Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60042 персоналий
515672 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Социальные факторы структурной перестройки экономики


   

Перепёлкин В.А.
к.э.н., доцент Самарского государственного университета

Любые социально-экономически значимые события, к каковым, безусловно, относятся серьёзные подвижки в структуре экономики, следует рассматривать в тесной связи с идейным состоянием общества. Сила общественных идей обладает огромным структуропреобразующим воздействием. Вера в безграничные возможности познания в эпоху Возрождения вызвала подъём по всей Европе, вылившийся в переход западноевропейской экономики от аграрного состояния к мануфактурно-индустриальному. В XX веке борьба классического либерализма, исходящего из приоритетности прав и свобод личности и марксизма, опирающегося на принципы коллективизма, сопровождалась неоднократной радикальной ломкой социально-экономических структур в ряде стран, в том числе в России. Уже в наши дни возникновение отдельных новых общественных идей (например, идеи установления экологически ориентированных норм жизни) существенно влияет на содержание структурных преобразований там, где эти идеи получают широкое распространение. Новые ценностные установки порой оказывают на первый взгляд неочевидное, но вполне реальное влияние на процесс межсекторальных сдвигов. Так, руководствующиеся в своей жизни постматериальными ценностными установками люди лучше осознают, что важны не товары как таковые, а услуги, ими обеспечиваемые. Поэтому они гораздо чаще проявляют склонность заменять приобретение товара его арендой или совместным использованием, руководствуясь при этом соображениями экономической целесообразности.

Только будучи принятой и признанной обществом, идея превращается для него в руководство к практическим действиям. Структурное преобразование экономики России, затрагивающее интересы каждого человека, нуждается в идеологической поддержке, своеобразной просветительской деятельности со стороны инициировавших и ведущих его групп общества, особенно в период, предшествующий появлению результатов, однозначно и положительно оцениваемых подавляющим большинством населения. Главной движущей силой перестройки российской экономики сегодня выступает конфликт интересов отраслей завершающей фазы развития индустриального общества и начальной фазы развития общества постиндустриального. Регрессивный вариант структурного развития выгоден группам населения, ведущим хозяйственную деятельность в топливно-сырьевых отраслях, автомобилестроении, металлургии, строительстве, неэлектронной коммерции, а также части государственной бюрократии. Структурный сдвиг в направлении менее энерго- и материалоёмкой, более мобильной в межотраслевом перемещении факторов производства, и, в конечном счёте, социально ориентированной постиндустриальной отраслевой структуры объективно представляет собой угрозу продолжению господства на рынках прежних лидеров, вызывая у них стремление всячески противодействовать ему. Там, где общество окажется в состоянии принять требующее серьёзных затрат, но стратегически верное решение о реальном предоставлении лучших условий отраслям, генерирующим научное знание и распространяющим его по всей экономике, в отношениях между конкурирующими за экономические ресурсы ключевыми отраслями вторичного и третичного секторов будет доминировать некий консенсус, основанный на понимании взаимной выгодности осуществления сотрудничества, основанного на комплементарных связях. В странах, где занятые в производстве знаний группы населения не получат преимущественного положения, продолжится деструктивное по сути секторально-отраслевое противостояние, в котором целью представителей одного комплекса отраслей является сохранение на максимально длительный срок существующей структуры экономики, целью представителей другого - становится её скорейший решительный слом. Обеспечивающий успех прогрессивному структурному развитию экономики России механизм согласования интересов общественных групп, в том числе и страдающих от структурных подвижек, может оказаться эффективным лишь в том случае, если его работа будет строиться на знании и практическом учёте всего многообразия присутствующих в общественном сознании идей относительно направлений, темпов и результатов структурной перестройки.

Наряду с социокультурными и институциональными факторами, большое структуроформирующее значение сохраняют природные условия. Повышая продуктивность применения факторов производства, вспомоществование дарами природы способствует развитию хозяйственной деятельности определённых видов. В местах с суровым климатом, где люди вынуждены затрачивать сравнительно большие средства на сооружение производственных и жилых помещений, на изготовление тёплой, заменяемой по временам года одежды, где человеку требуется гораздо больше топлива и пищи для поддержания собственного тела в физиологически нормальном состоянии, капитализация (особенно по аграрному и сырьевому секторам) идёт менее успешно, чем в южных местностях. Растягивая полевые работы на продолжительное время (в отдельных местах Франции и Италии ими можно заниматься около 300 дней в году против в среднем шести месяцев по России) сельскохозяйственные производители кроме выбора наиболее выгодных для возделывания растениеводческих культур получают возможность выполнить прежний объём работ, привлекая меньшее количество труда и капитала. Нарушение водного баланса, эрозия и загрязнение почв, гибель лесов, похолодание и прочие экологические катастрофы оборачиваются настоящим бедствием для отраслей национальной экономики, занятых эксплуатацией подвергшихся разрушению природных благ. Там, где труд человека не создаёт новой субстанции, но только перерабатывает, перемещает, приспосабливает материалы, доставляемые природой, результативность хозяйственной деятельности попадает в прямую зависимость от качества и обилия этих материалов. Истощение источников природного сырья (например, сырой нефти) в состоянии привести к колоссальным структурным изменениям во многих секторах экономики России (в нашем примере помимо нефтедобычи, нефтепереработки и нефтехимии пострадают транспортные перевозки, автомобилестроение и авиастроение).

Гораздо более выгодным представляется стратегическое положение отраслей российской экономики, использующих относительно малое количество материала природы. Искусственно созданные в них человеком условия производства несравненно легче поддаются совершенствованию, потребность в постоянно растущем в цене природном сырье невелика или отсутствует вовсе, а оттого и перспективы в межотраслевой конкуренции выглядят предпочтительнее. Угроза исторически близкого истощения природных запасов сырьевых ресурсов ставит в практическом плане задачу переориентации хозяйственной деятельности в мире, и в России в частности, на использование главным образом воспроизводимых ресурсов. По всей видимости, будущее человечества связано с экономикой, в значительной степени основанной не на естественных ресурсах, а на умах, накоплении и наилучшем применении знания.
Являясь пусть важнейшей, но только подсистемой общества, экономика в её действительно современном виде всецело зависима от потока продуктовых, технологических, организационных и социальных новшеств. Предполагать, что приходят они откуда-то извне, а в экономическом пространстве лишь коммерциализируются, превращаясь в инновации, было бы, по меньшей мере, опрометчиво. О каком саморегулировании, относительно самостоятельном воспроизводстве можно вести речь, если решающая сила развития экономики находится за её пределами и не подконтрольна ей? Либо следует признать, что деление причин появления инноваций на внешние, производные от достижений "чистой" науки, и внутренние, обнаруживающие себя в виде нововведенческих реакций на возрастание потребительских расходов оправдано только в рамках изучения смены фаз среднесрочного общеэкономического цикла, но никак не при исследовании динамики результирующих макроэкономических показателей в долгосрочной перспективе социально-экономического развития страны.

В высокоразвитых рыночных экономиках прорывы в сфере науки и высоких технологий происходят при самом действенном участии государства, в рамках щедро финансируемых им в соответствии с принятыми приоритетами экономического развития долгосрочными целевыми программами. Поставленная руководством Европейского Союза задача поднять к 2010 году уровень наукоёмкости ВВП региона с 1,95% до уровня Японии (2,99%) и США (2,7%) стала определяющей для VII Рамочной программы научных исследований и разработок ЕС на период 2007-2013 годов, в которой предусмотрены затраты на поддержку проводимых исследований, а также на развитие научно-инновационной инфраструктуры в размере 73,27 миллиарда евро, что в 4,2 раза больше бюджета выполнявшейся в 2000-2006 годах VI Рамочной программы. Время показало, что предпринятые во многих постсоветских странах попытки повсеместного вытеснения государства частным бизнесом из сферы научных исследований и разработок не оправдали себя, создав преграды на пути формирования современной по содержанию и эффективной по результатам функционирования рыночной экономики. Впрочем, неудачи связанные с поспешной неподготовленной коммерциализацией сферы НИОКР вовсе не являются достаточным основанием для того, чтобы также необдуманно перейти на иные, прямо противоположные, но оттого не менее радикальные позиции при определении роли государства и рынка в научно-техническом развитии национальной экономики. Так, противопоставление друг другу белорусскими учёными В.Ф.Байнёвым и В.В.Саевичем рыночной и инновационной моделей развития , исходя из того, что "конкурентно-рыночный механизм является серьёзным препятствием для научно-технического прогресса и процесса формирования инновационной экономики" выглядит более чем спорным, особенно в контексте трактовки ими процесса монополизации транснациональными компаниями международных рынков высоких технологий в качестве нерыночной тенденции экономического развития стран-лидеров мировой экономики . Отрицание жизнеспособности рыночной системы хозяйствования в случае использования чисто рыночных понятий, а именно - конкурентоспособности и инновационности, должно быть как минимум логически непротиворечивым. Для этого необходимо сформулировать иное, вне рыночной системы координат, толкование данных понятий, чтобы у читателя не возникло подозрение, будто предлагаемая в качестве альтернативной инновационная модель экономики на самом деле опирается на те же самые механизмы ведения хозяйственной деятельности. Одного справедливо отмечаемого в монографии факта сильного негативного влияния оказанного неудачным проведением рыночных реформ на инновационную активность в экономиках стран СНГ ещё мало для заявлений о несоответствии рыночной системы как таковой требованиям, предъявляемым к организации механизма хозяйствования современным этапом научно-технического прогресса.

Инвестиции в НИОКР для хозяйственных субъектов передовой социально ориентированной национальной экономики становятся ключевым фактором их выживания и развития, в который они вынуждены вкладывать средства, даже если текущая конъюнктура складывается для них самым благоприятным образом. Там, где этого нет, наблюдается отраслевая и даже макроэкономическая нестабильность, а отечественная наука (если она, конечно, существует), работая в преимущественно автономном от нужд национальной экономики режиме, всё более приобретает черты внешней по отношению к ней силы. Определение научно-технического прогресса как экзогенного фактора структурных изменений в экономике подразумевает некое самостоятельное его развитие, не поддающееся управлению и контролю со стороны хозяйственных субъектов. Последние занимают пассивную позицию по отношению к научно-техническому прогрессу: пользуются плодами, но отстранены от развития процесса. Предприниматели здесь главным образом озабочены организацией надлежащего функционирования своих бизнес-структур, но им мало дела до собственно научно-технического прогресса. Предпринимательство принимает вид делового администрирования, осуществляемого функционерами, решающими сформулированные кем-то "выше" задачи. Приоритет в такой экономике отдаётся выполнению работы, а не обеспечению социально-экономического прогресса, в жертву объёмным показателям роста с готовностью приносится качество экономического роста, его социальная направленность и структура.

С иными последствиями для хозяйственной практики сопряжено включение в круг причин структурной перестройки социальных и институциональных факторов. В этой связи следует особо оговориться: не собственно техника, но её экономическое влияние выступает предметом изучения экономической теории как одной из наук об обществе. Не изобретение компьютера или водородного двигателя, а инвестиции в создание, развитие и привлечение внимания людей к этой техники являются экономически и социально релевантными. В конечном итоге именно принятое потребителями решение предопределит успех или неудачу нововведенческой или рационализирующей инвестиции. Предложение новых продуктов и технологий остаётся невостребованным, если у потребителей вместе с подъёмом их доходов не меняются приоритеты в потреблении. К счастью, при покупках люди руководствуются помимо примитивных потребностей, данных им от природы, ещё и имеющимися у них представлениями о смысле жизни, причём эти представления формируются не только под влиянием соседей и коллег, но и собственных размышлений, собственных вкусов. Желания людей должны опережать приращение их доходов равно по объёмным и качественным характеристикам, ибо, делая выбор между качественно новыми и традиционными товарами, мы голосуем фактически по вопросу продолжения экономического развития.

Ограниченность природных ресурсов и проистекающее из этого их удорожание актуализируют экологическую тему в сознании людей, в том числе наделённых правом принимать решения от имени государства. Ужесточение природоохранных и санитарно-ветеринарных норм, предписаний по гигиене в целом совпадает с направлением изменений предпочтений покупателей, всё чаще выдвигающих на первое место в ряду показателей качества экологичность производства и потребления товаров и услуг. Результатом сдвига в спросе домохозяйств и бизнеса, сопровождавшегося усилением природоохранной составляющей в экономической политике государства, стала реорганизация многочисленных отраслей промышленности, завершившаяся выделением новой отрасли, получившей название индустрии очистки. Объединив в себе совокупность разнородных производств, от масштабных инженерных сооружений в системах водоснабжения и канализации до профессиональной уборки офисных и жилых помещений, данная отрасль переживает сегодня период бурного роста. Трудно точно определить, какова в этом заслуга государства, своими нормативными предписаниями понуждающего к минимизации производственных и бытовых отходов, их превращению в сырьё для последующего производства, а каков вклад домохозяйств и бизнеса. Исходил ли первоначальный импульс к данному структурному сдвигу от изменивших форм занятости и уклада семейной жизни домохозяйств, от появления своеобразной моды на социально и экологически ответственный бизнес, либо от государства, похоже, начавшего воспринимать ухудшение среды обитания своих граждан как угрозу самому себе, сейчас уже не так важно. Очевидно одно: рождение новой отрасли, предлагающей в качестве альтернативы "экономике самообслуживания" растущую гамму специализированных услуг по приведению в должное состояние практически всей совокупности производственных и бытовых условий жизнедеятельности людей, является итогом такого взаимодействия сразу нескольких движущих сил структурной перестройки экономики, при котором эндогенные и экзогенные факторы достаточно органично дополняют друг друга.
При всём разнообразии социоэкономических причин терциаризации они, по всей видимости, способствуют экспансии сектора услуг посредством участия в решении проблемы уровня и динамики доходов домашних хозяйств. Данное положение справедливо по ряду чисто экономических причин, некоторые из которых и подвергнутся рассмотрению далее. Кроме валовых доходов изменения в спросе на услуги зависят от доли налогов в ВВП страны и от степени различий в доходах населения. Две последние причины по-разному влияют на величины оказываемых частных рыночных и общественных услуг. Потребление услуг, предлагаемых частными фирмами, ограничено
доходами конкретного домохозяйства. Доступ к финансируемым из государственных и муниципальных бюджетов общественным услугам, если и предоставляется с учётом высоты доходов, то в прямо обратной, по сравнению с частными рыночными услугами, зависимости: чем больше доходы домохозяйства, тем меньше оснований его членам рассчитывать на получение услуг в рамках программ для малоимущих. В силу различий в финансовых источниках оплаты частных и общественных услуг налоги фактически представляют собой изъятия из величины частного спроса на услуги. А для общественных услуг, напротив, налоги - это поступления в общественный фонд спроса на них. Формирование доходов от труда, прибыли, добавленной стоимости, и, следовательно, потребление домохозяйств находится под определяющим воздействием национальных различий в ставках налогов и взносов на социальное страхование. Чем выше уровень налогообложения в стране, тем меньше средств остаётся у домохозяйств для оплаты предлагаемых на рынке частных потребительских услуг, отчего доля работников, занятых в их производстве, ниже. Зато высока доля занятых оказанием общественных услуг, поскольку широкомасштабное перераспределение вновь созданной стоимости через налогово-бюджетную систему предполагает значительные объёмы финансирования производства общественных услуг. Аналогичным образом обстоит дело и с межстрановыми различиями в степени дифференциации доходов. Чем больше в стране разрыв в доходах между самыми богатыми и самыми бедными, тем выше доля занятости в производстве частных рыночных услуг. Особенно наглядно это проявляется в слаборазвитых странах, где относительно немногочисленный (5-10% от всего населения) верхний зажиточный слой населения предъявляет значительный по объёму и достаточно разнообразный по составу спрос на частные услуги. Одновременно в таких странах отмечается ощутимое отставание развития сферы общественных услуг. Отследим присутствие указанных связей между уровнем налогообложения, с одной стороны, и изменением соотношения частных рыночных и общественных услуг, с другой, используя сгруппированные в таблицу статистические данные по пятнадцати ведущим странам-членам ОЭСР за 2000 год (см. табл. 1).

Таблица показывает высокий уровень налогов и взносов на социальное страхование в Швеции, Дании, Финляндии. К тому же, отличаясь сравнительно малой степенью дифференциации доходов населения указанные страны, а также Норвегия, достигли самой высокой доли занятости работников в общественных услугах. Вхождение в данную группу стран Норвегии, имеющей среднюю по рассматриваемым странам долю налогов и взносов на социальное страхование, объясняется присутствием в ней ставшей традиционной для Северной Европы сравнительно небольшой степени различия в доходах населения. Низкие ставки налогов и социальных отчислений в сочетании с крайне высокой для развитых стран степенью дифференциации доходов вывели в безусловные лидеры по занятости в сфере предоставления частных услуг США и Японию. Приближается к лидерам Швейцария, при низких ставках налогов и взносов на социальное страхование сохранившая незначительную степень дифференциации в доходах. Срединную позицию занимают Германия, Франция, Австрия, Нидерланды, Бельгия, где доли занятых как в частных, так и в общественных услугах довольно незначительны. Эти страны показывают средние по величине значения дифференциации доходов и доли налогов в ВВП. Приведённое межстрановое сравнение свидетельствует о существовании разных путей, ведущих к терциаризации экономики. Сообразно сложившимся институциональным и экономическим условиям в одних национальных хозяйствах упор делается на экспансию частных услуг, в других предпочтение отдаётся услугам общественным. Так, в приведённом примере, в зависимости от господствующего в стране представления о наилучшей организации перераспределения общественного продукта, на первый план выдвигается тот или иной вид услуг.


Обращают на себя внимание большие различия между величинами ВВП и располагаемого дохода в расчёте на одного жителя в Финляндии (располагаемый доход составляет 59% от величины ВВП) и в Швеции (55,9%). В то же время в США располагаемый доход на одного жителя составлял 71,8%, во Франции - 65,8%. Самый низкий среди стран ОЭСР уровень налогов и взносов на социальное страхование был в США (27,9%), наиболее высокий - в Швеции и Дании (51,9%), а также в Финляндии (48,8%), чему можно дать следующее объяснение: более масштабное перераспределение созданного продукта через государственные и муниципальные бюджеты уменьшает покупательную способность домохозяйств, что также находит отражение в структуре использования ВВП страны. Согласно данным за 2004 год доля потребления домохозяйств в США достигала 70,1% от величины ВВП, в Германии - 59,1%, во Франции - 56,1%, в то время как в Швеции составила лишь 48,1%. Естественно, такое положение со спросом домохозяйств вполне определённым образом повлияло на структуру произведённого страной валового продукта, в том числе и в секторе услуг. Так, в 2004 году удельный вес нацеленных прежде всего на удовлетворение спроса домохозяйств услуг торговли, гостиничного дела, общественного питания и транспорта в общем объёме предоставленных третичным сектором услуг был равен в Швеции 20,8%, тогда как в Великобритании - 31,9%, в Германии - 25,9%, во Франции - 25,2%.

Проведённый теоретико-эмпирический анализ взаимной связи между уровнем доходов населения, с одной стороны, и социализацией экономики страны, выражающейся в увеличении доли сектора услуг в ней, с другой, позволяет сформулировать следующие выводы:
- главным фактором воздействия на процесс терциаризации со стороны спроса выступает динамика роста доходов домохозяйств;
- по мере роста доходов населения сокращается самозанятость в домохозяйствах, что, в частности, выражается в покупке части услуг, прежде выполнявшихся собственными силами домохозяйств, у специализирующихся на их оказании внешних поставщиков, а также в усилении стремления женщин выйти на работу по мотивам социокультурного характера;
- принимая во внимание серьёзные расхождения по странам в уровне взимаемых налогов и взносов на социальное страхование, при анализе объёма и структуры предоставляемых через рынок услуг следует брать для расчёта среднего дохода жителя страны величину ВВП, очищенную от налогов и субвенций.

Безусловно, структуры социально ориентированного постиндустриального общества будут схожи, но не единообразны, видоизменяясь от страны к стране. Особая ситуация складывается там, где пока отсутствуют в достаточной мере сформировавшиеся институциональные и общеэкономические предпосылки для успешного протекания процесса социализации экономических отношений. Препятствия, стоящие на пути такого развития, во многом определяют содержание получаемых результатов, которые, впрочем, как правило, вполне соответствуют характеру исходных условий. Если в начале трансформационного периода наиболее актуальной считалась проблематика приведения организации функционирования российского государства в соответствие рыночной системе координат, то сейчас на первый план выдвинулся вопрос формирования России в качестве по-настоящему социального государства как в институциональном, так и в экономическом отношении. От того, каким окажется ответ на данный вопрос, будет зависеть будущее России, её место в мире.

http://www.allrus.info/

Приложения:
ПРИЛОЖЕНИЕ jmjkjrljxljxjxljf.JPG 52 Kb
ПРИЛОЖЕНИЕ2 j.JPG 36 Kb

Док. # 651798
Опублик.: 22.06.12



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'