Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60043 персоналий
515673 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Визит Президента России Дмитрия Медведева в Германию


    Вчера перед саммитом "двадцатки" в Лондоне Президент России Дмитрий Медведев совершил запланированный визит в Федеративную Республику Германию. Здесь он встретился с представителями германских деловых кругов, провёл переговоры с Федеральным канцлером ФРГ Ангелой Меркель, после которых они дали совместную пресс-конференцию по итогам российско-германских переговоров.

Наша редакция электронного издания "Информационно-аналитический портал "VIPERSON" (Виперсон)" считает чрезвычайно важным и необходимым объединить с помощью официального сайта Президента России www.kremlin.ru для сведения общественности страны в одном материале всю информацию об этом визите с нашим комментарием.

Как сообщила пресс-служба Президента России, Дмитрий Медведев и Федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель встретились с представителями германских деловых кругов.

В ходе встречи Президент России отметил, что глобальный финансово-экономический кризис сказывается на динамике российско-германских экономических связей. В связи с этим глава Российского государства предложил представителям германского бизнеса проанализировать двусторонние проекты с точки зрения возможных изменений, чтобы отношения в сфере бизнеса и дальше развивались по восходящей схеме.


Начало встречи с представителями германских деловых кругов:

А.МЕРКЕЛЬ (как переведено): Уважаемые дамы и господа!

Мы очень рады, что сейчас находимся с такой делегацией здесь, на этом раунде дискуссии с представителями германской экономики.

Мы очень рады этому визиту. Мы специально договорились об этой встрече, чтобы ещё до саммита в Лондоне обменяться мнениями, и, конечно, чтобы во время экономического кризиса у нас была возможность встретиться и поговорить с представителями германской экономики об экономических отношениях между Федеративной Республикой Германии и Российской Федерацией. У нас будет также возможность обменяться мнениями.

Мы рады тому, что среди нас присутствует председатель Восточного комитета германской экономики. Я очень рада, что Вы сегодня здесь.

Наши переговоры дадут нам многое. И я бы хотела, конечно, чтобы всё хорошо развивалось. Ещё раз сердечно приветствую вас, надеюсь, что переговоры пройдут успешно.

У нас будет ещё пара дней в Лондоне, которые мы сможем провести вместе, обговорить и принять решения по многим вопросам глобального характера, чтобы постараться сделать так, чтобы такого кризиса больше не произошло. Потому что то, что произошло сейчас, беспокоит нас всех - это ситуация, из-за которой страдают предприятия и люди, которые абсолютно не виноваты в этом кризисе. Поэтому для меня, я знаю, что и для российской стороны это точно так же, очень важно сделать всё, что возможно, чтобы такое не повторилось.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Добрый день, уважаемая госпожа Федеральный канцлер!

Уважаемые дамы и господа! Коллеги!

Действительно, мы встретились в очень драматический момент. С одной стороны, наша встреча носит плановый характер. Мы развивали и очень, по-моему, неплохо развивали наши двусторонние связи в последние годы. И то, чего мы добились, это действительно впечатляющие и цифры, и объёмы, и, в общем, всё, что принято называть, когда характеризуешь экономические отношения.

В то же время, конечно, ситуация очень непростая. И мне представляется, то, что мы встречаемся с вами, представителями крупнейших немецких компаний, ещё даже до того, как мы с моим партнёром, с госпожой Меркель, начнём беседовать по текущей проблематике российско-германских отношений, тоже само по себе знаменательно. Это показывает, что сейчас все основные решения должны концентрироваться в экономической области, показывает, что мы должны прежде всего думать о том, чтобы оживить наши экономики, вывести их из того сложного состояния, в которое они попали, и сделать всё, чтобы это развитие происходило более или менее по предсказуемому сценарию.

Но и, конечно, сделать так, чтобы результатами нашей работы могли пользоваться наши граждане, которые уж точно не виноваты в том, что на глобальных рынках произошли столь сложные изменения.

Если говорить о нашем сотрудничестве, то мы многого достигли, я об этом только что сказал, и крайне не хотелось бы те темпы сотрудничества, те объёмы сотрудничества, на которые мы вышли, просто потерять.

Я, когда смотрел бумаги к сегодняшней встрече, в очередной раз обратил внимание на то, что, конечно, и тот товарооборот, который был за последнее время создан, 67 миллиардов долларов в российской оценке, он сам по себе, конечно, очень показателен. Равно как и инвестиции - причём наша оценка, российская оценка, - 17 миллиардов долларов, немецкая оценка выше - 25-28 миллиардов долларов. Даже если это посередине, это всё равно хорошие цифры. И было бы очень печально принести все эти результаты в качестве жертвы этому кризису. Но мы должны подумать, естественно, и о том, какие уроки извлечь из этого кризиса и в смысле международных вопросов, и в смысле наших двусторонних отношений, потому что кризис уже ударил по нашему сотрудничеству. Это невозможно не признавать, мы не слепые и не глухие, мы знаем о том, что происходит. И, к сожалению, всё, что происходило и происходит сейчас, создает нам довольно серьёзные проблемы. Я имею в виду и уменьшение объёмов приобретаемых товаров, заказываемых услуг. Это, конечно, бьёт по интересам и предприятий, и самих компаний. И мы сейчас, конечно, предпринимаем определённые шаги для того, чтобы улучшить ситуацию, но это непросто. Это непросто, и мне хотелось бы, чтобы, может быть, и в ходе нашего разговора прозвучали предложения о том, каким образом нам какие-то решения переформатировать, каким-то образом ряд проектов, может быть, изменить для того, чтобы наши отношения, отношения между российским и германским бизнесом, развивались по полноценной, восходящей схеме.

У нас есть, конечно, и своё совместное видение того, что нужно сделать в смысле обеспечения международной финансовой стабильности. Я не думаю, что мы сейчас об этом будем говорить подробно, тем более что наши подходы в значительной мере совпадают, во всяком случае, в своих ключевых позициях мы исходим из того, что наше производство, наша промышленность нуждаются в помощи. С другой стороны, эта помощь должна быть разумной и невозможно подменять собственно макроэкономическую стабилизацию, стабилизацию на международных финансовых рынках просто поддержкой тех или иных структур. Поэтому выбор между средствами реагирования на кризис - это и есть ключевая задача, которая будет стоять между государствами, которая будет обсуждаться в ходе встречи в Лондоне. И, наверное, мы должны будем выйти на какие-то общие подходы в этом смысле. Я думаю, что у нас есть очень хорошая возможность сверить часы, послушать, что думают по этому поводу капитаны немецкого бизнеса, и, наверное, предложить какие-то свои идеи.

Спасибо.


В Берлине состоялись переговоры Президента России и Федерального канцлера ФРГ.
По итогам российско-германских переговоров Дмитрий Медведев и Ангела Меркель дали совместную пресс-конференцию.




Пресс-конференция по итогам российско-германских переговоров:

А.МЕРКЕЛЬ (как переведено): Уважаемые дамы и господа!

Я очень рада тому, что сегодня здесь у нас в гостях Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев. Мы договорились об этой встрече в преддверии лондонского финансового саммита. У нас была очень интенсивная беседа с представителями германских экономических кругов, эта беседа наглядно показала, что существует большой обоюдный интерес в наших экономических отношениях. Однако это также продемонстрировало, что из-за финансового экономического кризиса мы на данный момент находимся в ситуации, когда появляются проблемы и сложности, которые в обычные времена не появляются. И поэтому очень хорошо, что мы очень интенсивно смогли обсудить на эту тему. Что выявилось со стороны германской экономики, я бы хотела еще раз это подчеркнуть, это то, что обоюдные интенсивные экономические отношения для нас являются важным элементом германо-российских отношений, что мы думаем о том, что они развиваются и могут развиваться дальше с обоюдной выгодой для обеих сторон. И мы оба считаем, что здесь есть еще огромный потенциал, с одной стороны, в том, что касается поставки сырья для Германии, но и, с другой стороны, для развития инфраструктуры, технологического развития в России. Существуют также очень впечатляющие примеры хорошего сотрудничества и кооперации. Например, компания Э.ОН, представители которой говорили о том, что только они инвестировали уже 4,4 миллиарда евро в Россию. Это, конечно, очень впечатляющие цифры.

Во второй части наших политических переговоров мы говорили о двух важных мероприятиях, которые пройдут на этой неделе: это, с одной стороны, встреча "двадцатки" в Лондоне, а с другой стороны, это саммит НАТО и в этой связи полный комплекс вопросов в области безопасности между НАТО и Россией. Это вопросы отношения Европейского союза и России, а также нашей будущей кооперации.

В том, что касается встречи в формате "двадцатки", у нас довольно-таки похожие позиции и ожидания, с которыми мы едем в Лондон. Необходимо, чтобы стало чётко ясно и было наглядно продемонстрировано, что финансовая архитектура мира должна измениться таким образом, чтобы подобный кризис больше повториться не мог. Этот кризис является очень важным моментом. Мир на перепутье - удастся ли надёжным образом сотрудничать друг с другом? Поэтому у меня и возникла идея хартии устойчивого развития. И я очень рада тому, что российская сторона поддерживает это.

Мы придерживаемся мнения, что конкретные выводы должны быть результатом встречи в Лондоне в отношении архитектуры финансовых рынков и, естественно, мы заинтересованы в том, чтобы глобальная экономика как можно скорее оздоровилась. Но это две разные вещи: с одной стороны, это разрядка ситуации, а с другой стороны, это ожидание, что такого кризиса больше не будет.

В том, что касается саммита НАТО, 60-летнего юбилея НАТО - тут принимающими сторонами являются Германия и Франция. На этом юбилее мы приведём Совет Россия - НАТО к активному сотрудничеству, активной работе. Я уже сказала, что считаю это очень важным моментом, и указала, однако, также и на то, что Европейский союз, который развивает всё более надёжную политику, оборонную политику безопасности, и Россия должны беседовать друг с другом. Здесь речь идёт о дополнении друг друга. Россия - сосед Европейского союза, и это является очень важным элементом, за которым кроется огромный потенциал.

В общем и целом, мне кажется, что российско-германские отношения при всех существующих проблемах идут в таком направлении, что мы хотим решить эти проблемы и сделать всё, чтобы не чувствовать этот экономический кризис ещё больше. Что нам нужно глобальная, разумная, равноправная кооперация, что мы не можем избежать таковой, она нам нужна, она должна способствовать благоприятному процветающему сотрудничеству, существованию в мире.

Ещё раз добро пожаловать. Погода прекрасная. Мы скоро полетим в Мезеберг. Я ещё хотела бы показать Президенту, что Германия состоит не только из городов, но имеет также интересные деревенские ландшафты.

Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемая госпожа, федеральный канцлер!

Уважаемые коллеги!

Для того, чтобы побыстрее улететь в известное уютное местечко, я не буду занимать ваше время очень долго, с учётом того, что погода действительно превосходная. Мы сегодня встретились здесь для того, чтобы, по предварительной договоренности, обсудить подготовку к саммиту "большой двадцатки" в Лондоне и немножко поговорить о развитии наших отношений.

Символично, что мы начали сегодняшний разговор именно со встречи с немецким бизнесом и говорили о тех проблемах, которые в настоящий момент испытывают и наши экономики, и наши предприятия. Этот разговор был показателен, на мой взгляд, тем, что в ходе этого разговора мы не зацикливались на каких-то мелочах, а говорили о перспективах, в то же время понимая, что от того, на каком уровне находится наши отношения, наше сотрудничество, зависит судьба достаточно крупных проектов и в России, и в Германии.

Достаточно ещё раз вспомнить о том, что в прошлом году мы вышли на беспрецендентную цифру товарооборота в размере 67 миллиардов долларов. И, конечно, эти показатели нам хотелось бы сохранить на будущее. Потому что от этого зависит и значительное количество рабочих мест, и те деньги, которые получают, которые зарабатывают наши граждане; зависит иногда просто благополучие целых регионов.

О чем это говорит? О том, что наши экономические отношения стали реальным фактором сотрудничества. Это уже не какие-то фрагменты, это серьёзные большие программы. И мне очень понравилась беседа с нашими германскими коллегами, с бизнесменами, которые видят, во всяком случае, реальные проекты даже в этой весьма непростой ситуации. Мы говорили и о проектах в области машиностроения, и, естественно, об энергетических проектах. Практически всё, о чём договаривались до этого, развивается, несмотря на то что сегодня в мире и в наших экономиках далеко не самая простая ситуация.

Естественным продолжением этого разговора - разговора с нашими коллегами из предпринимательской среды, стали уже наши двусторонние переговоры, в ходе которых мы обсуждали подготовку к "двадцатке". Я готов согласиться на сто процентов с тем, что было сказано госпожой Федеральным канцлером, у нас действительно очень близкие ощущения, что нужно делать и тех позиций, которые нужно отстаивать на этой встрече.

Декларация, с которой мы все уже, по сути, успели ознакомиться, она, конечно, создает определённый вектор развития, но, по нашим ощущениям, самое главное, чтобы работа "двадцатки" завершилась не принятием той или иной декларации. Наоборот: необходимо, чтобы по итогам этой встречи проводились существенные, серьёзные мероприятия в формате конференций, каких-то других форумов, где бы обсуждались контуры будущей мировой финансовой системы. Потому что наша задача сегодня заключается не в том, чтобы насытить деньгами ту или иную экономику, пусть даже очень крупную экономику, и даже не только в том, чтобы помочь собственным производствам, хотя это очень важная задача для каждого лидера. Задача заключается в том, чтобы предотвратить такие кризисы или смягчить их последствия. Мы все исходим из того, что подобный кризис впервые появился. И его закономерности далеко не до конца понятны. Но уж если мы встречаемся, тратим драгоценное время, то мы должны думать о том, чтобы мы могли влиять на такого рода экономические процессы самым существенным образом.

В этой связи я абсолютно согласен с тем, что мы должны создавать полноценные международные документы. И одним из таких документов могла бы быть и Хартия устойчивого развития. Я эту идею поддерживаю, и сказал только что в ходе нашей двусторонней встречи об этом, именно потому, что это не просто какой-то кусочек работы на будущее, а это всё-таки довольно значительный документ. Точно так же, я считаю, мы не должны уклоняться от дискуссий и о судьбе международных финансовых организаций. Мы не должны просто подлатать какие-то дырки на их устройстве, мы должны подумать о том, чтобы они обрели полноценный современный статус. В конце концов фундамент под них закладывался уже давно - более 60 лет назад. Они нуждаются в модернизации. И надо признаться откровенно, с тем кризисом, который случился они в значительной мере не справились. И поэтому мы вынуждены сегодня встречаться, говорить о том, чтобы создавать какие-то дополнительные фонды, принимать решения об инвестировании средств. Это большая задача.

Мы должны подумать и о том, чтобы создать современную валютную систему. Мы об этом тоже разговаривали. Действующая ситуация, тоже далеко не идеальна. Потому что нынешний кризис обострил проблемы, которые существуют между различными валютными рынками и показал, что они, в конечном счете, не до конца устойчивы. И даже некая стабилизация, которая здесь может происходить, не является гарантией того, что мы сможем развиваться спокойно и по-настоящему в ближайшие десятилетия, если не создадим современной архитектуры валютных взаимоотношений, включая и вопрос о создании большего количества резервных валютных систем. Вот это та рамка, которая, наверное, сегодня является важной для обсуждения на форуме в Лондоне.

И, наконец, третий блок вопросов, действительно, у нас касался вопросов взаимоотношений между Россией и НАТО, между Россией и Евросоюзом, и в целом обеспечения современной системы безопасности.

В ближайшее время, по сути, произойдёт возобновление полноформатного диалога в рамках Совета Россия-НАТО. Мы в целом приветствуем то, что происходит. Мы никогда не выступали за то, чтобы ограничить эти отношения. В какой-то момент они провисли не по нашей вине. Но то, что разум возобладал, этот диалог будет отстроен заново, пожалуйста, мы к этому готовы. Но это не значит, что мы должны полностью концентрироваться только на этих отношениях как бы они не были важны, в том числе для ряда международных вопросов, таких как Афганистан, сотрудничество по нераспространению ядерного оружия. Мы должны думать и о том, чтобы эти отношения протекали в иных формах. Что имеется в виду? Это отношения между Российской Федерацией и Евросоюзом, которые тоже способны внести свою лепту в обеспечение европейской безопасности. Это новая тема, но от этого не менее актуальная. Поэтому мы говорили и об этих вопросах, имея в виду возможности продвижения вопросов по безопасности в этом формате.

Всё это коррелируется с той идеей, которая была озвучена ещё в прошлом году, Договора о европейской безопасности. Мы признательны за тот интерес, который когда-то был высказан к этой идее и здесь, в Федеративной Республике Германии. И мы готовы к тому, чтобы продолжать обсуждение этой идеи на самых разных площадках.

Вот то, что мы успели обсудить. Но, я думаю, что мы ещё сегодня с госпожой Федеральным канцлером обсуждение разных вопросов продолжим вне территории этого здания.

ВОПРОС: У меня вопрос к обоим руководителям. Известно, что Германия и Россия перед Лондоном выдвинули свои индивидуальные предложения. Некоторые сегодня уже были названы с обеих сторон. Хотелось бы узнать, по каким конкретным предложениям есть совпадение позиций, а где есть разногласия. Не могли бы Вы назвать эти предложения, где, всё-таки, стороны не согласны друг с другом, и будут ли какие-то предложения после Вашего обсуждения корректироваться, подвергаться корректировке, хотя времени, конечно, осталось не так много до Лондона?

А.МЕРКЕЛЬ: У меня очень большая мера согласия, единства. Я констатировала это. Работа надо текстом декларации в Лондоне сейчас находится в процессе с участием наших шерп. Я констатировала, что мы ставим одинаковые, похожие акценты в этом документе, поэтому я не могла бы сейчас Вам сказать, что у нас огромные спорные вопросы какие-то были на эту тему. Мне кажется, что там наши аргументы будут в одном направлении. И у меня сложилось впечатление, что мы хотим, чтобы эта встреча была успешной.

Это встреча глав государств и правительств самых важных двадцати стран мира. Мир находится в драматическом кризисе, и мы, конечно, хотим, чтобы был дан сигнал о том, что мы смотрим в будущее. Но мы хотим это сделать и амбициозно - мы не хотим сделать пару высказываний и сказать пару фраз, вернуться домой, и чтобы ничего не поменялось. На это указал ещё раз российский Президент, и я это поддерживаю. Важно, чтобы у нас потом была ещё одна встреча. Сейчас - договориться о том, какой будет финансовая архитектура в будущем, а потом - посмотреть, как это выполнено в Европе, в США, в России, Китае, потому что положительный эффект может быть только тогда, когда каждая страна дома сделает "домашнюю работу".

Д.МЕДВЕДЕВ: Мне остаётся только согласиться с тем, что было сказано. Во-первых, у нас уж точно нет никаких капитальных расхождений в нашей позиции. Я не буду говорить, с кем у нас есть расхождения, чтобы не терять интригу. Пусть ещё шерпы поработают и, может быть, выйдут на какие-то компромиссные предложения. Но в чём мы абсолютно едины: вот этот формат "двадцатки" должен дать не окончательный рецепт каких-то решений, не подвести итоги под какой-то работой и констатировать то, что мы по всем вопросам договорились, а дать старт большой работе - работе по созданию новой финансовой архитектуры. И для нас крайне важно, чтобы именно вот эта будущая работа привела к необратимым изменениям, положительным изменениям и в функционировании собственно международной финансовой системы, и в создании более устойчивого баланса валют, и в создании более устойчивой системы международного аудита и корпоративной отчётности, и в том, чтобы система международных рейтингов тоже была более адекватной, и по самым разным вопросам, которые, собственно, и будут предметом нашего обсуждения.

Мы смотрим на эту проблему именно таким образом - мы должны заложить фундамент под будущую работу, сделать так, чтобы подобные кризисы не повторялись. И поэтому я и сказал, и ещё раз готов это повторить: мы приветствуем и крупные идеи, которые формулируются нашими коллегами, в том числе и идею хартии, о которой здесь сегодня говорилось. Мы не должны разменять нашу работу просто на набор неких решений - вот сюда немножко денег добавить, здесь какую-то функцию дописать, и всё, вроде бы, хорошо - есть и такой подход. Я считаю, что такой подход не является верным. Мы должны создавать новую конструкцию. И в целом, та работа, которая сегодня ведётся, как раз направлена на этот результат.

По итогам нашей сегодняшней встречи, по некоторым нюансам мы, конечно, дадим инструкции нашим шерпам. Они смогут, во-первых, что-то подправить, а во-вторых, может быть, выступить и с консолидированной позицией, что никогда не бывает лишним.

ВОПРОС: У меня тоже вопрос к Вам обоим. В Вашингтоне речь шла о том, что в течение 12 месяцев не будут приниматься никакие протекционистские меры. Сейчас полгода спустя мы подводим итоги и видим, что протекционизм наоборот появился в разных странах. Насколько это разумно, принимать такие обещания, когда уже полгода спустя констатируешь, что обещание, которое конкретно давалось, не было сдержано?

А.МЕРКЕЛЬ: Во-первых, всегда было понятно, что высказывание о том, что мы не хотим протекционизма, - это очень амбициозное высказывание и обещание. Мы должны всегда ориентироваться на то, что мы действительно будем придерживаться этого обязательства. У Европейского союза есть очень строгий наблюдательный орган - это Комиссия. Он следил за тем, чтобы мы себя разумно вели в рамках европейского общего рынка, но мы видели, что такие тенденции вновь и вновь появляются. Мне кажется, огромная разница с прошлым десятилетием состоит в том, что мы предстаём перед этой дискуссией, мы видим, что международные организации делают список тех, кто осуществлял протекционизм, и мы будем заниматься этой темой. А в том, что касается членов ВТО, ситуация такая, что, во всяком случае, мы, со стороны Германии, будем и дальше требовать того, чтобы был завершён Дохийский раунд, потому что иначе мы попадём в неэффективную систему. Но вопрос о том, как оздоровить мир, будет равнозначен вопросу, как бороться с протекционизмом. Я исхожу из того, что будет чёткое обещание и чёткое высказывание в заключительных документах лондонского саммита.

Д.МЕДВЕДЕВ: Россия, как и другие ответственные члены международного сообщества, естественно, выступает против примитивного и оголтелого протекционизма. Мы, не будучи членами ВТО, естественно, выступаем и за завершение Дохийского раунда переговоров. Это очевидные вещи.

Я уже сегодня говорил в ходе встречи с бизнесменами: когда я направлялся в Германию, посмотрел последнее, по-моему, по дате произнесения интервью нашего коллеги, американского Президента, "Файнэншнл таймс", где в одном из вопросов речь идет о том, что в Вашингтоне все говорили об антипротекционистских действиях, и с этого момента было принято более семисот решений, которые, по сути, являются протекционистскими. О чём это говорит? Это говорит о том, что наши внутренние решения далеко не всегда подчиняются вот такой чистой логике - нам всем приходится действовать в условиях, когда те или иные производства в наших странах закрываются, люди, которые там работают, вынуждены увольняться, и это является фактором внутренней политики, который невозможно не учитывать. Но чего точно нельзя допустить, особенно в этот период, - это вот такого примитивного и бессмысленного протекционизма, который бы привёл к закрытию рынков, который бы привёл к торговым войнам, который бы привёл к возведению больших стен между государствами.

Есть и специальные решения в рамках Евросоюза, и другие международные договорённости. Россия тоже будет исходить из этого, но при этом, конечно, мы должны смотреть за развитием внутренней ситуации и, в случае необходимости, принимать и какие-то защитные меры. Но они, во-первых, должны носить абсолютно локальный характер, и, во-вторых, на мой взгляд, могут иметь временное действие. В противном случае мы действительно рискуем создать режим раздельного функционирования наших экономик, что было бы в условиях кризиса недопустимо, да и, в конечном счёте, неверно.

ВОПРОС: Энергетика, как Вы говорили, является принципиальной сферой сотрудничества двух государств, да и вообще в целом сотрудничества России с Европой. Недавно в Брюсселе был принят документ по газотранспортной системе Украины, который вызвал в России недоумение, прежде всего потому, что Россия как основной поставщик газа была исключена из переговорного процесса. У меня вопрос к госпоже Федеральному канцлеру и к господину Президенту. Ваше видение ситуации: как она будет развиваться и какие у неё перспективы?

А.МЕРКЕЛЬ: Европейская комиссия с Украиной говорила об улучшении трубопроводной системы. Мы обменялись мнениями о том, что Россия была отнюдь не рада тому, что эти консультации с Россией не состоялись.

Я использую возможность для того, чтобы ещё раз переговорить с Европейской комиссией, потому что считаю то, что трубопроводы на Украине должны быть улучшены, - это правильно, это разумно. И об этом страны Европейского союза и Еврокомиссия могут беседовать, естественно, с Украиной. Но учитывая, что через этот трубопровод идёт российский газ, тут, в общем-то, важно не допустить конфликта там, где его не должно быть. Имея добрую волю, можно найти и средства, и пути в рамках консультаций между ЕС и Россией, которые регулярно проходят, убрать с повестки дня эти жалобы. И, конечно же, учитывая, что Украина - это суверенное государство, она может беседовать с Комиссией, но также понятно, что трубопроводы - это вещь, о которой нельзя задумываться, не учитывая содержание этого трубопровода, поэтому это всегда касается и России тоже.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я благодарен госпоже Федеральному канцлеру за такого рода позицию. Сама по себе конференция и те решения, к которым пришла эта конференция под эгидой Еврокомиссии, нам представляются в высшей степени спорными. Потому как невозможно делить продукт, который тебе не принадлежит, как и невозможно строить какую-то нормальную, полноценную систему доставки газа, да и иного продукта, без участия государства, которое, собственно, этот продукт производит.

Мы с удивлением и некоторым разочарованием получили эту информацию. Это не значит, что мы в данной ситуации обиделись и надулись. Мы готовы к тому, чтобы эти консультации продолжать. Тем не менее невозможно не отметить то, что всякого рода договорённости на эту тему должны носить межгосударственный характер. И тот кризис, который был в январе, показал, что все мы становимся уязвимы в случае, если то или иное транзитное государство начинает проводить несогласованную политику.

Отсюда должно быть извлечено несколько уроков. Урок номер один: нам нужно создать полноценную правовую основу, для того чтобы такого рода проблемы не создавали нам трудности на будущее. Можно это сделать в рамках отдельного соглашения, можно откорректировать энергетическую хартию. Я говорил об этом некоторое время назад. В настоящий момент предложения российской стороной подготовлены и в ближайшем будущем будут направлены нашим европейским партнёрам, естественно, украинским партнёрам, для того чтобы они могли быть изучены, и для того чтобы дискуссия по ним была продолжена.

Проблема номер два: всякого рода консультации нужно вести дружеским путём. И мы рассчитываем на то, что в будущем, если обсуждение по этим вопросам будет продолжено, Россия будет занимать в этих консультациях подобающее место. В противном случае, конечно, это будет отражаться на уровне наших взаимоотношений по такой чувствительной теме как энергобезопасность.

И, наконец, урок номер три из такого рода мероприятия заключается в том, что никто из нас не застрахован от каких-то не вполне просчитанных решений. Если в данной ситуации наши украинские партнёры посчитали для себя правильным продолжить этот диалог без участия России - мы, конечно, тоже будем делать для себя определённые выводы. И они, как вы знаете, были сделаны. Я имею в виду и перенос межправительственных консультаций между Российской Федерацией и Украиной, и принятие иных решений, о которых просят нас украинские коллеги. А украинские коллеги нас просят о многом: денег просят дать, например. Как же можно давать в такой ситуации деньги, если мы не можем договориться по одному из самых существенных вопросов? Всё это будем учитывать.

ВОПРОС: Вопрос госпоже Федеральному канцлеру. Европейская архитектура безопасности уже упоминалась. У Вас есть какие-то конкретные предложения, исходящие от российского Президента? В каких рамках в будущем будут вестись на этот счёт переговоры?

И вопрос Президенту. Существует большое количество германских фирм, которые говорят, что уже заключённые сделки не могут состояться. Готова ли российская сторона финансировать это?

А.МЕРКЕЛЬ: Насчёт первой темы - существует две возможности. В принципе можно в рамках ОБСЕ вести такие переговоры. ОБСЕ является важным учреждением. Однако можно подумать о том, чтобы работать не только в рамках СПС, как мы это делаем в вопросах энергетики и экономики, но и установить постоянный диалог. Я недавно как раз об этом говорила, выступая перед германским парламентом: у нас должны быть в области безопасности и обороны консультации между Европейским союзом и Россией, чтобы затем построить на этой основе постоянный механизм или достичь договорённости, которая шаг за шагом даст возникнуть такой архитектуре безопасности. Лично я говорю, что в том, что касается определённых договорённостей, я могла бы себе это представить лучше в рамках европейской политики безопасности и обороны вместе с Россией. И мы будем и дальше формулировать это в ходе переговоров, для которых, я думаю, у нас есть общая основа. Я со своей стороны буду беседовать на эту тему с другими членами Европейского союза.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я, откровенно говоря, не очень понял, какие сделки Российское государство должно отфинансировать. Может быть, Вы конкретизируете вопрос, о чём идёт речь? Какие сделки не исполняются и что должно быть профинансировано?

ВОПРОС: Существует большое количество фирм, в которых российские партнёры имеют проблемы с финансированием. Тут речь идёт о том, какая помощь от государства? Например, в Германии есть поручительство государства.

Д.МЕДВЕДЕВ: Надо признаться честно, сегодня в мире огромное количество фирм имеет проблемы - и российских, и германских, и американских, и разных других. Для того чтобы помогать своим фирмам существует государственная экономическая политика. В нашей стране она включает и различные формы поддержки тех предприятий, которые сегодня не способны исполнить свои обязательства.

О чём идёт речь? Речь идёт, естественно, о предоставлении льготных кредитов в тех случаях, когда это касается чувствительных, больших тем, речь идёт о системе, программе поддержки малого и среднего бизнеса. Такого рода проекты существуют и в нашей стране. Решения на эту тему - и законодательные, и разовые - принимаются и нашим Правительством. И, наконец, если говорить о системе гарантий и поручительств, то не так давно после, надо признаться, определённого периода размышлений, Правительство утвердило порядок предоставления государственных гарантий под исполнение обязательств. И такого рода система должна заработать. Речь идёт о том, чтобы при помощи специальных методов банковского гарантирования ряд наших структур, которые сегодня испытывают проблемы с получением кредитования, смогли прибегнуть к банковским услугам. Речь идёт о том, чтобы они получили кредиты под банковскую гарантию, но принятую в соответствии с государственными правилами.

Можно подумать и о других способах обеспечения исполнения ими своих обязательств, потому что проблема нынешнего периода в банковском кредитовании заключается в том, что стоимость активов, которые были предметом залога в прежний период, существенным образом уменьшилась. Это не только наша проблема, но и проблема других стран, и государствам приходится принимать иные решения, для того чтобы, может быть, менее стандартными способами обеспечить кредитные сделки. Это делается и в Российской Федерации, мы будем продолжать такого рода практику. В том числе, конечно, и по фирмам, которые сотрудничают с германскими фирмами".

Объединённый материал о визите Президента России Дмитрия Медведева в ФРГ получился достаточно объёмным и поэтому трудным для комментария. Выступая перед представителями германских деловых кругов наш Президент отметил, что эта встреча происходит до начала его переговоров с с Федеральным канцлером ФРГ Ангелой Меркель, но она важна сама по себе, так как товарооборот между нашими странами достиг 67 миллиардов долларов, инвестиции по российской оценке равны 17 миллиардам, а по немецкой оценке 25-28 миллиардов долларов.

Дмитрий Медведев высказал пожелание услышать от немецких бизнесменов, "чтобы, может быть, и в ходе нашего разговора прозвучали предложения о том, каким образом нам какие-то решения переформатировать, каким-то образом ряд проектов, может быть, изменить для того, чтобы наши отношения, отношения между российским и германским бизнесом, развивались по полноценной, восходящей схеме". Он также призвал немецких бизнесменов высказаться по поводу встречи "группы двадцати" в Лондоне и поделиться своими предложениями.

На последующей после переговоров с Федеральным канцлером ФРГ Ангелой Меркель совместной пресс-конференции стороны подчеркнули, что переговоры носили весьма конструктивный характер и были взаимополезными.

Ангела Меркель сообщила, что в экономических отношениях есть огромный потенциал для развития и очень важно его не потерять. Она рассказала, что они с Дмитрием Медведевым обсудили и заседание "группы двадцати" в Лондоне 1-2 апреля и что Россия поддержала немецкий проект хартии устойчивого развития. Она сообщила также, что на саммите НАТО, посвященного 60-летнему юбилею этой организации, будет проведён Совет Россия-НАТО и возобновится активная работа и сотрудничество. "Нам нужна глобальная, разумная, равноправная кооперация, что мы не можем избежать таковой, она нам нужна, она должна способствовать благоприятному процветающему сотрудничеству, существованию в мире", - сказала госпожа Федеральный канцлер.

В свою очередь Президент России Дмитрий Медведев упомянул о встрече с представителями германских деловых кругов, весьма высоко оценив её итоги, подтвердил, что Россия поддерживает немецкую Хартию устойчивого развития, но нужны и практические шаги по установлению новой финансовой мировой архитектуре. В частности, стороны обсудили вопрос о создании современной валютной системы, в том числе о созданиибольшего количества резервных валютных систем. Дмитрий Медведев приветствовал возобновление полномасштабной работы Совета Россия-НАТО и поднял вопрос о подготовке и обсуждению своего предложения о заключенни нового Договора о европейской беопасности.

Отвечая на вопрос о том, какие есть у сторон согласия и разногласия на саммите "двадцатки" в Лондоне, Ангела Меркель поддержала предложение России в том, что "на нём надо договориться о том, какой будет финансовая архитектура в будущем, а потом - посмотреть, как это выполнено в Европе, в США, в России, Китае, потому что положительный эффект может быть только тогда, когда каждая страна дома сделает "домашнюю работу".

Президент России Дмитрий Медведев констатировал, что он согласен с этими словами федерального канцлера и сказал следующее:

"Но в чём мы абсолютно едины: вот этот формат "двадцатки" должен дать не окончательный рецепт каких-то решений, не подвести итоги под какой-то работой и констатировать то, что мы по всем вопросам договорились, а дать старт большой работе - работе по созданию новой финансовой архитектуры. И для нас крайне важно, чтобы именно вот эта будущая работа привела к необратимым изменениям, положительным изменениям и в функционировании собственно международной финансовой системы, и в создании более устойчивого баланса валют, и в создании более устойчивой системы международного аудита и корпоративной отчётности, и в том, чтобы система международных рейтингов тоже была более адекватной, и по самым разным вопросам, которые, собственно, и будут предметом нашего обсуждения".

Дмитрий Медведев таким образом выделил основные проблемы, по которым необходимо договориться в Лондоне. Он сказал, что смысл встречи в Лондоне состоит в том, что "мы должны заложить фундамент под будущую работу, сделать так, чтобы подобные кризисы не повторялись". Если это у "двадцатки" получится, это будет действительно решающий шаг в преодолении кризиса.

Спросили Президента и Канцлера о проблеме протекционизма, который реально существует, хотя "двадцатка" на встрече в ноябре в Вашингтоне призвала к нему не прибегать. Ангела Меркель сурово заявила следующее:

"Но вопрос о том, как оздоровить мир, будет равнозначен вопросу, как бороться с протекционизмом. Я исхожу из того, что будет чёткое обещание и чёткое высказывание в заключительных документах лондонского саммита".

С ней был солидарен Дмитрий Медведев:

"Россия, как и другие ответственные члены международного сообщества, естественно, выступает против примитивного и оголтелого протекционизма".
Но он оговорился, что иногда внутренние проблемы в период кризиса заставляют частично и временно прибегать к таким мерам.

Задали журналисты каверзный вопрос о недавней принятойУкраинско-европейской Декларации о реконструкции украинской газотранспортной системы, в которой были проигнорированы интересы России.

Надо сказать, что Ангела Меркель признала, что это была ошибка и её нужно исправить, привлекая к реконструкции Россию.

Дмитрий Медведев был гораздо более резок. Он даже озвучил три урока из этой ситуации:

"Урок номер один: нам нужно создать полноценную правовую основу, для того чтобы такого рода проблемы не создавали нам трудности на будущее".

"Проблема номер два: всякого рода консультации нужно вести дружеским путём".

"И, наконец, урок номер три из такого рода мероприятия заключается в том, что никто из нас не застрахован от каких-то не вполне просчитанных решений. Если в данной ситуации наши украинские партнёры посчитали для себя правильным продолжить этот диалог без участия России - мы, конечно, тоже будем делать для себя определённые выводы. И они, как вы знаете, были сделаны. Я имею в виду и перенос межправительственных консультаций между Российской Федерацией и Украиной, и принятие иных решений, о которых просят нас украинские коллеги. А украинские коллеги нас просят о многом: денег просят дать, например. Как же можно давать в такой ситуации деньги, если мы не можем договориться по одному из самых существенных вопросов? Всё это будем учитывать".

Вот это уже речь не мальчика, а мужа. Действительно нам плюют в душу, а мы должны вытираться, да ещё деньги давать. Как же, держи карман шире!

Ангела Меркель, отвечая на последний вопрос, сообщила, что она будет продолжать консультации со своими коллегами по вопросу об обеспечении европейской безопасности.

А Дмитрий Медведев сообщил журналистам, что в России государственная экономическая политика предусматривает поддержку предприятий, в том числе тех, кто сотрудничает с немецкими фирмами в получении ими кредитов, в том числе под гарантии государства.

После пресс-конференции Дмитрий Медведев встретился с вице-канцлером, министром иностранных дел Германии Франком-Вальтером Штайнмайером.

Обсуждались отдельные аспекты двусторонней повестки дня, а также вопросы европейского и международного сотрудничества.

После встречи Президент России вылетел в Лондон для участия в саммите "Группы двадцати".



В целом мы расцениваем этот визит как весьма удачный и своевременный, позволивший сторонам сверить часы перед саммитом "группы двадцати" в Лондоне.

Олег Родионов.

01 апреля 2009 года.
www.viperson.ru

Док. # 552979
Перв. публик.: 01.04.09
Последн. ред.: 02.04.09



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'