Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60042 персоналий
515672 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Интересы России на пространстве СНГ


    Михайленко А.Н. - д.полит.н., профессор РАГС

В настоящее время существуют противоречивые сигналы об интересах России на постсоветском пространстве. Говоря о пространстве, я оперирую геополитическими понятиями. На самом деле это не безликое пространство, а независимые государства, в которых проживают дружественные России народы. Принципиально в отношении государств региона у России может быть две позиции. Первая - это стремление как можно теснее сотрудничать с ними, проводя курс на интеграцию. Второй - пренебрежение этим регионом. Вариантов второй позиций может быть много: "это балласт", "приползут сами" и др. Все остальные позиции находятся в диапазоне между этими полюсами.

Официальная позиция России состоит в том, что страны СНГ являются ее первым внешнеполитическим приоритетом. Однако в действительности приходится сомневаться, что это в полной мере так. Для подобных сомнений есть определенные основания. Например, доля внешней торговли со странами СНГ во внешнеторговом обороте нашей страны составляет примерно 14%, а со странами ЕС - более 51%. Внешнеполитические приоритеты ряда стран СНГ заметно отличаются от позиции России. Но если бы эти позиции (внешнеполитические и внутриполитические) совпадали, то мы бы по-прежнему жили в одном государстве. Различия есть, и существенные, но они не должны препятствовать развитию интеграции.

В этом плане хотел бы обратить внимание на то, как проблемы СНГ отражаются в Обзоре внешней политики Российской Федерации, одобренном Президентом России в конце марта 2007 г. Хотя в Обзоре, как и во множестве других документов и выступлений российских высших должностных лиц, работа со странами СНГ провозглашается первым из приоритетов, дальнейшее изложение дает основания для сомнений. Целый ряд его положений вряд ли может вызвать восторг у наших союзников и партнеров из ближнего зарубежья.

Так, например, в Обзоре говорится, что "у нас есть основания исходить из того, что "европейский выбор" России разделяется обществом и политическими элитами других государств Содружества". Это положение вызывает, как минимум, три вопроса. Во-первых, есть ли действительно уверенность в том, что, например, центральноазиатские государства СНГ разделяют "европейский выбор" России? У них есть своя идентичность, и почему они должны ее менять? Во-вторых, в современных условиях все яснее видится смена лидеров мирового развития в ближайшие несколько десятилетий с западных на восточные (прежде всего Китай и Индию). Оправдано ли сегодня в стратегическом плане провозглашать "европейский выбор" основой своей внешней политики? Наконец, в-третьих, есть ли уверенность в том, что сама Россия, на две трети расположенная в Азии, движется в сторону "европейского выбора"? Практически все последние внешнеполитические и внутриполитические шаги России критикуются в Брюсселе и Страсбурге самым суровым образом.

В Обзоре говорится также, что "переход на рыночную основу в экономических связях со странами СНГ давно назрел. "Фаворитизм" в отношении отдельных партнеров не только противоречит общепринятой мировой практике, но и искажает процессы их внутреннего развития, снижает стимулы к структурной перестройке экономик, не вписывается в наше общее стремление вступить в ВТО. При этом Россия готова рассматривать варианты постепенного перехода на новые цены на энергоносители".

Однако если в отношениях России со странами СНГ царствует рынок, то почему газ продавался в 2006 г. Грузии по 230 долл. за 1000 куб. м., а соседней Армении - всего по 110 долл.? Разве это не политический "фаворитизм"? Понятно, что у Москвы одно отношение к своему ближайшему стратегическому партнеру в Закавказье и совсем другое к "сумасшедшему Мише". Но тогда и в Обзоре нужно говорить о том, что мы в своих отношениях с государствами ближнего зарубежья руководствуемся экономической политикой, а не стремлением выжать из них максимум прибыли.

В отношении развития Евразийского экономического сообщества в Обзоре содержится следующая рекомендация: "вести дело к заключению таможенного союза с "готовыми" странами, а остальных подготавливать в рамках особых режимов и вводить в союз по мере вызревания необходимых условий". Подобное деление стран СНГ на "готовые" и "неготовые" вряд ли обосновано с научной точки зрения. Критерии такой "готовности" не отработаны и не объявлены. В этих условиях любая страна может утверждать о своей готовности к интеграции, обвиняя других в обратном. Например, президент Белоруссии А.Г. Лукашенко не однажды заявлял, что его страна готова к интеграции с Россией до такой степени, на которую готова пойти сама Россия.
Почему же происходит ослабление связей России со странами СНГ? По моему мнению, это происходит прежде всего из-за отношения России к своим соседям. Яркий пример тому - следующее положение из Обзора: "Россия заинтересована в налаживании добрососедских отношений с прибалтийскими государствами, реальный прогресс в которых будет зависеть прежде всего от кардинального улучшения их политического фона, готовности партнеров учитывать российские интересы и озабоченности". Данное положение не касается собственно стран Содружества, но имеет общеметодологическое значение. Если мы будем рассчитывать только на учет своих интересов, а об интересах других государств и знать не будем, то никаких добрососедских отношений, не говоря уж об интеграции, быть не может.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в Обзоре читается не такая уж и приоритетная политика России по отношению к СНГ. Она фактически подтверждена в новой версии Концепции внешней политики Российской Федерации, утвержденной Президентом России в июле 2008 г. В ней, в частности, говорится, что "Россия выстраивает дружественные отношения с каждым из государств - участников СНГ на основе равноправия, взаимной выгоды, уважения и учета интересов друг друга. С государствами, которые проявляют готовность к этому, развиваются отношения стратегического партнерства и союзничества". Мол, не проявляете готовность, то дружите с кем хотите. Важный момент здесь - Россия дает вопрос об отношениях с этими странами на откуп им самим (и, несомненно, другим государствам, которые вряд ли будут сидеть сложа руки), как будто самой ей до этого нет дела.
Однако в последнее время в этой позиции есть изменения. В августе 2008 г. Россия предприняла серьезные шаги по защите своих интересов в Южной Осетии. Это было достаточно неожиданно как для руководства Грузии, так и для ряда ведущих западных стран. Говоря об этих событиях в Послании Федеральному Собранию 5 ноября 2008 г., Президент России Д.А. Медведев заявил: "Фактически зафиксировано формирование качественно новой геополитической ситуации. Августовский кризис лишь форсировал наступление "момента истины". Мы действительно доказали - в том числе и тем, кто спонсировал нынешний правящий режим в Грузии, - что в состоянии защитить своих граждан. Что мы в состоянии на деле отстаивать и наши национальные интересы, и эффективно выполнять миротворческие обязательства".

31 сентября 2008 г. в интервью трем российским телеканалам президент России Д.А. Медведев назвал пять принципов, на которых будет строиться внешняя политика России. Пятый принцип был сформулирован следующим образом: "Наконец, пятое: у России, как и у других стран мира, есть регионы, в которых находятся их привилегированные интересы. В этих регионах расположены страны, с которыми нас традиционно связывали дружеские, добросердечные отношения, исторически особенные отношения. Мы будем очень внимательно работать в этих регионах и развивать такие дружеские отношения с такими государствами, с нашими близкими соседями. Вот из этого я буду исходить при осуществлении нашей внешней политики, что же касается будущего, то оно зависит не только от нас, оно зависит и от наших друзей, от наших партнеров по международному сообществу, у них есть выбор".

Это уже совсем другая позиция. Согласно этому принципу совершенно ясно, что Россия имеет на пространстве СНГ свои интересы и будет действовать для их обеспечения. Говоря о совершенно другой позиции, хотел бы обратить внимание на то, что Концепция внешней политики Российской Федерации была подписана Президентом России 12 июля 2008 г., а с новыми принципами внешней политики он выступил 31 августа того же года. О чем свидетельствует резкое изменение позиции? О том, что стратегии России в этом регионе пока нет. Не объясняет по-другому такой "тектонический" концептуальный сдвиг даже то, что в промежутке между этими событиями произошла война в Южной Осетии.

Заявление о принципе привилегированных интересов России вызвало резкую критику на Западе, прежде всего в США, а также в отдельных странах СНГ, в частности, на Украине. В Заявлении МИД Украины об украино-российских отношениях от 12 сентября 2008 г. на этот счет говорится, что "перспективы равноправных и добрососедских отношений между Украиной и Россией зависят от способности российской стороны, наконец, уяснить тот очевидный факт, что Украина уже 17 лет является независимым государством и ни при каких обстоятельствах не будет входить в сферу т.н. "привилегированных интересов" какой бы то ни было страны". Но не является ли Россия для Украины страной привилегированных интересов, если с ней у Киева наибольший торговый оборот, в России находится несколько миллионов украинских трудовых мигрантов и пр.?

Как и всякая новая позиция, положение о привилегированных интересах России требует дальнейшей разработки и уточнения. Все это имеет место в современной теоретической работе и политической практике. Например, выступая в начале декабря 2008 г. на встрече с представителями Ассоциации европейского бизнеса в Москве, глава МИД России С.В. Лавров заявил: "Мы не раз говорили, что не боремся за какую-то монополию на отношения со странами СНГ". Россия признает, что "и в Центральной Азии, и в Закавказье, у других стран - европейских и США есть свои законные интересы", но хотела, чтобы они реализовывались "не в ущерб интересам России, тоже законным". Однако что такое монополия и что такое ущерб? Когда европейцы предпринимают шаги для строительства газопровода "Набукко", то Россия вполне может рассматривать это как нанесение ей экономического ущерба, потому что она не будет получать солидные средства за транзит газа по своей территории. Когда Россия пробивает строительство "Южного потока", то в Европе раздаются голоса о том, что Россия стремится сохранить монополию на доставку центральноазиатского газа в европейские страны.

Очевидно, что такая постановка вопроса требует разработки механизмов согласования интересов различных государств и их объединений на постсоветском пространстве. Это не так просто. В декабре 2008 г. Еврокомиссия приняла Коммюнике "Восточное партнерство". В нем говорится, что данная инициатива направлена на углубление отношений ЕС с Азербайджаном, Арменией, Грузией, Молдавией, Украиной и при определенных условиях с Белоруссией. В Коммюнике отмечается, что восточное партнерство будет развиваться параллельно с развитием стратегического партнерства с Россией. Однако многие комментаторы оценили данную инициативу ЕС как попытку усилить свое влияние на постсоветском пространстве за счет России.

Можно предположить, что такие полярные оценки будут делаться до тех пор, пока в международных отношениях будет господствовать политика с позиции силы. При всех дипломатических политесах именно так обстоит дело сегодня. Более того, благодаря прежде всего воинственной позиции администрации Дж. Буша именно "силовая" политика, пренебрегающая международным правом, в последнее время стала все более популярной на мировой арене. Поэтому имеет смысл посмотреть на предложение Президента России Д.А. Медведева о заключении договора о европейской безопасности и с этой точки зрения. Работа над этим документом будет способствовать выработке более четкой позиции России по вопросу о ее интересах на пространстве СНГ.


http://www.allrus.info/

Док. # 646001
Опублик.: 23.01.12



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'