Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60043 персоналий
515671 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Андрей Федоров: Новый мир - новые реалии


    2008 год войдет в мировую историю прежде всего как "год великого перелома". Год, когда рухнули многие казавшиеся незыблемыми устои в политике и в экономике, когда трансформировались не только карты стран мира, но и сознание миллионов людей, живущих в них.

    Старый мир в его традиционном понимании последних десятилетий ушел окончательно и уступил место новым реалиям.

    Мы уже никогда больше не будем жить в привычной системе координат политических ценностей и договоренностей, в миропорядке, основанном в конечном счете еще на блоковом мышлении и видении друг друга.

    2008 год снял многие табу и одновременно поставил очень серьезный перечень вопросов, из которых важнейший - есть ли воля и силы в мировом сообществе выстроить новую архитектуру взаимоотношений в сфере экономики и безопасности, геополитики и культуры?

    Стало окончательно ясно, что стремление США выстроить однополярный мир окончательно провалилось. Нет и не может быть больше одного центра принятия решений в условиях, когда некогда самая могущественная страна мира увязла в болоте иракской войны и в ямах разбитых афганских дорог, когда ее экономика, десятилетиями бывшая главным движителем, стала началом новой "великой депрессии".

    И произошло это не потому, что кто то сознательно пытался подорвать американскую политику, а в силу собственно логики развития нового мира. Мира, в котором невозможно скрыть информацию, мира, в котором экономические цунами за минуты пробегают по миру, игнорируя государственные границы. Вера многих политиков и целых стран в правоту Америки была за последние годы окончательно подорвана и это породило стремление выработать новое понимание лидерства в мире.

    Естественно, что в рамках этого процесса отдельно встает вопрос о месте и роли России. Жесткая позиция Москвы, занятая в отношении агрессии Грузии, также во многом способствовала пересмотру многих взглядов и подходов.

    И дело не только в том, что Россия ответила силой на силу, а в том, что в результате появилось новое видение поведения страны, которую еще несколько лет назад было большое количество желающих списать в "уходящий эшелон".

    Наши действия оказались огромной неожиданностью для окружающего мира и поэтому, в частности, такой разной и не вполне адекватной была реакция мирового сообщества. Все ждали от России соглашательства и смирения, а в результате получили новые геополитические реалии, отказываться от которых Россия уже больше не будет ни при каких обстоятельствах. Жесткая защита Россией своих национальных интересов - объективная необходимость, с которой придется считаться всем.

    Помимо этого Россия стала самостоятельным катализатором целого ряда процессов, имеющих глобальное значение, в частности создания "газового ОПЕК", дискуссии по новой архитектуре безопасности, энергетическому диалогу.

Игнорировать, а тем более изолировать, Россию в новых исторических условиях не только невыгодно, но и просто опасно. Ведь при таком подходе она может реально выйти на путь "особой силы", постаравшись консолидировать вокруг себя тех, кто готов иметь свою точку зрения на мировую политику и экономику.

    Тот мир, в котором мы живем сегодня - он пока еще тоже не многополярный в полном смысле этого слова. Он только формируется, причем весьма сложно и противоречиво. Хотя некоторые его характеристики уже проглядывают.

    В чем же особенность этого процесса?

    Во-первых, новый многополярный мир больше выстраивается не как слепок с военной мощи составляющих государств, а как прежде всего наличие нескольких центров экономического влияния (подкрепленного все же в ряде случаев той же военной силой).

    Как минимум принято говорить сегодня о четырех опорных точках - США, Европейский Союз, БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай). Через несколько лет их может быть больше, в частности учитывая динамику развития африканского континента.

    Во-вторых, этот мир гораздо в большей степени взаимозависим, он не может существовать в виде отдельных блоков, а требует качественно нового уровня управления глобальными политическими и экономическими процессами.

    В-третьих, национальное все больше подчиняется интернациональному и в силу этого меняется прежде всего мышление - ни одна из сколь либо серьезных проблем не может найти свое решение в узких национальных рамках. Ни один национальный политик не может быть успешен, если он не способен к глобальному осмыслению реальности.

    В-четвертых, в новом мире теряет во многом в конечном смысле военная составляющая - глобальная или даже сколь либо значительная региональная война становится в реальности невозможной, хотя те или иные региональные конфликты еще попортят немало крови. Сила экономики - вот главный критерий оценки страны на мировой арене.

    В-пятых, ни одна страна или даже группа стран не в состоянии выработать идеологию глобального развития человечества в новых условиях. Коллективные правила игры будут окончательно доминировать.

    Процесс притирки таких новых правил игры на мировой арене будет весьма непростым, потому что прежде всего пока еще никуда не исчезли национальные интересы, а также многие региональные конструкции (включая ЕС) находятся все еще в промежуточном состоянии.

    Нам только предстоит понять, как будет выглядеть новая архитектура мира и сумеем ли мы выстроить ее таким образом, чтобы она оказалась более устойчивой к глобальным потрясениям. В любом случае речь идет о том, что нужно ее выстраивать на долгосрочной основе и учитывать ошибки прошлого.

    Если постараться заглянуть в недалекое будущее, то представляются наиболее существенными следующие обстоятельства.

    Прежде всего речь идет о том, что главный формат мировой политики G-8 в условиях глобального кризиса достаточно очевидно показал свою ограниченность и становление нового - G-20 отражает кардинальное изменение в восприятии того, как именно должен функционировать механизм "глобальной солидарности".     

В этих условиях, вполне возможно, несколько на второй план может отойти роль Организации Объединенных Наций, которая, тем не менее, останется ведущей мировой площадкой. Главный вопрос состоит в том, насколько деятельность G-20 выйдет за рамки экономического диалога и антикризисной повестки дня и будет обращена на глобальные политические проблемы.

    Победа Барака Обамы на президентских выборах в США не только не ослабит, но даже укрепит атлантическую солидарность, поставив, вероятнее всего, во главу угла не военную сторону вопроса, а стремление обеспечить всестороннюю защиту западных ценностей в широком смысле слова.

    Можно предположить, что мы увидим такой эмоционально-политический альянс США и Европы, который видели только во времена президентства Дж.Кеннеди. Мир может получить от США новый, позитивный импульс, в частности если новая администрация пойдет на углубленный диалог с Россией по ядерному разоружению, будет пытаться выйти более менее достойно из иракского кризиса, продолжит миротворческие усилия на Ближнем Востоке.

    Появление на посту государственного секретаря США Х.Клинтон - это весьма символический шаг нового президента США, свидетельствующий о стремлении использовать многое из позитивного опыта демократов в 1990-х годах. Но, вместе с тем, не стоит забывать, что именно для них одной из важнейших сфер были и есть права человека и демократические свободы и здесь взгляды России и США могут серьезно различаться.

    Тем не менее остается шанс на появление после нескольких лет "прохладной войны" между нашими странами позитивной повестки дня, что может оказать самое серьезное воздействие на мировую политику в целом.

    Уникальность ситуации состоит еще в том, что оба президента - Д.Медведев и Б.Обама - являются первыми лидерами своих стран, которые не обременены историческим грузом "холодной войны" и кто может взглянуть на мир свежим взглядом, отказавшись от привычных стереотипов.

    Есть реальный шанс для того, чтобы постараться по многим вопросам выстроить "большой треугольник" - США, Россия и Европейский Союз. И найти новое место для НАТО, отказавшись от стремления любой ценой обеспечить расширение альянса на Восток.

    Мировой кризис во многом, думается, способствовал новой консолидации в рамках Европейского Союза, отбросив в сторону конфликт между "старой" и "новой" частями ЕС, составной частью которого, к сожалению, было и отношение к России. Нет никаких сомнений в том, что ЕС предстоит новая внутренняя консолидация, которая может только пойти на пользу.

    С другой стороны для России внешнеполитический диалог с отдельными государствами всегда представлялся более ценным, чем взаимодействие собственно с брюссельскими чиновниками.

    В любом случае очевидно, что диалог между РФ и ЕС в отношении подписания нового базового документа о взаимоотношениях на долгосрочной основе будет не слишком простым. Во многом это связано и с тем, что нынешнее суперактивное внешнеполитическое ралли президента Франции уже будет закончено и председательство в ЕС "неторопливых стран" будет иметь совсем другой характер.

    Немало экспертов заявляют о том, что в предстоящие годы "мир будет жить Китаем". В этом есть большая доля истины. События последних месяцев показали, что прежде всего состояние китайской экономики будет определять мировые рынки сырья и продовольствия.

    При этом Китай объективно хочет продолжать играть особую политическую роль, не ища себе каких либо постоянных партнеров и больше руководствуясь стратегией временных тактических союзов. Те сложности, которые появились в последнее время между нашими странами в вопросе о поставках энергоносителей - серьезный пример того, как жестко Китай стал отстаивать собственные национальные интересы.

    Размышляя о будущем, нельзя обойти проблему Ирана и его ядерной программы. На мой взгляд, она будет все более и более актуальной не только потому, что Иран окажется в состоянии создать ядерное оружие, но и потому что его действия могут повлечь за собой риск реальной "горячей войны" не только для Ближнего Востока, но и для мира в целом. Поиск решения, по вполне понятным причинам, остается очень сложным, но он необходим, потому что уже слышен бой часов, начавших отсчет до дня "Х".

    Думается, что предстоящие два-три года станут решающими в определении мировой энергетической политики. И это особенно важный для России вопрос, потому что стремление того же Евросоюза снизить энергозависимость континента от поставок нефти и газа из России имеет самые серьезные последствия как для глобальной экономики, так и для отдельных стран.

    Тем более что многое в данной теме напрямую связано с судьбой постсоветского пространства. Россия подвергается опасности значительно сократить свою роль как мировой энергетической державы со всеми вытекающими из этого политическими и экономическими последствиями. Мир будущего не будет построен на нефти и газе, он будет построен на новых технологиях, за которыми будут стоять экономики десятков государств.

    Что же касается собственно Содружества Независимых Государств, то в повестку дня все серьезнее встает вопрос о его эффективности и возможностях выжить в стратегической перспективе.

    Здесь все больше действуют разнонаправленные векторы влияния и активизация на этом направлении США и Европейского Союза объективно направлена на вытеснение России с постсоветского пространства. Не исключено, что уже через несколько лет Содружество трансформируется в более компактную структуру, приобретя вид своего рода военно-политического союза.

    Но здесь многое будет зависеть от Украины - пожалуй самого сложного на сегодняшний день внешнеполитического партнера России. "Первый Украинский" объективно сегодня становится главным фронтом для нас. Не надо, с моей точки зрения, питать иллюзий - шансов на нормальные добрососедские отношения становится все меньше. Слишком важна Украина для Запада как с политической, так и с экономической точек зрения. Перетянуть на свою сторону через "особые связи" с НАТО и ЕС - это значит окончательно изменить судьбу постсоветского пространства.

    В любом случае принципиально важно в российско-украинских отношениях избежать негативного развития событий по грузинскому сценарию, в чем весьма заинтересованы многие политические силы на Украине, сделавшие антироссийскую политику основой для своей консолидации.

    Если на минуту вернуться к глобальным проблемам, то, к сожалению, нужно констатировать, что мир во многом проигрывает терроризму. События в разных странах показывают, что террористы становятся все более организованной силой, способной взорвать изнутри многие страны или, по крайней мере, создать тяжелейшие внутриполитические кризисы.

    Нужно понять, что глобальная борьба с угрозой терроризма должна стать повседневной составной частью мировой политики и здесь неуместны какие либо национальные эмоции или недоверие к партнерам. Очень важно выйти на создание именно мирового механизма антитеррористической деятельности, способного гибко и эффективно реагировать на возникающие угрозы. В нем, безусловно, есть и важное место для России.

    Кроме того, объективно становится в повестку дня и создание глобального экологического альянса государств, учитывая столь очевидные изменения в мировом климате. Такой альянс был бы способен перейти от теоретического осмысления угрозы экологической катастрофы к практическим действиям, идущим далеко за рамки киотского процесса. На мой взгляд, данная тема сегодня во многом более актуальна даже чем тема ядерного разоружения.

    Президент Российской Федерации Д.Медведев за последние полгода не раз говорил о необходимости создания новой архитектуры безопасности для Европы и мира. Может быть именно в этом и будет состоять переход мировой политики в качественно новое состояние, когда процесс выработки основных принципов строительства новых мировых и европейских институтов даст исторический шанс покончить с блоковым подходом, с разделением мира на "своих" и "чужих".

    Не использовать его было бы большой ошибкой со стороны всех основных участников мирового процесса.
    
08.12.2008
www.viperson.ru

Док. # 530197
Опублик.: 08.12.08



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'