам дьявол.


Объявлено: означенный купон -
Ценою в тысячу имперских крон.

Бумаге служат в качестве заклада
У нас в земле таящиеся клады.

Едва их только извлекут на свет,
Оплачен будет золотом билет...

Чтоб сделать дело доброе мгновенным,
Мы отпечатали по разным ценам

Билеты казначейские в дукат,
А также в десять, тридцать, пятьдесят.

Восторг на улицах неописуем,
И вместе с населением мы ликуем...

С билетами всегда вы налегке,
Они удобней денег в кошельке.

Они вас избавляют от поклажи
При купле ценностей и их продаже.

Понадобится золото, метал
Имеется в запасе у менял,

А нет у них, мы землю ковыряем
И весь бумажный выпуск покрываем,

Находку на торгах распродаем
И погашаем полностью заем.

Опять мы посрамляем маловера,
Все хором одобряют нашу меру,

И с золотом чеканом наравне
Бумага укрепляется в стране.


Революционная Франция также пережила небывалую инфляцию. И при жирондистах, и при якобинцах, и при термидорианцах. На дело революции бесперебойно работали два механизма - печатный станок и гильотина.
Весной 1789 г. Французский Сенат издал указ об эмиссии 400 миллионов бумажных ливров, которые получили название "ассигнаты". Новые денежные знаки были обеспеченны имуществом, конфискованным у Церкви и эмигрантов во время революции.
Директория считала это покрытие более надежным, нежели отсутствовавшее в казне серебро или "все достояние империи".
В последующие годы Ассамблея продолжала увеличивать эмиссию ассигнатов. Пытаясь оградить бумажные деньги от обесценения, был принят специальный закон, по которому приговаривали к смерти любого гражданина, кто продавал банкноты со скидкой за золотые и серебряные ливры.
К концу 1795 г. объем денежной массы в стране достигал 40 млрд. ливров, что вынудило ввести в обращение новую валюту - "мандат". Однако в результате гиперинфляции она в течение двух лет потеряла 97% своей номинальной стоимости и превратилась в пустую бумагу.
В 1797 г. обе валюты перестали существовать. В результате очередной денежной реформы появились новые бумажные деньги, обеспеченные золотым запасом государства.

Андрианов Владимир Дмитриевич
Директор департамента стратегического анализа и разработок Внешэкономбанка. Доктор экономических наук, профессор.
____________
также полный текст статьи в приложении

Приложения:
JohnLaw.pdf 356 Kb

Док. # 664535
Опублик.: 27.08.13



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'