Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60042 персоналий
515672 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Анализ методик международных руйтингов гражданской активности и возможностей их использования в российском контексте


    Исраелян Е.В. - к.и.н., в.н.с. Института США и Канады РАН

Введение. Постановка проблемы. Проблематика гражданского общества издавна была составной частью общественно-политической науки. Многие крупные мыслители прошлого, такие как Аристотель, Т.Гоббс, Жан-Жак Руссо, Э.Кант, Г. Гегель и др. исследовали, развивали и обогащали понятие "гражданское общество". Наряду с теоретическим осмыслением гражданского общества как феномена, для западной науки последних двух десятилетий характерно появление многочисленных эмпирических исследований по указанной проблематике. Некоторые работы создают количественную основу для анализа состояния гражданского общества как такового, интегрирующего различные сферы гражданской активности в единое целое. Другие посвящены сбору данных об институтах гражданского общества - некоммерческих организациях. В центре внимания третьей группы исследований - отдельные аспекты жизнедеятельности гражданского общества (например, их ценностные ориентиры, как в материалах прошлого и современности Всемирного исследования ценностей - World Values Survey, или вопросы соблюдения прав человека - как в докладах "Свобода в мире", публикуемых международной организацией "Фридом Хауз" - Freedom House).

Количественные исследования проводятся на национальном, региональном и международном уровнях. Многие из них оформлены в виде индексов, для отслеживания динамики и сопоставления развития гражданского общества в различных странах или регионах. Главная ценность таких рейтингов состоит в том, что они создают богатую фактологическую основу, необходимую для теоретических обобщений и принятия практических решений по вопросам гражданского общества.

Наиболее значимыми количественными международными исследованиями конца ХХ - начала ХХI вв. являются: проекты научного Центра при университете им. Джонса Хопкинса (штат Мэриленд, США), анализирующие экономику некоммерческого сектора; Индекс состояния Гражданского Общества (ИСГО), а также Индекс устойчивости неправительственных организаций Центральной и Восточной Европы и Евразии (ИУНПО). Научные достижения указанных проектов могут стать важным ресурсом как для российских исследователей, так и для государственных структур, занимающихся проблемами гражданского общества. Они могут, в частности, оказаться полезными для прогнозирования ситуации внутри гражданского общества, а также сценариев взаимодействия между властью и общественными организациями, для своевременной выработки корректирующих мер по развитию социальной активности и межсекторного сотрудничества.

Методики проектов и оценки состояния гражданского общества России. Международные эмпирические исследования позволяют провести сравнительный анализ и составить рейтинги развития гражданских обществ в различных странах. Индекс состояния Гражданского Общества (ИСГО) оценил уровень гражданской активности в более чем 60 странах. При этом использовались четыре критерия: структура (формы активности, их отличительные черты, типы взаимодействия между различными действующими лицами, ресурсы организаций); среда, в которой развивается гражданское участие (политические, экономические, законодательные, культурные и другие аспекты, а также отношение к НКО двух других секторов - государства и бизнес сообщества).

Третий использованный критерий - ценностные ориентиры гражданского общества, а четвертый - воздействие, которое оно оказывает. Составление Индекса происходит с привлечением страновых экспертов и широким использованием разнообразных источников. На основе количественных характеристик и индикаторов, представленных в форме вопросов, строятся модели или выносятся заключения, удобные для сравнения гражданской деятельности в различных географических точках. Для ИСГО каждый показатель оценивается членами Национальной консультативной группы, состоящей из видных экспертов и лидеров НКО, по шкале от 0 до 3, где 3 - наивысшая величина.

Показатели затем агрегируются в числовое выражение и откладываются на соответствующих осях. Соединение четырех полученных точек дает изображение четырехугольника, который называется даймондом и отражает состояние гражданского общества в данной стране ИСГО зафиксировал невысокий уровень развития гражданского общества в России. Оно действует в относительно неблагоприятной окружающей среде, и сосредоточено в крупных городах и столицах регионов. К негативным тенденциям отнесены: низкая вовлеченность граждан в общественную деятельность, незначительное воздействие на принятие решений, недостаточная прозрачность частных кампаний и НКО, ограниченность технических и материальных ресурсов. В числе достижений сектора отмечены: его роль в продвижении демократических ценностей, в распространении знаний и гражданском образовании, создании горизонтальных партнерских отношений.

Сходные выводы сделаны и авторами Индекса устойчивости неправительственных организаций Центральной и Восточной Европы и Евразии (ИУНПО). Этот рейтинг, в основном опирающийся на оценки экспертов, также дает определенные ориентиры для сравнительного анализа. При ранжировании стран во внимание принимаются семь критериев, которые во многом, но не совсем, совпадают с направлениями гражданской активности, интересующими ИСГО. Уровень устойчивости определяется, исходя из: правовой среды, в которой действуют организации; их организационных возможностей; экономической эффективности; способности защищать общественные интересы; роли в предоставлении услуг; инфраструктуры и общественного имиджа. Сразу отметим, что такие параметры как ценностные ориентиры в проекте не представлены. Кроме того, внешние факторы, включенные в раздел "среда", ограничены лишь проблемами законодательства, тогда как у СИВИКУСа здесь присутствуют и экономические, и культурные моменты. По результатам экспертного обсуждения для каждого из семи критериев ставился общий балл, и выносилось общее заключение об уровне развития сектора по данному направлению.

За десятилетний период (с 1997 г.) показатель устойчивости российских НПО ухудшился как в целом, так и по шести направлениям из семи (за исключением роли в предоставлении услуг, которая несколько возросла, причем не в связи с повышением профессионализма НПО, а благодаря расширению круга потребителей). Россия отнесена к группе стран, находящихся в средней стадии переходного периода (т.е. перехода к устойчивому и развитому гражданскому обществу), и демонстрирует негативную динамику. Так, в 1997 г. по уровню устойчивости НПО она обгоняла большинство стран постсоветского пространства (кроме Венгрии, Словакии и Польши). К 2007 г. она отстала от всех стран этого региона, кроме Сербии, и опережала лишь Азербайджан, Беларусь, Грузию, Таджикистан, Туркмению и Узбекистан.

Третье из рассматриваемых исследований проводится научным Центром при университете им. Дж. Хопкинса (США) под руководством видного экономиста и правоведа Лестера Саламона. С самого начала (проект стартовал в 1991 г.) оно привлекло внимание ученых и общественности своей оригинальностью и новаторским подходом. Впервые научная работа, основанная на широком круге статистических данных, была направлена на выявление общих закономерностей и особенностей экономического развития некоммерческого сектора в различных странах. Данные по России в проекте представлены не были, тем не менее, методика заслуживает рассмотрения для возможного использования в российском контексте.

Выводы и рекомендации. Один из выводов настоящей работы состоит в том, что сложный и многоаспектный феномен гражданского общества может быть успешно изучен и понят только с помощью использования разнообразных методов: теоретического осмысления, качественных оценок и сбора количественных данных. При всех преимуществах количественного подхода, необходимого и удобного для межстранового и межрегионального сопоставления и позволяющего создать крупнейшие информационные базы данных, он не свободен от определенной ограниченности и схематизма. Ведь сложные общественные явления и процессы, динамично развивающиеся и зачастую невидимые на поверхности, рассматриваются через призму установленных стандартных показателей. Понятно, что даже самые совершенные из них не могут учитывать весь широкий спектр мотиваций, векторов и характеристик гражданской деятельности. Где та грань между стандартизацией и упрощенчеством? Может ли быть базой для суждений о зрелости развития гражданского общества сопоставление различных четырехугольников - (по терминологии СИВИКУСА даймондов - diamonds)? Видимо, отчасти с этим связана заниженная, с точки зрения автора, оценка степени развития российского гражданского общества, недоучет огромных возможностей свободной самоорганизации, которые им успешно используются. Представляется, что объективное научное изучение и понимание гражданского общества лежит на стыке трех методов исследований: сбора количественных данных, качественных оценок и их теоретического осмысления. Сведение воедино достижений в этих областях является важной задачей как для зарубежной, так и для российской науки.

Анализ показал, что создание и применение рассмотренных методик сопряжено с рядом сложностей, а сами рейтинги являются пока несовершенными инструментами, использование которых может приводить к определенным погрешностям измерения. При анализе рейтингов ИСГО и ИУНПО обращает на себя внимание недостаточная разработка концептуального обоснования проектов. Парадоксально, что ИУНПО не предлагает внятного определения того, что имеется в виду под "устойчивостью организаций". Между тем рейтинги должны с самого начала иметь четкую концепцию, которая бы хорошо работала в данном проекте в качестве основы для экспертных оценок и годилась для других исследований. Добавим, что Агентство США по Международному развитию (ЮСЭЙД) разработало подробные инструкции о цифровом значении каждого из возможных заключений по проектам. Однако нигде не объясняется, например, что означает "уровень консолидации сектора", что такое "промежуточная" и "начальная эволюция". Аналогичные вопросы возникают и при чтении ИСГО: каковы особенности недостаточно развитой гражданской активности, чем она отличается от слабо развитого гражданского общества и т.д.

Проблема достоверности оценок и данных, полученных в ходе проектов, также является предметом для научных дискуссий. Все исследования применяли многие показатели, что позволило оценивать каждый компонент с нескольких позиций и в определенной степени снижало риск погрешностей. Привлечение представителей разных целевых групп к дискуссиям и оценке показателей были, безусловно, сильной стороной методики ИСГО и, в некоторой степени, ИУНПО. В то же время подобный подход имел и свои издержки. Оценки индикаторов для обоих индексов проставлялись членами консультативных или экспертных групп, во многом зависели от их убеждений и были не лишены субъективизма. Несмотря на жесткое требование СИВИКУСа использовать все имеющиеся в наличии источники при вынесении суждений, несмотря на дискуссионный формат принятия решений, уйти от личностных моментов при вынесении оценок оказалось невозможным. Эта особенность наиболее характерна для Индекса ЮСЭЙД. Он опирается только на "субъективные показатели", в отличие от проекта университета им. Дж.Хопкинса и частично - ИСГО, использующих "объективные индикаторы", которые основаны на регистрируемых данных (статистических и результатах опросов).

Еще одна трудность заключается в том, что с помощью предложенных показателей нередко оказывается сложным измерить процессы и явления, для оценки которых данные показатели предназначены. Это связано с уже отмеченными недостатками концептуализации, с нечеткостью формулировок, слабым учетом страновой специфики. Примечательно, что один и тот же показатель имеет для различных стран разный смысл. Потеря части данных, приводящая к известной недостоверности, происходит и при агрегировании показателей. Масштабность задач исследования СИВИКУСа обусловила слишком громоздкую систему оценки гражданской активности. Она была основана на 4 компонентах, 20 характеристиках и более чем 70 индикаторах. Такое обилие параметров при сжатых временных рамках страновых проектов усложняет оценочный процесс. Критики методик настаивали на более четком определении границ исследований, сокращении числа критериев, их пересмотре с учетом национальных особенностей, разъяснении их сути, и упрощении системы оценки.

Результаты, достигнутые в ходе индексаций российского гражданского общества, убеждают нас в целесообразности продолжения такого рода исследований, причем на регулярной основе, для наблюдения за динамикой сектора. Подчеркнем, что созданная база эмпирических данных нуждается в дальнейшем развитии и обновлении. В частности, ИСГО опирался главным образом на уже имеющиеся (вторичные) источники, не имея организационных и финансовых ресурсов для оригинальных исследований. Проведение количественных оценок гражданского общества в нашей стране поможет найти параллели и выявить национальные особенности российского сектора в международном контексте. Продолжение межстранового сравнительного анализа важно и для того, чтобы избежать недооценки потенциала гражданского общества России, которая, как указывалось выше, присутствует в международных рейтингах. Другим исключительно важным аспектом является региональный компонент, который в целом является недостающим звеном как в обоих Индексах, так и других российских исследованиях о гражданском обществе. Отметим, что региональная составляющая первоначально планировалась в российском Индексе СИВИКУСа, однако была исключена из-за недостатка средств. Рекомендация об изучении гражданской активности в регионах была высказана и персоналом СИВИКУСа, оценивавшим российский проект. В отчетах ЮСЭЙД об устойчивости НКО региональный срез также фактически не присутствует. Особый интерес может представлять сравнительный анализ гражданского участия в регионах, отличающихся по своему этническому составу (поли- и моноэтнические территории), а также конфессиональному и социальному. Такая работа интенсивно ведется - достаточно упомянуть о Докладах Общественной палаты о состоянии гражданского общества в Российской Федерации, о мониторингах гражданского общества, которые проводились Государственным университетом - Высшей Школой экономики, о других российских наработках, накопивших богатый фактический материал.

В отличие от Индексов российский компонент не был включен в проект университета им. Дж. Хопкинса. Однако его идея и методики могут, на наш взгляд, заинтересовать российских исследователей и госструктуры, разрабатывающие подходы к третьему сектору. Значение проекта состоит в том, что вниманию международной научной и общественной аудитории было впервые представлено панорамное видение экономики некоммерческого сектора, его роли как неотъемлемой части современного социально-экономического ландшафта и вклада волонтерского труда. Хотелось бы, чтобы подобный проект был реализован в российском контексте, в частности, для выведения из "тени" волонтерского труда как экономического явления на рынке труда.
Внимания заслуживает и предложение о создании вспомогательных счетов в системах национальной статистики. Несмотря на лоббирование некоторыми российскими экспертами, оно не получило положительного отклика в официальных органах нашей страны. В системе национальных счетов России отражаются только некоммерческие организации, обслуживающие домашние хозяйства. Вместе с тем создание такого вспомогательного счета хотя бы в укороченном формате, в российских национальных счетах могло бы стать важным подспорьем для оценки экономики некоммерческого сектора России. Статистические сведения, нужные для наполнения такой краткой формы, в Росстате накоплены.

Отметим в заключение, что одним из самых серьезных извлеченных уроков стало понимание необходимости самой тщательной разработки понятий, критериев и показателей оценки. Нечеткость, расплывчатость формулировок, громоздкость оценочных анкет создавали существенные помехи успешной реализации проектов. В этой связи, начиная работать с рейтингами, исследователи должны помнить об их слабых сторонах и трудностях применения. Соответственно, следует обращать особое внимание на концептуальную проработанность и понятийный аппарат, на возможности погрешностей, искажений и потери данных, вероятность ошибок измерения и оценок, на расхождения объективных и субъективных показателей, и т.д. Вместе с тем обнаруженные недостатки отнюдь не снижают высокой оценки достигнутого рассмотренными проектами, внесшими солидный вклад в понимание феномена гражданского общества и в измерение его составляющих.

http://www.allrus.info/

Док. # 646281
Опублик.: 31.01.12



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'