Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60042 персоналий
515672 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Перспективы и когнитивного капитала в России


    В.В.Николин - Доктор философских наук Омский государственный педагогический университет

Финансовый мировой кризис показал, что на самом деле в Росси не один, а три кризиса: финансовый (связан с мировым), сырьевой (сырьевая экономика России становится причиной ее упадка) и цивилизационный (развитие современной России противоречит возможностям и желанию народа, следствием чего происходит депопуляция и упадок не только экономики, но и нации).

Относительно первого кризиса идет спор относительно эффективности мер правительства, однако спор этот идет в очень узких рамках, его методологический контекст состоит в соотношении частной и государственной активности бизнеса. Однако иной масштаб вытекает из учета экономических циклов капиталистической экономки. В этом смысле показательно сравнение политики Сталина в великую депрессию и современной России. Вспомним, что в 1923 году закончился спад капиталистической экономики, а в 1928 году началась великая депрессия, которая длилась до 1933 года. Еще до этого на вооружении коммунистов была теория циклических кризисов капитализма, выявленная Марксом и проработанная уже в СССР, согласно этой теории цикл длится 12 лет, и спад происходит в середине кризиса. В 1923 году на съезде РКПБ зафиксировали, что произошла стабилизация капитализма, и началось ожидание следующего кризиса. С одной стороны, и это освещается наиболее широко, ожидание кризиса связывалось с подъемом революционной борьбы, а с другой, со сменой конъюнктуры в мире. Внутри России начался НЭП, который привел к обогащению крестьян, а в 1929 году НЭП насильственно закончился. Есть мнение, что это связано было с усилением классовой борьбы, но почему 1929 год? Из-за недостаточности данных можно строить только предположения, однако, в этот момент у СССР оказались деньги для модернизации промышленности, которая выросла за десять лет примерно в 40 раз. Можно предположить, что эти деньги получены на реквизированные у крестьян продукты. Речь идет не о гуманизме политики РКПБ, а о возможностях государства эффективно осуществлять прорыв в периоды кризисов. В это время цены на промышленные товары в Европе резко упали, а предприниматели стали более сговорчивы. В этом смысле странным выступает план Барбаросса, который охватывает территорию России, где в царское время находилась практически вся промышленность, но за счет строительства заводов на Урале и Кузбассе, возникла новая промышленная база, которая уже в 1943 году по производству превзошла производство военной техники всей оккупированной Германией Европы. Отсюда следует, что Гитлер просто не верил планам пятилеток, как и все капиталистические идеологи до и после. Итак, Сталин использовал падение цен на станки, чтобы модернизировать промышленность СССР. В России имея колоссальные ресурсы нефтедолларов не смогли повторить этот опыт. Сравнение кризиса 1929 и 2009 по реакции России показывает иной масштаб возможностей государственной экономики в период кризиса. Но если в период подъема производства выгоднее форма мелкого предпринимательства, а в период кризиса - государственного капитализма, почему это нельзя использовать?

Данный пример может показаться не совсем корректным и предположительным, но он раскрывает ограниченность анализа этого кризиса и путей его преодоления в среде современной России.

Масштаб кризиса второго типа связан с неизбежностью отставания сырьевой экономики. В межкризисный период сырьевая экономика может соревноваться с развитой, но в период кризиса - нет. Что касается третьего кризиса, то здесь налицо навязывание народу культуры заимствованной не только в промышленности, но и по всем параметрам, причем с этим содержательным заимствованием в Россию приходит этап культуры Запада. То есть культура запада находится на этапе кризиса, и в Россию приходит этот этап, его отношение к ценностям и институты и динамика отношения к культуре. Если же предположить, что у культуры России иная стадия и динамика, то окажется, что ее загоняют в прокрустово ложе, ей не свойственное. Это можно понимать как слепота власти относительно перспектив культуры России и русского народа и насильственное прививание ему тенденций, которые повторяются под таким внешним давлением, уничтожая внутренние интенции.
Три кризиса должны решаться так: вначале необходимо разобраться с третьим, и если благодаря его преодолению народ приобретет новое движение, то и второй и первый преодолеваются проще.

История может стать коллекцией моделей, которые демонстрируют способы преодоления аналогичных кризисов в прошлом. Первый пример, как произошел в Англии промышленный переворот и техническая революция. Историки утверждают, что промышленный переворот в XVI веке происходит в большинстве стран Европы, например, во Франции, Голландии, Испании, Италии, причем происходит раньше, чем в Англии, но его динамика есть рост до определенного предела и затем кризис развития. Техническая же революция происходит только в Англии, а потом оттуда экспортируется в Европу, придав ее странам новый импульс. Отличие Англии в двух моментах.

Во-первых, в Англии было свободное крестьянство - йомены, которым купцы в обход городов с их костной ремесленной структурой стали возить сырье зимой (летом йомены занимались сельским хозяйством, а зимой были свободны). И вот миллион йоменов стали заниматься ткачеством. При этом они сами для себя создали рабочую машину, которая делала нить и ткань, а они выполняли при этой машине второстепенную функцию двигательного звена. Во всех прочих странах ремесленники, занимавшиеся ткачеством, такой станок делать не могли, потому что он их самих лишал бы прибыли и монополии на свой труд. Йомены же считали главным трудом сельский, а к ткачеству относились как к приработку.

Во-вторых, параллельно этому в Англии возникает база железоделательной отрасли, где крупный капитал и новое дворянство занимается добычей руды, угля, и созданием паровой машины. Шахта становится в последующем лабораторией новых и будущих открытий в Англии. Такое совпадение технического развития и массового участия и породило английское чудо.

Чудес подобного типа в истории не так уж и много, например, развитие Германии после ее объединения, развитие Америки после реконструкции, Развитие Японии после поражения во второй мировой войне, и т.п. Отдельно стоит опыт революций культурных и цивилизационных, например, становление европейской культуры, связанной с переводами с арабского, заимствованиями от падающей Византии и развитием университетов при монастырях в Европе XII в. Оказывается, что во всех случаях исторического прорыва техническое обновление сопровождалось массовым участием населения в этих проектах, то есть технический прорыв сопровождался цивилизационным. Перенос же технических моделей передовых стран в отсталые без фактора массовости, без социального отклика и интереса народа кончался экономической неудачей. В настоящее время в России происходит не первый, а второй вариант модернизации, который обречен.

Шансы России на пути соединения двух факторов. Этот шанс в современном мире открывает феномен когнитивного капитализма, который массово внедряется в передовых странах. Это предполагает новое разделение труда в мире и Россия имеет все шансы занять там достойное место, ибо третий фактор прорыва состоит в том, что прорыв практически всегда происходит в новом регионе.

В России идет перестройка системы образования, которая, однако, скорее уничтожает образование и специфику России, чем способствует ее включению в когнитивный капитализм. Система образования должна быть перестроена так, чтобы Россия способна оказалась включиться в когнитивный капитализм не сверху, не через лаборатории, а через массовое участие народа в этом преобразовании. Существенным моментом в этом плане должно стать пособие по существованию. Его в Германии и крупнейших фирмах мира получают работники, которые показали свою способность к творческому труду. Получая пособие по существованию, такие люди могут делать все, что им нравится, и они становятся "локомотивами" развития. Но это преобразование также должно отталкиваться от культуры самого народа, не навязывать ему как и что сеять, как и что учить, а давать возможность развивать свое собственное, свой образ жизни, свой менталитет, свои привычки, свои находки. Это движение должно быть сорганизовано вокруг обсуждения сути и путей преодоления третьего кризиса: цивилизационного. Обсуждения самим народом. Своеобразная надежда народа на такое отношение к нему власти проявлялась в период оттепели, а также в период перестройки, старшее поколение непосредственно помнит ажиотаж и активность людей в этот период. Понятно также, что общественная и политическая структура в этих условиях становится неустойчивой и повышается опасность смены власти. Но именно в этом направлении не немногие шансы у России все же стать мировой державой.

В данном случае опять-таки следует использовать исторический опыт, но не путем переноса результатов, а путем восстановления процесса. Содержательно тут ключевую роль играет конкуренция в мире, возникающая в связи с действительным развитием когнитивного капитализма, что и дает шанс занять новое место в разделении труда. Формально, все упирается в неспособность власти к развитию вообще. Власть шаг в направлении описанным выше сделала, когда был введен материнский капитал, но это шаг не совсем верный и проработанный. Косвенным итогом этого шага будет опасность увеличения процента матерей одиночек. Проект должен был поддерживать не столько мать, сколько семью, например, выплата должна увеличиваться, если семья и ребенка полноценная, то есть надо родителям платить за сохранение семьи. Эта выплата повторяет пособие за существование. Аналогичным является проект пособия за воспитание детей. Но эти проекты "не имеют головы", это просто рождение детей, а для чего? Если люди получат представление об этом, - рождаемость, в том числе, повысится. Но вопрос остается, кто будет вкладывать смысл в перспективу России, народ или власть?

http://www.allrus.info/

Док. # 650296
Опублик.: 14.05.12



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'