Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60042 персоналий
515672 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Виктор Артюшкин: Перспективы второй волны глобального финансово-экономического кризиса


   

Аналитическая записка

Подготовлена Центром глобальных проблем (с.н.с. В.Ф. Артюшкин)

 

Введение

Мировой финансово-экономический кризис, начавшийся в сентябре 2008 г., хотя и отступил перед консолидированными действиями ведущих государств, но все-таки остался до конца не познанным и не преодоленным. При построении прогнозов будущего эксперты обязаны учитывать такое положение. В СМИ уже несколько лет обсуждается возможность пробуждения кризиса, возвращение его в виде `второй волны`.

Такая терминология вуалирует фундаментальный недостаток капиталистического способа производства — цикличность его развития от кризиса к кризису, где кризис является неотъемлемым следствием достоинств капитализма. Характер такой цикличности совсем не согласуется с предложенной терминологией. Под нее, скорее, подходит то, что происходит, например, при землетрясении, которое случается неожиданно, бывает редко, а при его затухании происходят ослабевающие вторые, третьи и т.д. толчки. Цикличность экономических кризисов имеет иную природу, поэтому нам надо анализировать не наступление волн-отголосков, а приход совершенно нового кризиса. Пусть причины прошедшего кризиса до конца не устранены, но все же новый произойдет по своим собственным причинам, даже если среди них будут присутствовать и старые.

В экономическом экспертном сообществе нет общепризнанного понимания путей преодоления мировых финансово-экономических проблем, способствовавших наступлению кризиса. Поэтому уже сделанные экономические оценки и прогнозы можно выстроить в весьма широкий спектр мнений. При этом самой показательной характеристикой сегодняшней ситуации, причем доказывающей ее реальную неопределенность, является то, что почти противоположные суждения выносятся на основе использования одной и той же статистической информации. 

Поэтому для анализа экспертных оценок желательно, чтобы экспертиза строилось на базе формализованных моделей. Если выводы делаются на основе моделирования, то его анализ позволяет обоснованно опровергать или принимать сделанные выводы. Кроме того, появляется возможность понять соотношение объективного и субъективного в процедуре выводов и, следовательно, оценить значимость предлагаемых обобщений и предсказаний. 

Уже на протяжении нескольких лет в Центре глобальных проблем ИМИ для построения сценариев будущего Мир-системы в их экономическом аспекте используется макроэкономическая модель темпов изменения мирового спроса на нефть. Этот подход основан на цепочке индикаторов, в которой о положении дел в мировой экономике можно судить по состоянию глобальной конъюнктуры на мировом рынке нефти, а ее, в свою очередь, характеризует динамика темпов изменения мирового спроса на нефть. Подробно подход был описан в ряде журнальных статей[1], а также представлен в прошлогодней аналитической записке для МИД России[2]. 

Одной из особенностей предлагаемой модели является необходимость работы с ней в режиме мониторинга мировой энергетической ситуации.  Обновление и расширение статистической базы необходимы для проведения корректировки параметров модели с целью получения наилучшего приближения к фактическим значениям. 

Благодаря своей экономико-математической специфике модель обладает прогностическими возможностями (среднесрочная перспектива). 

Моделирование строится на гипотезе о возможном разделении динамики спроса на тренд и изменения относительно тренда, которые затем представляются в виде двух составляющих, одна из них отражает в своем поведении инерционные макроэкономические процессы, а другая – значимые для мировой экономики политические процессы. 

Динамика экономически определенной составляющей представляется как закономерность, обладающая свойствами инерционности и периодичности, которую можно трактовать как `чистое экономическое дыхание` Мир-системы. 

Оно, с одной стороны, определяется своей динамикой в прошлом, с другой стороны, может корректироваться текущими событиями. 

Результаты моделирования 

Предложенная в аналитической записке 2012 г. модельная динамика учитывала статистику с 1977 г. по июнь 2011 г. Она указывала на достижение очередного локального минимума в 2016 г. и, следовательно, возможное начало проявления кризиса относила к 2014 г. (Рис. 1).

На Рис. 1 показаны исходный временной ряд только изменений спроса на нефть (темпов без тренда) и сложная модельная периодика.  Периодическую кривую предлагается трактовать как составляющую, описывающую в динамике спроса закономерности экономического развития Мир-системы.

С июня 2011 г. вышли 27 выпусков издаваемого Международным энергетическим агентством (IEA) ежемесячного журнала Oil Market Report, на основе приводимой в котором статистической информации строится модель.  В течение этого времени данные по 2008-2012 гг. несколько раз уточнялись, а также появились оценки на 2013 год.

С учетом новых данных параметры модели были пересчитаны и динамика модели по состоянию на декабрь 2012 г. стала выглядеть следующим образом (рис. 2).

Прогноз динамики несколько изменился. Во-первых, если раньше ближайший максимум прогнозировался на 2012 г., то теперь он прогнозируется  на нынешний год; и, во-вторых, минимум достигается не в 2016 г., а в 2015-2016 гг., а, следовательно, кризисные явления  также могут начать проявляться в мировой экономике раньше –  не с 2014 г., а уже с 2013 г.

Таким образом, то, как развивалась мировая экономика в 2011–2012 гг., несколько приблизило время возможного наступления следующего мирового финансово-экономического кризиса. 

Поскольку при моделировании фактические значения представляются как результат взаимодействия экономически и политически определяемых составляющих, динамика 2011–2012 гг. должна иметь объяснения политического характера. К таковым можно отнести следующие: 1) революционные процессы в ряде африканских и арабских государств и 2) массовое социально-политическое протестное движение в ЕС, не позволившее вывести из кризиса экономику еврозоны методом полномасштабной радикальной экономии на социальных программах. 

Получилось так, что в 2011–2012 гг., с одной стороны, благодаря росту макроэкономической составляющей негативные влияния политических процессов были смягчены (компенсированы), однако, с другой стороны, благоприятный период для значимого преодоления последствий кризиса был упущен. 

Попробуем более детально проанализировать оценки динамики 2013 г. Для этого рассмотрим квартальные данные по спросу. Напомним, что особенностью статистики, представленной в ежемесячных докладах IEA, является показ значений по одним и тем же кварталам и годам на протяжении значительного периода публикации журнала. Это связано не только с желанием позволить читателю увидеть имеющиеся тенденции в одной таблице, но и с недостатками сбора информации. Они приводят к  необходимости корректировать уже опубликованные данные. Поэтому, если расположить значения по порядку опубликованных номеров, то можно проанализировать корректировки на предмет выявления в них некоторых трендов.  Присутствие таких трендов будет указывать на изменения ожиданий биржевых игроков. 

Так, на графике, описывающем квартальные значения по 2012 г., видна общая тенденция к снижению спроса (Рис. 3). 

А на графике для 2013 г. понижательный тренд сменяется стабилизацией с наметившимся небольшим ростом (Рис. 4). 

 

Учитывая тенденции, отраженные на Рис. 3 и Рис. 4, можно предположить, что во второй половине 2013 г. возможно улучшение конъюнктуры. Однако это возможное оживление, исходя из Рис. 2, предстает не как результат успеха антикризисных действий или свидетельство окончания кризиса, а как использование нереализованного потенциала роста. 

Прежде чем перейти к изложению сценариев прогноза, соотнесем наше видение ситуации с широко обсуждаемыми прогнозами Нуриэля  Рубини.  Из множества сделанных прогнозов мы выбрали именно Рубини, потому, что ему принадлежит самый `свежий` значимый успех в экономическом прогнозировании – предсказание кризиса 2008 г.  Это дает основание предполагать, что он обладает не только хорошим пониманием закономерностей функционирования современной мировой экономики, но и хорошей интуицией (невербализуемым знанием), так необходимой прогнозисту. И хотя после 2008 г. он уже успел дважды ошибиться, предсказывая приход второй волны кризиса и в 2009, и в 2011 гг., кредит доверия к его мнению у общественности еще не исчерпан. 

Исходя из нашей модели можно даже объяснить последние неудачи Рубини. Он достаточно хорошо почувствовал выход мировой конъюнктуры на кризисный уровень (уровень темпов 2011, 2013, 2015 гг. (Рис. 3)), однако кризис не состоялся. Наша модель дает этому объяснение: цикл макроэкономической составляющей находился в фазе подъема, поэтому все негативные влияния на текущую экономическую ситуацию были компенсированы. 

По поводу же его очередного предсказания кризиса в 2013 г. (правда, после двух неудач он стал более осторожен и свое предсказание оценил уровнем достоверности всего лишь в 30 %) ситуация иная. С этими предсказаниями мы частично солидаризируемся, поскольку динамика экономической составляющей на 2012–2015 гг. совершенно другая. 

Рубини обосновывает свой прогноз сочетанием трех негативных факторов: а) кризисом американской экономики; б) кризисом экономики Евросоюза; в) замедлением темпов роста китайской экономики. Однако это сочетание факторов уже давно является реальностью, поэтому дискуссия может вестись скорее о степени проявления каждого из трех факторов и об определении того их уровня, с которого смесь `взорвется` кризисом. 

С нашей же точки зрения, появление в 2013 г изменений, связанных с приближением кризиса, возможно из-за фазы понижения экономической составляющей.  Именно она будет определять характер грядущей динамики. 

Сценарии развития ситуации 

Состояние мировой экономики в 2011-2012 гг., как мы уже отмечали, несколько изменило динамику прогноза, но его влияние этим не ограничивается. То, что значения 2011–2012 гг. оказались на уровне прогнозного минимума 2015–2016 гг., задает два возможных сценария развития событий. 

Пессимистический сценарий (наиболее вероятный). 

В силу того, что мировая экономика замерла на минимальном уровне темпов своего развития, она будет не способна эффективно противостоять новым масштабным осложнениям.  Поэтому движение вниз, если оно начнется, будет, скорее всего, резким. 

Несмотря на то, что впереди нас ждет понижательная фаза цикла экономической составляющей, в это время может произойти и рост конъюнктуры, который обычно продуцируется спекулятивной биржевой игрой на фоне политических кризисов.  Поэтому такой рост не будет продолжительным и, более того, исходя из экономических соображений, должен смениться резким снижением, как бы компенсирующим предыдущий `необоснованный` всплеск. 

В результате резкие перепады конъюнктуры могут привести к ее падению ниже экономически обоснованного уровня 2015–2016 гг. 

Теоретические, минимальные уровни темпов спроса уже достигнуты и, значит, ухудшение состояния мировой экономики может произойти только в результате обострения политической ситуации в регионах, важных для мировой экономики и политики.  И если учитывать то, что мир перешел в новый 2013 г. уже с тенденцией осложнения сразу нескольких региональных кризисов, то реализация пессимистического сценария оказывается наиболее вероятной. 

Правительства ряда развитых государств пытаются использовать разнообразные механизмы ради стабилизации или улучшения своей внутриэкономической ситуации, однако во внешней политике их действия носят дестабилизирующий характер. Причем, если региональные политические кризисы способствуют тому, что экономика США получает конкурентные преимущества, то для остальных государств баланс обретений и потерь  оказывается, скорее, отрицательным. 

Новым основанием, дающим США весьма значимые и разнообразные преимущества, является их успех в освоении труднодоступных источников углеводородов.  Стремительное увеличение их добычи произошло благодаря не только совершенствованию технологий, но и высоким мировым ценам, обеспечивающим отработку новых методов. Реализация стратегии `управляемого хаоса` провоцировала региональные кризисы, которые способствовали удержанию мировых цен на углеводороды на высоком уровне, что сделало дорогостоящую добычу достаточно рентабельной на протяжении нескольких лет. 

Достижение США ситуации самообеспечения газом, а скоро, возможно, и нефтью, может дать этой стране такие преимущества перед ближайшими конкурентами (Китай, ЕС, Япония), которые кардинально изменят внешнюю политику США и, следовательно, всю мировую политическую ситуацию. 

Оптимистический  сценарий. 

Торможение мировой экономической конъюнктуры 2011–2012 гг. на минимальном уровне позволяет выдвинуть еще один возможный сценарий прохождения кризисного участка, а именно – сохранение сложившейся ситуации. Однако этот сценарий возможен только при отсутствии значимых политических кризисов, то есть в условиях консервации тех кризисов, которые разгораются сейчас, и блокирования появления новых. 

Хотя, учитывая предшествующее поведение главного мирового политического игрока – США, ожидать от него стремления притушить текущие и не разжигать новые региональные конфликты затруднительно, однако указания на возможность такого развития событий появились. К их числу относятся, прежде всего, последние масштабные изменениями в администрации президента Б. Обамы:[3] по мнению некоторых экспертов, новые члены команды президента придерживаются умеренных позиций, что и дает надежду на позитивные изменения американской политики. 

В случае достижения ощутимого улучшения внутриэкономической ситуации, которая обеспечит поддержку новой `команде`, можно ожидать от нее действий, направленных на ослабление и консервацию острых региональных кризисов. 

В этом случае возможна стабилизация мировой политической ситуации и ликвидация поводов для проведения широкомасштабных биржевых спекуляций. Значит, можно будет пройти опасный участок в режиме `вялотекущего кризиса`.  И тогда даже самое слабое звено в цепи мировых экономико-политических центров — ЕС сможет ограничиться методом коллективного `латания финансовых дыр`, не прибегая к худшему варианту избавления от обременительных для себя экономик. 

Поэтому вариант, связанный с надеждами на новую внешнюю политику США, показывает самый безболезненный способ преодоления грядущего кризиса. 

Оба приведенных сценария указывают на важную роль политических действий в определении динамики развития Мир-системы.  Причем, если при пессимистическом сценарии они способны только сгладить характер кризиса, то при оптимистическом — его динамика во многом будет зависеть от успешности политических инициатив.  Поэтому действия российского МИД в ближайшие три года приобретают особую значимость.

Сделанный прогноз отводит очень короткие сроки для купирования действующих политических конфликтов.  Может быть, этого удастся добиться при активном формировании больших коалиций стран, активно заинтересованных в стабилизации. Такой подход, конечно, сопряжен с  очевидной трудностью согласования позиций значительного количества участников подобных коалиций, однако опыт российской дипломатии, накопленный, в частности, в рамках ООН и ШОС, равно как и  обусловленные этим опытом возможности, способны благоприятствовать реализации сложной задачи стабилизации мировой политической ситуации.

 

________________

[1] Артюшкин В.Ф. Региональные конфликты и процесс ценообразования на мировом рынке нефти. Полис, N 5, 2007. С. 129-139. / Артюшкин В. Ф. Прогнозирование энергетической политики.  Обозреватель – Observer. N12(251). 2010. С. 72-81

[2] Артюшкин В.Ф., Полякова Т.В. Влияние мировых цен на углеводороды на экономику и политику стран СНГ. Аналитическая записка. ЦГП ИМИ МГИМО МИД России. Декабрь. 2012.

[3] Речь идет о назначении сенатора от Массачусетса Джона Керри на пост госсекретаря, советника по борьбе с терроризмом Джона Бреннана — директором ЦРУ, сенатора от Небраски Чака Хейгела — министром обороны.

 

апрель 2013

 

Приложения:
Ris 6620501.jpg 36 Kb
Ris 6620502.jpg 37 Kb
Ris 6620503.jpg 41 Kb
Ris 6620504.jpg 33 Kb

Док. # 662050
Перв. публик.: 08.04.13
Последн. ред.: 02.07.13



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'