Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60042 персоналий
515672 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Алексей Беляков: Путешественник поневоле

Алексей Беляков: Путешественник поневоле


    История, о которой я хочу рассказать, вспомнилась мне благодаря старой фотографии, которую разместила моя землячка из Белореченска в альбоме одной из страниц сайта "Одноклассники". Эта же фотография является иллюстрацией моего рассказа.

Итак, было это году в 1958-59, в августе. Я уже тогда учился в школе, и вот, перед самым началом сентября, я попросил у матушки своей денег на школьные покупки. Нужны были линейки, карандаши, ластик, тетрадки, еще какая-то "очень нужная" школьная мелочь. Мы тогда были самостоятельные, все готовили к школе сами. Это сейчас в подготовке к школе проблем у родителей более чем достаточно. А тогда все было просто.

- "Вот тебе деньги, иди и покупай, что тебе нужно. Мне некогда с тобой ходить".
И я отправился в центр нашей, тогда еще станицы, Белореченской, в универмаг, где продавались канцелярские товары и школьно-письменные принадлежности. Успешно сделав все необходимые покупки, я собрался домой. В те времена общественный транспорт ходил в основном по улице Ленина, с поворотом на ул. Кирова возле маслозавода, и далее на железнодорожный вокзал. Когда у нас появлялась мелочь, мы обязательно старались проехать на автобусе. Это ведь было так интересно, не идти пешком, а ехать, да еще разглядывать окрестности сквозь запыленные стекла.

Имея экономии денег копеек пятнадцать, я решил вернуться домой "с шиком". Автобусная остановка находилась на площади, напротив универмага. Выйдя из магазина, я увидел на остановке автобус и, недолго думая, побежал к нему. Автобусы тогда ходили редко, и ждать следующий мне совершенно не хотелось. Не успел я запрыгнуть на подножку, как двери автобуса закрылись и мы поехали. Мог ли я знать тогда, куда я поехал?

Я прошел по салону в самый конец, на свободные места. Усевшись, я стал осматриваться. Первые впечатления были самые наилучшие. В автобусе были очень мягкие сиденья, да еще и накрытые чистыми светлыми чехлами. Двигатель работал за спиной очень тихо. Спинки сиденья были высокие, и полностью закрывали меня от сидящих впереди пассажиров и водителя. Немного освоившись, я сжал в запотевшей руке монетки, и стал ждать кондуктора, поглядывая одновременно в окно. А кондуктор не подходил, и я обрадовался, что смогу проехать "зайцем". Но радовался я рано.

Потому что кое-что уже показалось мне странным. Мы проехали уже больше половины пути по улице Ленина, а автобус не сделал ни одной остановки! И ехал он быстро, не так, как обычно движется старенький скрипящий автомобиль. Вот уже и поворот возле маслозавода. Отсюда дорога поворачивала вправо, на выезд из станицы, а влево дорога уходила в сторону вокзала. И вместо того, чтобы остановиться после левого поворота на автобусной остановке, автобус на полном ходу пошел дальше, вправо, на выезд!

Тут мои радости закончились окончательно. Автобус шел споро, не сбавляя хода, и уже через несколько минут мы оказались на другой развилке. Прямо дорого уходила через мост на Апшеронск, а влево, по путепроводу - на Майкоп, в Адыгею. И снова, уже с душевной тоской, я увидел в окно, как справа мелькнула дорога на мост. Автобус, натужно ревя двигателем, стал подниматься на крутую насыпь переезда над железной дорогой. Обычно, когда мы в этом месте проходили купаться на речку и обратно, всегда взбирались на самый верх, чтобы посмотреть окрестности. Все же это была ВЫСОТА! Отсюда было видно все полотно железной дороги до самого моста через реку Белая, и территория нефтебазы за переездом, и разветвленная сеть путей возле железнодорожной станции.

Но сейчас мне было не до любования окружающими красотами. Автобус скатился с переезда и, набирая скорость, помчался прочь из станицы, увозя меня неизвестно куда! Я забился в уголок, и уже не скрывая своего страха, тихонько заплакал, размазывая слезы по щекам. Я не знал, что мне делать. Я боялся выйти к водителю и сказать, что мне нужно выйти. Я уже понял, что попал в междугородний автобус. Поэтому и оплату с меня не спросили. Кондуктора ведь не было! По-видимому, водитель посчитал, что я еду со старшими, а пассажиры вообще не обратили на меня внимания.

Я тихонько плакал, автобус мчал вперед. За окном справа уже тянулись садовые ряды плодоовощного совхоза, а значит, автобус уже уехал далеко. Я не знаю, но, наверное, провидение сжалилось надо мной, и не дало мне уехать в Майкоп. Я уже настолько был потрясен случившимся, что даже не мог плакать. Я был морально раздавлен! И вдруг автобус стал замедлять ход. И остановился совсем. Все пассажиры стали выходить, и я вслед за ними. Выбравшись, я отошел в сторонку. Впереди автобуса, от края до края проезжей части, включая и обочины, были насыпаны опилки, сплошным толстым слоем, длиной около двадцати метров. От них исходил резкий медицинский, как мне показалось, запах. Из разговоров пассажиров я услышал слово "ящур".

Все пассажиры пешком прошли по опилкам, водитель заехал на опилки, вышел сам, потоптался на опилках, потом проехал дальше, и автобус снова остановился уже на другой стороне площадки. Пассажиры пошли обратно в автобус, а я, несказанно обрадовавшись случившейся остановке, повернул обратно. И хотя мне предстоял немалый путь домой, на душе у меня было так радостно, что я готов был запеть.

Было около двух часов дня, времени было много, и я, даже со своим мелким шагом, дошел бы до дома засветло. Дорогу эту я знал, да и заблудиться там было невозможно, потому что она была единственная! И я, размахивая пакетиком со своими покупками, отправился в обратный путь. Было тепло, тихо, дорога была пустынная, и я уверенно двигался вперед. Но, видно судьба решила компенсировать мне мои душевные страдания и послала мне неожиданную оказию.

Не успел я пройти и двухсот метров, как меня обогнали на велосипедах два парня лет по пятнадцать. Остановились. Я особо их появлению не обрадовался. Малые у старших всегда виноваты.
- Эй, малый, ты откуда идешь, и куда?
- Домой иду.
- А где живешь?
- В Белоречке.
Они переглянулись и один даже присвистнул:
- Далеко же ты гуляешь, ты как здесь оказался?
Разговор был дружелюбный, и я уже смелее рассказал, как я попал на междугородний автобус.

- Ну ты даешь, ты хоть знаешь, куда ты заехал? Там, за поворотом дороги, уже станица Ханская!

Я знал об этой станице, что она расположена на середине пути в Майкоп. Километрах в двенадцати от Белореченской.

- Ладно, давай садись на раму впереди, довезем тебя. Мы тоже туда едем.

По дороге ребята еще оживленно обсуждали мою поездку, потешаясь беззлобно над моей беспечностью. Ну откуда я мог знать, что междугородний автобус делает там промежуточную остановку. Да и сам я к тому времени ездил в автобусе два-три раза. Не так уж у нас тогда было много денег. Да и оплата была другая - пять копеек за одну остановку. За четыре плати уже двадцать. И я был еще совсем малой да бестолковый.

Заодно они мне объяснили, почему останавливался автобус. Оказывается, в районе в то время была эпидемия ящура - болезни крупного рогатого скота. И вот, чтобы не получилось распространение болезни, на всех дорогах были сделаны такие санитарные кордоны.

Но на этом мои приключения не кончились. Когда мы подъехали к совхозным садам, ребята мне предложили:

- Давай мы заедем в посадку, ты посторожишь велосипеды, а мы сходим в сад за яблоками.

Напомню, что был конец августа. Самое обильное созревание яблок. Я, конечно, не возражал своим неожиданным попутчикам и с радостью согласился. За то, что они так по-дружески отнеслись ко мне, я готов был им угодить в чем угодно. Они отправились за яблоками. А я тихонько сидел в кустах и ждал условного сигнала - свиста. Яблоки-то они пошли, попросту говоря, воровать из сада. Но не будем их и меня осуждать. Кому не приходилось лазать в чужой сад за фруктами, когда в своем саду всего полно? Ведь в чужом саду все всегда вкуснее, это общеизвестная истина! Да и в пути так хотелось есть!

Вскоре ребята возвратились со старенькой сумкой, полной красивых яблок. Я не помню вкус этих яблок. Может они были самые обычные, но ситуация, в которой мы их добыли, делала их самыми вкусными! Мы ехали, уже не торопясь, по дороге, грызли яблоки, болтали и так, незаметно, добрались до моего родного перекрестка возле маслозавода. Здесь я расстался со своими благодетелями и пошел домой. Матушка моя, глядя на меня запыленного, только вздохнула:
- Где можно столько болтаться?
- Ну, я же в центр в магазин ходил.
Так закончилось мое путешествие поневоле. Я так никогда и не рассказал, как я уехал в другой город. А потом, постарше, я сам ездил на велосипеде в Майкоп, за двадцать пять километров, к своей сестре, которая жила там со своей семьей. Но это уже совсем другая история.

21.01.2011.
Viperson

Док. # 648251
Перв. публик.: 15.03.12
Последн. ред.: 16.03.12



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'