Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60043 персоналий
515673 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Диагностика патологий системы государственного управления и права


    "Попытки постичь "природу государей", в широком смысле - природу государства, делались с давних времен. Однако до сих пор даже в современном, казалось бы, всесторонне изученном мире, постоянно происходят неожиданные события, вызывающие огромные материальные потери и массовую гибель людей. Это ли не свидетельство, что до сих пор не удалось понять природу государства, чтобы предвидеть его развитие. Немало современных философов и политических авторов убеждают, что так было во все исторические времена, но будет хуже, поскольку мир приближается к "концу идеологии", "концу истории", "концу цивилизации" и т.д.

Однако заклинания не могут убедить науку, которая не принимает высказывания авторитетов в качестве доказательств истины. Наука не может признать обоснованным объяснение, даже сопровождаемое обилием достоверных фактов: "Государство, - писал Гегель в 1820 году, - нуждается ... в глубоком образовании и понимании и требует удовлетворения этой потребности от науки". Сегодня ответственные за судьбы своих народов "государи", не получая от науки надежных инструментов прогноза будущего, обречены на закладку резервов ("на всякий случай"), а при их нехватке - на выполнение быстрых и тривиальных, а порой неосмысленных действий по устранению последствий случившихся кризисов и катастроф. Но и эти действия не избавляют от повторения в будущем с еще большими потерями и человеческими жертвами и к тому же еще больше осложняют настоящее". Эта длинная цитата из новой книги "Болезни государства", краткое изложение которой представлено в настоящей статье.

Книга посвящена выявлению глубинных (субстанциональных) причин возникающих в государстве проблем, кризисов и конфликтов, которые носят постоянный характер и представляют хронические болезни государства. Понимание причин может позволить получить достоверный прогноз будущего развития государства, чтобы своевременно принять меры для предотвращения нежелательных последствий.

Известно, что проблемы (социальные противоречия) перерастают в кризисы (нестабильность власти), а последние - в конфликты, завершающиеся подавлением или уничтожение противной стороны. Существующие объяснения непредсказуемости их возникновения не имеют научного обоснования, так как меры, принимаемые апостериори, всегда свидетельствуют о реальных, а не трансцендентных причинах, их породивших. Т.е. болезни государства (впервые термин предложен французским юристом Морисом Ориу) можно и должно предвидеть, чтобы своевременно принять предупредительные меры, поскольку на устранение последствий болезней (лечение и реабилитацию) требуется значительно больше ресурсов, чем для осознания причин болезней и их своевременного излечения.

6000-летняя история государства и государственного права не создала надежных средств, чтобы не только предупреждать проблемы, кризисы и конфликты в государствах, между ними и с окружающей средой, но даже своевременно устранять уже возникшие, хотя значительно увеличились расходы на содержание аппарата государственного управления и обслуживающих его отраслей науки; только в ХХ веке в развитых странах финансирование последних увеличилось почти в 4 раза. Каков выход из этой ситуации?

Согласно Эйнштейну, проблемы, порожденные нынешним уровнем мышления, не могут быть устранены тем же уровнем мышления. Нужен иной уровень мышления. Под этим уровнем, по мнению Г.П.Щедровицкого - создателя российской школы методологов, понимается "методология, представляющая синтез разнопредметных знаний и создание новых конфигураций из знаниевых комплексов, традиционно относящихся к различным дисциплинам".

Именно по этой причине в естествознании, добившемся огромных успехов, периодически происходят пересмотры характера мышления, т.е. научные революции. Они рождали новые парадигмы, т.е. дисциплинарные матрицы, представляющие совокупность новых знаний, методов и ценностей, безоговорочно разделяемых членами научного сообщества. Смена парадигм давала мощный импульс научно-техническому прогрессу. Примеры смены парадигм: механика И.Ньютона (17 век) была ограничена теорией относительности А.Эйнштейна (начало 20-го века), которая уже в середине того же века была уточнена концепцией И.Пригожина.

Парадигма государственного управления и государственного права, созданная в эпоху просвещения трудами Гоббса, Руссо, Локка, Монтескье и других великих философов, не обновлялась более 300 лет, хотя отдельные частности были уточнены Джефферсоном, Медисоном и другими отцами-создателями первой конституции в мире (конец 18-го века).

Господствующий в науке о государственном управлении редукционизм (сведе?ние к "решающему звену в цепи"), отражающий механистическое представление века машин, оказался непригодным в век систем, под которым сегодня понимается целостное представление о социальном объекте. Исследования отдельных задач государственного управления и права вне целостного представления о государстве ведет в тупик, о чем свидетельствует общепризнанная мировая оценка нынешнего этапа как кризиса общественных наук. Следствием этой ситуации стало возрождение упоминаемых в начале "озарений" политологов и мистиков.

Заблуждения, порожденные нынешней парадигмой государственного управления, продолжают тиражироваться в конституционном праве государств (ниже мы остановимся более подробно на последствиях такого тиражирования в наше время). Могли ли быть достигнуты успехи в технике и технологии, если бы в естествознании сохранились гипотезы о флогистоне, об эфире или о биоте (гипотетической основе жизни)? Прогресс в естествознании начался только после того, как эти парадигмальные гипотезы были удалены из научного обихода.

Откуда может взяться новая методология? Ее может дать методология системного подхода, созданного биологами и математиками в конце 19-го - середине 20-го веков, которая не пока применялась для исследования системы государственного управления. Среди создателей этой методологии: А.А. Богданов (незаслуженно забытый российский создатель Тектологии - всемирной организационной науки), Л.Берталанфи (Общая теория систем, принцип эквифинальности и др.), Н.Винер (обратная связь в природе и машине), У.-Р.Эшби (понятие "черного ящика" в кибернетике, негэнтропии и принцип разнообразия в управлении), Х.Кельзен (автор чистого учения о праве). Хотя последний и не подозревал о своей близости к системному подходу, все они, следуя идее целостности, в основании которой лежит аристотелевская дедукция, раскрывали сущность механизмов функционирования открытых больших целеустремленных систем, к которым относится и государство.

Здесь мы еще раз должны вспомнить имена А.Богданова и Н.Винера. Они указали на препятствие пониманию целостности, которое возникает из-за различия языков, существующих в отраслях познания, занятых одним и тем же предметом. Примером могут служить две ближайшие отрасли - государственное управление и государственное право. В государственном управлении субъект и объект управления суть одушевленные существа, в государственном праве субъект - одушевленное существо: власть и гражданин (последний конечный субъект права), а объект управления - неодушевленный предмет. Противоречие базовых оснований создает препятствия для взаимопонимания и использования достижений одних отраслей знаний в других отраслях.

Системный подход позволяет рассматривать государство как целостную систему, в роли компонентов которой выступает огромное число людей, обладающих собственной волей и находящихся в постоянном взаимодействии. Такая система обладает свойством эмерджентности (У.Р.Эшби), т.е. несводимости свойств целостности к сумме свойств её компонентов. Раскрывая содержание понятия "государство" как целостной системы, мы обнаруживаем в ней свойственные объектам живой природы элементы управления: субъект и объект управления. В государстве на всех иерархических уровнях управления действует субъект управления (власть) и на нижнем уровне - объект управления (население: граждане и жители страны, представляющие конечный субъект права).

Единственным назначением субъекта управления является принятие (утверждение) решений (законов, регламентов, распоряжений и других актов), которые направляются для исполнения объекту управления (гражданину и жителю страны), предписывая, разрешая или запрещая их действия. По обратной связи поступает информация от исполнителей о ходе исполнении решения и реакция на него.

Идентичные компоненты: сознательно объединившиеся люди, характер их взаимосвязей, элементов управления (субъекта и объекта) и их связь с помощью решений представляют общие свойства, присущие управлению любого человеческого объединения. Такое объединение носит название "организация" - родовое понятие. Организация представляет этап в эволюции живой природы, на котором объединение живых существ происходит сознательно в отличие от популяции животных (стай, табунов, косяков и др.), объединяющихся на основе инстинктов. Таким образом государство представляет один из видов организации, что позволяет использовать в государственном управлении научные достижения в области управлении организациями других видов. В первую очередь, имеются в виду менеджмент и маркетинг, на родство которых с государственным управлением обратил внимание еще Николо Макиавелли 500 лет назад.

Отличия государства от других видов организации состоят (по Веберу) в праве государства принимать нормативные правовые акты, которые представляют управленческие решения, подкрепленные мерами физического насилия. Никаких иных особенностей у государства как организационной системы нет, и древние представления о государстве как о сакральном феномене или современные представления как о феномене политической организации не имеют научных оснований.

У любого решение имеется жизненный цикл, включающий этапы: подготовки, принятия, контроля над исполнением и корректировки по результатам исполнения. Чтобы решение было адекватным (соответствовало реалиям настоящего и будущего), эффективным (достижение желаемого результата при минимальных затратах) и справедливым (не вызывало социальных противоречий), работа над каждым этапом требует специальных знаний. Так этап "подготовки" требует специалистов по управлению, решения которых контролируются и закрепляются на языке права (правоведы); "принятие" (утверждение) - осуществляет ЛПР (лицо, принимающее решение), наделенное соответствующими правами, имеющее необходимые знания и обладающее гуманистической моралью); "контроль" - независимые аналитики различных специальностей; "корректировка" - специалисты первой группы. действуют различные участники Результаты каждого этапа и их совокупность определяют эффективность целостного решения. Отсутствие любого этапа делает нормативный правовой акт ничтожным ( и нередко вредным для общества и человека).

С другой стороны, решение всегда определяет некоторое состояние управляемого объекта, которого он должен достичь в будущем. Результаты исследований нобелевского лауреата Г. Саймона показали, что большая часть решений носит программируемый (рутинный) характер, т.е. базируется на объективном представлении будущего как повторения настоящего или прошлого. Решения также могут носить объективный (расчетный) характер, если известны закономерности перехода от настоящего к будущему.

Однако немало решений подготавливается и принимается в условиях неопределенности, поскольку будущее не похоже ни на прошлое, ни на настоящее, особенно в деталях. Кто, например, мог бы описать будущую роль сотового телефона, в короткий срок изменившего реалии жизни в мире? Решения для условий неопределенного будущего принимаются по интуиции, т.е. путем непосредственного представления, созерцания, познания на основании внутреннего опыта.

Интуиция широко используется при принятии решений менеджерами и политиками, и менее всего, военачальниками, которые согласно, доктрине К.Клаузевица, достигают победы, опираясь на хорошо разведанные данные о противнике.

Следуя мысли Эйнштейна, что "бог изощрен, но не злонамерен", можно лишь утверждать, что интуиция в менеджменте приносит адекватные решения чаще, чем в политике. Интуиция менеджера направлена на устранение проблем в интересах руководимого им коллектива (который нередко участвует в подготовке решения), от результата деятельности которого менеджер получает личное вознаграждение (за распознание "изощренности"). Оценку политику дает вышестоящий руководитель, чьи интересы политик удовлетворяет (за что и получает вознаграждение) или удовлетворяет собственный интерес (если он сам иерарх власти - государь).

Менеджер - наемный работник, его решения по управлению подчиненными в сегодняшнем мире состоит в создании условий для более полного проявления потенций исполнителей, что является объективным условием пребывания менеджера на своем посту. Государь (политик), обладая огромной властью, принимает политическое решение, следуя собственным субъективным предпочтениям. И вовсе не обязательно, что он обратит внимание на эффективные результаты научных исследований, если у окружающих его советников существуют предубеждения против исследователей; вспомним, как навешенные на кибернетику и генетику идеологические ярлыки остановили их развитие в бывшем СССР.

Органическое свойство субъективности политического решения, которое привело к признанию государства политической системой, стало фактором трагического развития истории государственности. Одним из источников заблуждения по поводу государства как политической системы служит омонимичность слова "политика", которое в трудах Платона и Аристотеля означало "государство" ("полития" - правление большинства), а в наше время "политика" выражает стремление лиц, находящихся во власти, к обладанию ею, что обеспечивает им контроль над обществом и получение личных благ (Вебер, Дюверже, Бентам, и др.). Такая парадоксальность в применении термина "политика" сохраняется и поныне. Сведе?ние целостной системы управление государства к единственному фактору - политическому характеру принятия решений представляет редукционизм, породивший нынешний кризис общественных наук.

Еще Локк предупреждал "...нельзя причинить больше вреда государю и народу, чем распространением неправильных понятии о правлении". Например, верховенство политических решений с древних времен, привело к легитимации войны, в том числе, как способа захвата собственности других государств, а также и граждан - производителей будущей собственности (работников), превращая их в "говорящие орудия". Захват осуществляется путем лишения жизни людей, защищающих свое имущество и человеческое достоинство, а также всех иных мирных людей, проживающих или оказавшихся случайно на территории военных действий.

Государство, управляемое политическими решениями, т.е. субъективными предпочтениями государя, породило новую форму жесточайшей внутривидовой борьбы (людей против людей), не известную даже в жестокой (по человеческим меркам) эволюции живой природы. В природе борьба за лидерство в стаде, стае и т.д. или над другими стадами или стаями заканчивалась изгнанием соперника или его ранением (редко убийством), но никогда - массовыми убийствами всех живущих в стране людей, не причастных к борьбе за лидерство; в библейские времена уничтожению подвергался также скот побежденного народа.

Тем не менее, какими бы ни были принятые на основе интуиции решения власти, своевременно или с опозданием или вовсе не принятыми, именно они определяют характер и результаты функционирования государства и каждого из его членов, являясь единственной причиной проблем, кризисов и конфликтов. Поэтому существующий ныне подход к принятию государственных решений на основе субъективных политических предпочтений, не может избавить государство от болезней, ведущих к страданиям граждан и их жертвам. Нужен другой подход к принятию и реализации государственных решений, нужно объективное основание.

Такой подход действительно существует, он возник задолго до появления государства. Речь идет о медицинском диагностировании болезней человека. В его основе лежит неизменная в течение многих тысяч лет анатомия тела человека (первое описание - в древней китайской книге "Нейцзин", XI - VII вв. до н.э.). Она одинакова для всех особей, численность которых ныне составляет около семи миллиардов человек. В последние два века анатомический атлас был дополнен описанием нормальной физиологии, включающей показатели нормального кровяного давления, состава выделений и др. показателей функционирования организма.

Отклонения параметров тела конкретного человека от эталонных анатомических и функциональных показателей являются свидетельством нездоровья (патологии) внутренней системы или органа человека. По этим отклонениям можно достоверно судить о наличии болезни, а, зная характер развития болезни, предсказать последствия для организма в случае лечения или нелечения болезни.

В основе методологии диагностирования, используемой ныне во многих отраслях науки и производства в мире, лежит идея И.Канта о том, что разум способен обнаружить в объекте изучения новые ниоткуда невыводимые основания, неизменные во времени, инвариантные к прошлому, настоящему и будущему. Идея инвариантности, порождаемая чистым разумом, стала основой великих открытий в естествознании и экономике всего 19-го века.

Такие инвариантные основания были обнаружены авторами в системе государственного управления в форме функций управления, существующих во всех видах организаций. Системный подход позволил понять, что привычные для нас функции управления имеют основанием инвариантные принципы управления в живой природе. Мы назвали эти принципы глобальными, общими и специальными в зависимости от иерархического уровня, на котором они действуют.

Живое существо в природе за 3.5 миллиарда лет развития выдержало жесточайшие испытания, длившиеся сотни миллионов лет (минимум пять глобальных оледенений, эпоху кислородного голодания), и, теряя каждый раз до 95% своего состава, выжило. Более того, эволюция, опиравшаяся на эти природные принципы управления, привела к созданию мыслящего человека и его организаций с системой управления, которая способна отвечать вызовам среды.

Следовательно, при построении эталона системы государственного управления мы можем опираться на принципы управления, представляющие неизменные основания, длительно опробованные в природе. Единственное отличие эталона анатомии и нормальной физиологии человека от эталона системы государственного управления состоит в том, что "человеческие" эталоны существуют в физической форме, а управленческий эталон - в виртуальной форме (в мысленном воображении как, например, цифровой ряд), но при этом оба эталона имеют не умозрительный, а достоверный природный источник. Кстати, с точки зрения системного подхода идея диагностирования на основе сравнения с эталоном представляет тот самый эффективный метод целевого управления, т.е. стремление достичь желаемого состояния, сознательно (а не интуитивно), определяя так же сознательно пути и средства его достижения.

В качестве иллюстрации укажем на связь принципа управления в живой природе и в государстве. Так глобальный принцип вычленения биологического объекта из среды выступает как принцип государственного суверенитета над территорией, одновременно являясь функцией (должностной обязанностью) лиц, ответственных за сохранение суверенитета. Второй пример, природный принцип разделения полов биологических объектов, обеспечивающий повышение структурной устойчивости в популяции: один пол "ответственен" за сохранение биологического объекта "здесь и сейчас" (JiT - just in time - заимствовано из теории надежности машин), другой - за выживание в период развития (т.е. в будущем). Отсутствие (лакуны) в конституционном праве нормы, устанавливающей равноправие управления подсистемами сохранения и развития страны, порождает "реактивный" способ управления, сводящийся действия власти к реакциям на поступающие вызовы, что ведет к нестабильности государства.

Еще один природный принцип управления, известный в человеческом обществе как принцип эффективности, обеспечивает минимизацию затрат вещества и энергии на достижение объектом конечного результата. Принцип обеспечивает условия выживания в природной среде, продолжая совершенствование биологических объектов, уничтожая слабые, не способные выжить в среде (естественный отбор в эволюции). С точки зрения человека с его способностью сопереживать страданиям себе подобных, которая восходит к защите слабых членов популяции, принцип эффективности является жестоким инструментом естественного отбора. Уже в средние века философская мысль поставила вопрос об ограничениях этого природного принципа в управлении государством.

Вследствие длительной борьбы народов за свободу и достойную жизнь природный принцип эффективности был "очеловечен": его применение было ограничено принципом справедливости, который и явился источником прогресса человечества. "История мира есть не что иное, как прогресс осознания свободы", говорил И.Кант, и этот прогресс может быть проиллюстрирован объективными данными. Если средняя продолжительность жизни человека, ограниченная природным принципом эквифинальности (т.е. сроком предельной длительности жизни живого существа данного вида), оценивается примерно 100 годами, и в отдельных нынешних государствах средний возраст уже достиг 80 лет, то в древнеримском государстве человек в статусе раба жил в среднем 17.5 лет.

В умах философов возникла идея о новом виде организации - правовом социальном государстве, которое развивается на основе компромисса природного принципа эффективности и гуманистического принципа справедливости. И хотя принцип справедливости еще недостаточно детерминирован, в 20-м веке он уже признан конституционным в трех правовых семьях (франко-германской, англо-американской и скандинавской).

В ходе разрешения системного противоречия человек вынужден был выработать способность измерять (оценивать) желаемые результаты, т.е. определять цель, которая играет роль системообразующего фактора, объединяющего интересы членов организации для будущей совместной деятельности (иногда эту цель в государстве называют национальной идеей).

В дочеловеческих этапах эволюции не было цели, поскольку не было субъекта, который, согласно Х.Кельзену, был бы способен постулировать цель. В живой природе процессы протекают стихийно, а прогресс развития определяется способностью выживания биологического объекта в агрессивной среде (естественный отбор). Возникновение потребности в цели, представляющей всеобщую категорию бытия человека, привело к возникновению новой (уже человеческой) функции управления, выбирающей движение к цели, т.е. планирование.

Набор функций управления, а также заимствованных у природы принципов управления, которые вместе со структурами представляют ФСКУ (функционально-структурный каркас управления) представляет систему управления, способную превращать в жизненные реалии намерения государственной власти с наименьшими затратами (эффективно), предотвращая кризисы и конфликты. Такая система присуща управлению всех видов организаций (в том числе, государство), входящих в родовое понятие "организации". Она может обеспечить эффективное административное управление любого государственно-правового режима: авторитарного, либерально-демократического или правового, поэтому эталон административного управления - еще не гарантия от возникновения социальных проблем и их перерастания в кризисы и конфликты.

Управление правовым социальным государством должно включать не только эталонное административное управление, но и условия, и средств, которые способны направить деятельность государственной власти на создание и развитие именно этого вида. К этим условиям относится цель правового социального государства, ее ограничения (верховенство законов надгосударственного уровня), а также создание и поддержка гражданского общества - независимого механизма контроля над действиями власти и реализации цели суверена-народа в роли партнера, а не соперника власти.

Будучи защищенной исключительным правом народа в роли суверена (непосредственная демократия), цель определяет стремление граждан к желаемому качеству жизни, справедливому отношению к человеку независимо от индивидуальных или социальных различий каждого, рассматривая его как носителя "высшей цели", а не как средства для достижения цели властителя.

Таким образом, сложились три доминирующих принципа эталонной системы государственного управления: эффективности (от природы), справедливости (от человека как личности) и верховенства права (от системы права). Построенный на этих принципах эталон системы управления правового социального государства может опираться преимущественно на объективные оценки результативности, ограничив области принятия субъективных (политических) решений, отражающих интересы соперничающих личностей во власти.

В эталоне управления правового социального государства устранены патологии функций управления и их производных - структур управления и средств реализации. В первую очередь это относится к гарантии предотвращения диктатуры как первого условия правового социального государства. На это условие указывали философы древности и эпохи возрождения, но неразвитость науки управления того времени не позволила им в полной мере определить условия предотвращения диктатуры. К этому надо добавить жесточайшие жизненные реалии, в которых жили философы: за высказывания, неугодные власти, их лишали жизни как Сократа, или Томаса Мора, ссылали как Аристотеля, вынуждали эмигрировать как Т.Гоббса или Ж-Ж.Руссо или подвергали политическим гонениям как А.Богданова (имя которого так и остается малоизвестным в мире сегодня). Потомки не внесли необходимых уточнений в идеи великих философов, и существующие в их учениях противоречия до сих пор сохраняются в современном государственном управлении и праве.

Приведем лишь один пример. Руководитель организации, одновременно являясь руководителем входящего в эту организацию структурного подразделения, нарушает принцип субординационного управления. В случае поиска выхода из нежелательной ситуации, он предпочтет интересы той части своих обязанностей, которые раньше могут дать полезный лично ему результат (субъективное политическое предпочтение). Точно так же президент - глава государства, одновременно являясь главой исполнительной власти, предпочтет удовлетворить оперативные потребности исполнительной ветви в ущерб законам государства, тем более, что срок пребывания президента у власти ограничен.

При субординационном принципе управления, который является основой иерархического управления в любом государстве, разделение властей по горизонтали, дополненное механизмом сдержек и противовесов (выработанным Медисоном для конституции США), не может существенно повлиять на решения государя, обладающего огромной властью. В 10-ти латиноамериканских государствах, полностью повторивших либерально-демократическую конституцию США, принцип разделения ветвей власти не предотвратил возникновения жесточайших диктаторских режимов. Ограничение природного субординационного принципа управления осознавали военачальники еще в глубокой древности, что и было позже (19-го век) закреплено в военной доктрине К.Клаузевица, но создатели конституций не принимали его доктрину во внимание.

В разработанном авторами эталоне системы управления правового социального государства создано непреодолимое препятствие возникновению диктатуры, которое реализуется путем разделения по вертикали функций властвования и управления (в корпорациях - отделение собственности от управления). Суверен государственной власти как Высший субъект управления властвует, но не правит. Он обладает исключительным правом постулировать (выбирать по своему желанию!) и принимать государственные решения, а также контролировать их исполнение. Администрация государства в роли Субъекта управления - управляет, т.е. исполняет решения суверена, но не властвует, поскольку является наемными работниками, лишенными права пересматривать и изменять решения суверена.

Наконец, в эталоне нашел воплощение основополагающий принцип правового социального государства: "разрешено все, что не запрещено", о котором писал Гоббс (в Левиафане). Но в эталонной модели управления принцип становится обязательным не только для граждан и жителей страны, но и для главы администрации государства, который лишен правомочий суверена и поэтому не может стать диктатором: он вынужден действовать в рамках закона, изменение которого ему недоступно.
Полностью реализованы идеи:
- Ж.-Ж. Руссо об общественном договоре. В эталоне отражены реальные (физические) отношения правомочных сторон: нанимателя - суверена (народа) и исполнителя - главы администрации (подрядчика). Продолжительность работы руководителя администрации (главного менеджера в должности, например, премьер-министра) ограничена не сроком пребывания его во власти, а соответствием фактически достигнутых под его руководством результатов его договорным обязательствам. Нынешнее формальное ограничение сроков пребывания во власти высших должностных лиц препятствует проведению в жизнь долгосрочных проектов, но не предотвращает возникновения диктатуры;

- Дж.Локка и Ш.Монтескье о разделении законодательной, исполнительной и судебной властей (горизонтальное управление) наиболее плодотворно реализуется администрацией, которая нанята на работу, чтобы исполнить императивы суверена. В этом смысле оказывается ненужным механизм сдержек и противовесов (недостаточно эффективный и при сегодняшнем раскладе), поскольку вердикт конституционности решений администрации дает конституционный суд, независимость которого обеспечена его прямым подчинением суверену.

- Аристотеля: "Многие лучше не порознь, а все вместе", ибо "каждый обращает внимание на одну какую-нибудь часть, все вместе видят все", при этом под "всеми вместе" он понимал "свободнорожденных, ни в чем не поступающих вопреки закону, за исключением только тех неизбежных случаев, когда закон оказывается недостаточным". Это есть свойство народа, воплощенное непосредственной демократией, если понятие того времени, признававшее легитимность рабства, реконструировать в понятие народа-суверена, представлявшего тогда среднюю часть общества.

Преимущества непосредственной демократии по сравнению с представительной доказаны "теоремой невозможности" Эрроу (Нобелевский лауреат 1972 г.). Теорема, не опровергнутая до сего времени, утверждает, что соблюдение формальных требований демократии (всеобщее избирательное право, прямые и тайные выборы), не дает во многих случаях возможности "корректно определить коллективное мнение людей", т.е. оставляет возможность манипулирования общественным мнением.

Однако, и непосредственная демократия, представляющая огромную массу людей, также может поддаваться манипуляциям, поскольку ей недоступно понимание конституции, написанной на языке права. Выход из этого положения лежит в наделении народа исключительным правом принимать на всеобщем референдуме только вердикт о цели государства. Цель государства, представляющая свертку желаний и стремлений любого человека, может быть изложена в краткой форме, которая доступна пониманию человека, умеющего читать. С другой стороны, цель государства как организационного объединения граждан представляет "вечный" набор растущих потребностей и желаний человека, которые исследованы А.Маслоу, и нашли отражение в Декларациях и Пактах ООН, в разработках стандартов качества жизни.

Для описания условий и ограничений движения к избранной цели применяется методика системного анализа, позволяющая преобразовывать (декомпозировать) цель в задачи и далее задачи в функции и структуры управления, в потребные средства и источники средств; в процессе декомпозиции принимают участие специалисты по системному анализу в области государственного управления и правоведы. Чтобы уменьшить влияние субъективности, принятие результатов декомпозиции должно проходить при широком участии гражданского общества, общественных и политических организаций, отражающих весь спектр интересов граждан. Результаты обсуждения закрепляются на языке конституционного права.

По завершении обсуждения вердикт народа-суверена о цели, а также результаты построения системы государственного управления и права, в совокупности представляют Основной закон (конституцию) государства. Конституция получает формальное утверждение на основе опросов граждан. В дальнейшем граждане путем всенародного обсуждения могут вносить поправки в конституцию, однако, не касающиеся вердикта суверена-народа.

Все эти концепты позволили сформировать эталон системы государственного управления, который состоит из трех правовых блоков конституции: Целевого (воплотившего идеи И.Канта и Х.Кельзена), Административного (на основе идеи Н.Макиавелли о менеджменте и маркетинге) и Самоуправления (гражданское общество Т.Гоббса, Г.Гегеля и Поппера).

Является ли такое построение чем-то неизвестным в конституционной практике? Нет, шаги к этому были сделаны еще в Преамбуле конституции США 1787 г. (соответствует функции Целевого блока), которая, однако, не получила правового закрепления, да и цель государства была представлена в неявной форме, хотя многие содержательные части были закреплены в девяти из 10-ти поправках к Конституции.

В Целевом блоке эталона системы управления на роль хранителя цели (и конституции в целом) народ-суверен на всеобщих выборах избирает на длительный срок (или пожизненно) беспартийного интеллектуала, признанного большинством граждан. Функция хранителя цели складывается из композиции опробованных веками функций Лорда-хранителя печати (Великобритания) и Председателя наблюдательного Совета корпорации, отражающих принцип разделения функций властвования и управления (собственности и управления в корпорациях).

Хранитель государственной цели и конституции наделяется полномочиями главы государства (Президент) и Верховного главнокомандующего. В его обязанности входит утверждение физического лица, рекомендованного государственной конкурсной комиссией, на должность главы администрации (Премьер-министра - главного менеджера) и заключение с ним подрядного договора, а также утверждение (и отставка) руководителей силовых ведомств, находящихся в подчинении главы администрации, поддержка гражданского общества, а также другие формальные обязанности главы государства.

Для вердикта конституционности решений, принимаемых всеми ветвями власти в администрации, в Целевом блоке предусматривается Конституционный суд, который не является структурным подразделением судебной ветви власти. Состав Конституционного суда по рекомендации конкурсной комиссии профессиональных судей, назначаемой Президентом, утверждается им же.

Второй блок управления - Административный - служит для достижения постулированной сувереном-народом цели государства на согласованных общественным договором этапах движения к цели. В основе Административного блока лежит апробированная модель научного управления корпорацией (зрелой, по Дж.Гелбрайту), где акционеры являются сувереном, а главный менеджер - наемным главой администрации. Все структурные подразделения администрации выполняют обычные функции управления: Законодательная палата - принятие и пересмотр законов в развитие конституции, направляемых для руководства в Исполнительную палату (обеспечение эффективности) и Судебную палату (защита справедливости).

Решения Законодательной палаты Административного блока (законы) принимаются с участием общественных и политических организаций, отражающих субъективные предпочтения организаций и лиц; решения Исполнительной палаты принимаются преимущественно на основе экономических оценок, общественного договора и ограничительных законов мирового сообщества; решения Судебной палаты, включающей Верховный суд, - на основе законов, принятых Законодательной палатой.

Эталон системы государственного управления включает блок Самоуправления, где господствует гражданское общество. Этот блок играет исключительно важную роль в управлении государством, поскольку в нем осуществляется около 2/3 всех отношений граждан и жителей страны между собой и с государственной властью. В блоке реализуются функции: обратной связи; иммунной защиты государства (осуществляемой в интересах государства гражданами в согласии с их интересами), и репродуктивная функция управления (обеспечивающая воспитание будущих членов общества, включая будущих лидеров, которые должны ассимилировать моральные и культурные ценности человечества). Наконец, функция воспитания, следуя Платону "...надо в каждом упражнять способ-ность давать объяснение и его воспринимать", включает использование природных возможностей интенсификации мышления граждан. Эта программа основана на обучении детей, стимулируя их потребности в постоянном поиске причинно-следственных связей в раннем дошкольном возрасте (в индуктивном мышлении) и в возрасте 11 - 13-ти лет - (в дедукции).

Гражданское общество может сыграть особую роль на переходном этапе от авторитарного государства к правовому, когда требуется понять и разъяснить ограничительные условия жизни общества при движении его к цели народа-суверена. На этом этапе требуется максимальная поддержка гражданского общества со стороны государства, поскольку только гражданское общество может создать морально-этическую базу понимания условий переходного периода и необходимости их социальных ограничений. Влияние гражданского общества на принятие государственных решений выходит далеко за пределы рассматриваемого государства, поскольку мировой политикой еще долго будут править лидеры развитых государств, для которых проблемы переходного периода - не затрагивающая их интересы далекая история. Только гражданское общество в таких государствах может поубавить несправедливое отношение к развивающемуся в трудностях соседу.

Таким образом, эталон системы государственного управления может служить инструментом для диагностики патологий в системе государственного управления. Он позволяет своевременно распознавать источники противоречий и давать описания последствий, которые могут нарушить нормальную жизнь народа и движение государства по пути к конституционной цели. На основе достоверной диагностики может быть организована эффективная профилактика и лечение патологий системы управления путем ее своевременной модернизации и реформирования.

Подход к принятию государственных решений, опирающихся на объективные принципы управления в живой природе, на человеческий принцип справедливости и на верховенство права, позволит существенно уменьшить проклятие его непредсказуемости. Это позволит избежать неисчислимых потерь и страданий, которые живому существу пришлось испытать в жесточайших условиях случайного эволюционного отбора в природе, а человеку - в не менее жестокой истории случайного развития государства.

Предлагаемый эталон системы управления является виртуальным (мыслимым) артефактом, и ни в коем случае - моделью утопического государства, поскольку система управления лишь часть государства, а также потому, что и анатомический атлас не является эталоном реального человека. Несмотря на многотысячелетнее интенсивное развитие этого атласа, некоторые его детали и возникающие патологии не описаны до настоящего времени.

Чтобы проверить возможности практического применения диагностики и ее способности выявлять патологии управления, были проанализированы конституции, представляющие высшие решения государственной власти, которые являются единственным источником норм государственного права.

Диагностированы конституции почти 30-ти ныне существующих государств, представляющих весь спектр правовых семей, политических режимов (по общепризнанным социально-экономическим показателям), возраста демократии (старые, молодые и начинающие) и регионов мира. Более детально проведена диагностика управленческих и правовых реалий, относящихся к Целевому блоку, которая позволила получить информацию о патологиях, в том числе нетривиальных (не самоочевидных), и дать соображения по прогнозу их последствий для народа и государства. Краткий обзор ниже.

Формальные ошибки.

- Сложившаяся веками традиция принятия решений (законов), связанных с управлением государством (в период его рождения - принятие конституции), не предусматривает участия специалистов по управлению (менеджменту). Решения, подготавливаемые правоведами, а прежде - государями со своими советниками (визирями), содержат формальные управленческие ошибки, которые не устраняются долгие годы, вызывая проблемы, кризисы и конфликты. В частности, игнорируется большинство этапов жизненного цикла решения, особенно - этапов их исполнения, и нет независимого контроля над исполнением, поскольку нет обязательного применения процессуальных законов (жизненного цикла нормативных правовых актов).

- Нарушен субординационный принцип увязки решений по вертикали, отсутствуют правовые условия, обеспечивающие действенную обратную связь, что вызывает нарушение принципа юрисдикционной применимости (восходящего к природному принципу адекватности информации). Неполнота и противоречивость информации и отсутствие процедурности являются постоянным источником коррупции и правонарушений во власти.
Содержательные ошибки управления.

- В обследованных либерально-демократических государствах цель (или национальная идея) государства не закреплена конституционно; в старых демократиях она существует в неявной форме. В тоталитарных государствах цель зафиксирована, однако носит декларативный характер и не реализуется в функциях и структурах управления. Развитие обеих форм государственного управления носит случайный характер и сопровождается ростом государственного аппарата, нарушением международных норм (права и свободы человека, экспорт оружия, загрязнение среды) и коррупцией. Отсутствие цели не позволяет судить о качестве государственного управления и допущенных ошибках.

- До настоящего времени во всех государственно-правовых режимах сохраняется возможность возникновения диктатуры, поскольку функции властвования и управления не разделены. Обладая фактически безграничной общегосударственной и исполнительной властью, государи имеют возможность принимать политические (субъективные) решения. Примеры принятия или непринятия политических решений, не говоря о Второй мировой войне, которые в ХХ и начале XXI веков привели к глобальным катастрофам: тоталитарный режим: (Китай, "культурная революция" 1966-76 г., 100 миллионов граждан подверглись репрессиям, разрушена древняя культура); переходный режим (Россия, "бандитский капитализм" 1991-99 годов, население уменьшилось на 12 миллионов граждан, экономический ущерб - сотни миллиардов долларов); либерально-демократический режим (США, Перл Харбор, 1941, гибель всего флота; мегатеракт в Нью-Йорке и Вашингтоне, 2001; мировой экономический кризис 2008-9, ущерб - триллионы долларов по всему миру).

- Во всех государствах не действует принцип независимого управления подсистемами: сохранения системы (JiT) и развития, поэтому превалирует крайне неэффективное оперативное (реактивное) управление, что обусловливает игнорирование ответственности властей за будущее народа и государства; этому способствует ограниченный срок пребывания первых лиц у власти.

- Обнаружено нарушения принципа горизонтального управления в формальном разделении ветвей власти, широкое использование и развитие внеправовых элементов в управлении государством (лоббистов, политтехнологов), живых конституций, что является правовым источником коррупции и правонарушений во власти.

- Гражданское общество в качестве конституционного блока самоуправления, которому государство оказывает поддержку, в рассмотренных конституциях не обнаружено.


Заключение.

1. Пробное диагностирование с помощью эталона системы государственного управления, построенного на основе системного подхода с использованием достижений научного познания, подтвердило возможность выявления патологий нетривиальных патологий в системах управления конкретных государств, которые вызывают проблемы, кризисы и конфликты внутри государства и в отношениях с внешней средой.

2. Авторы осознают, что нынешние результаты могут рассматриваться как конспект (программа) широчайшего круга будущих исследований, в которых будут углублены, уточнены или отвергнуты отдельные аспекты предложенного понимания болезней государства, поскольку представление о государстве как о целостной организационной системе, имеющей природное и человеческое происхождение, связано со многими сферами естественнонаучных и общественных отраслей знаний.

3. Авторы также полагают, что уже в ходе критического анализа концепции может происходить освоение широкой общественностью идей диагностики и лечения болезней государства, которые позволят осуществить историческую мечту человека о лучшей жизни еще до того, как недостаточные знания законов управления государством при непрерывном прогрессе материальных средств приведет человечество к новым и возможно необратимым трагическим последствиям.

4. Результаты исследования могут рассматриваться как концепция новой парадигмы государственного управления и права, включающей:

4.1. Признание государства одним из видов рода "организация", который (род) возник на этапе появления мыслящего человека в эволюции живой природы. Родство видов организаций в достижении желательных результатов (цели), и природных принципов управления в живой природе, а также "очеловеченных" принципов открывает возможности взаимного обогащения всех видов организаций познаниями, полученными в каждом из них;

4.2. Изменение взгляда на проблему адекватности управленческого решения путем отказа от поиска закономерностей случайных процессов саморазвития государства в пользу создания системы государственного управления, которая была бы способна принимать решения, адекватно отвечающие на вызовы внутренней и внешней среды, и контролировать их исполнение;

4.3. Использование диагностической методологии, позволяющей дать достоверное описание существующего состояния системы государственного управления на основе сравнения с его с эталоном ЗДОРОВОГО государства и установить его способность отвечать на вызовы внутренней и внешней среды в рамках, доступных пониманию причинно-следственных связей в обществе и природе на планете Земля и ее ближайшем окружении. Ныне имеются необходимые и достаточные научные знания об инвариантах в управления в природе и обществе, отвечающие кантовским критериям разумного основания.

Наконец, можно предложить запоминающуюся метафору, представив эталоном системы управления здорового государства современный автомобиль. Его водитель, согласовав с пассажирами цель поездки, может свободно избрать параметры маршрута. Однако ни при каких обстоятельствах система управления автомобилем, заложенная в конструкцию его создателями, не позволит водителю нанести ущерб пассажирам и самому водителю, т.е. отступить от законов общества. Двигатель не заведется, если водитель не способен адекватно реагировать на окружение, например, находясь под воздействием алкоголя. Автомобиль сам снизит скорость, если водитель пренебрежет предупреждениями следящего за дорожными знаками контролирующего устройства, что позволит избежать опасных столкновений на дорогах, если и все автомашины будут оснащены такими устройствами.


С.Куриц,
В, Воробьев

24.07.09

Информация на http://www.mgimo.ru/news/issues/document108228.phtml
Контакты: mailto: kuritzs@013.net; mobil. +9725 4549 2526

Док. # 576415
Перв. публик.: 24.07.09
Последн. ред.: 30.09.09



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'