Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60043 персоналий
515672 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Николай Сорокин: Суверенные инвестиционные фонды


    1. Инструмент инвестиций.

Сегодняшнюю российскую модернизацию, курс на которую твердо взят руководством страны и озвучен в последних выступлениях В.В.Путина и Д.А.Медведева можно смело приравнять к созданию еще одной, новой, несырьевой, сверхтехнологичной национальной экономики. Проблемы, стоящие перед Россией имеют небывало масштабный и диверсифицированный характер: освоение Полярного Урала, Западной и Восточной Сибири, Дальнего Востока, превращение России в крупнейшую в мире транзитную державу, многоразовое увеличение электрогенерации, нанотехнологический прорыв, биотехнологическая революция, резкое увеличение расходов на здравоохранение, образование и науку, тотальная информатизация и компьютеризация, все это - важнейщие проблемы, значение которых трудно переоценить, проблемы национального выживания. Тем не менее, суверенное государство, тем более, Великая держава в сегодняшнем глобализирующемся мире, обязано непрерывно и аккуратно отслеживать постоянно меняющуюся ситуацию в мировой экономике и научиться правильно и грамотно инвестировать собственные средства в наиболее привлекательные зарубежные активы. Для этого в некоторых странах мира, и, в первую очередь, переживающих экономический бум развивающихся странах создаются сверхэффективные инструменты глобального инвестирования - суверенные фонды. Суверенный фонд это фонд, контрольным пакетом которого владеет какое-либо государство. Фонд состоит из валютных накоплений и прочих активов, в том числе собственности, акций, облигаций и прочих финансовых инструментов. Суверенный фонд, как правило, образуется в случае высокого торгового профицита при экспортных операциях того или иного государства. Чаще всего, это экспорт природных ресурсов (нефти, газа), либо экспорт товаров.

Продажа на внешнем рынке товара приводит к тому, что у государства на руках остается большое количество иностранной валюты. Если ввезти всю заработанную валюту в страну и раздать ее населению, как это предлагают многие доморощенные экономисты, привыкшие мыслить исключительно интересами сегодняшнего дня, это приведет к высокому предложению иностранной валюты внутри страны, падению курса ввезенной валюты относительно рубля, что немедленно скажется на повышении цены экспортных товаров на иностранных рынках и неизбежному витку трудноконтролируемой внутренней инфляции. Поэтому, наиболее передовые страны-инвесторы, используя время благоприятной для них торгово-экономической конъюнктуры направляют излишки валютной выручки в суверенные фонды.
По данным на ноябрь 2007 года самыми крупными суверенными фондами владеют:

По данным на ноябрь 2007 года самыми крупными суверенными фондами владеют


Как видно из списка, владельцами суверенных фондов являются в основном страны, поставляющие энергоносители на экспорт. Китай скопил такую сумму за рубежом благодаря экспорту своих товаров в США и Европу.
Несмотря на то, что все суверенные фонды мира составляют лишь 1/8 часть от всех пенсионных фондов мира, где накоплено 21,6 триллиона долларов, они все равно представляют собой внушительную сумму в 2.8 триллиона долларов - больше чем все паевые инвестиционные фонды вместе взятые (1.7 триллиона долларов). По прогнозам к 2011 году объем суверенных фондов возрастет до 8 триллионов долларов.
Такое большое количество "свободных" денег вредно хранить мертвым грузом. Во-первых деньги, как уже говорилось, имеют склонность к инфляции и значит стоимость денег, лежащих мертвым грузом, со временем падает, а во-вторых деньги можно пустить в оборот, и они в конце оборота увеличат общую сумму фонда. Чаще всего фондом управляет специальная государственная компания, которая решает, куда вложить деньги фонда с наибольшей выгодой.
Не все суверенные фонды управляются одинаково. Не все фонды раскрывают информацию о своих "портфелях". Например, суверенный фонд Норвегии имеет свой собственный сайт, где даются ежемесячные отчеты о том, что куплено, что продано, чем фонд владеет, кто чем управляет и с какой эффективностью, какие планы и стратегии у руководителей фонда, какая у них политика распоряжения средствами. Веб-сайт суверенного фонда ОЭА состоит всего из одной страницы, где указан адрес фонда и телефон.
2. Восход финансового госкапитализма.

Высокие цены на сырье и быстрый подъем развивающихся стран меняют мировую финансовую систему. Сформировался новый класс серьезных игроков - суверенные инвестиционные фонды. Их крепнущая мощь и непрозрачная деятельность уже вызывают тревогу на Западе

За последний год, особенно на фоне кризиса ликвидности, на мировых финансовых рынках резко возросло влияние суверенных фондов, через которые государства размещают накопившуюся у них иностранную валюту (первые такие структуры появились еще в 50#8722;х годах прошлого века). К лету 2007 года суммарный капитал суверенных инвестфондов, к которым относится и российский Стабфонд, достиг 2,5 трлн долларов.
По данным нового исследования, с апреля 2007 года суверенные инвестиционные фонды вложили в западные финансовые компании 46 млрд долларов, сообщила 12 декабря газета Financial Times. Общий объем инвестиций этих фондов в западные финансовые учреждения в настоящее время составляет 55 млрд долларов, учитывая недавние приобретения акций Citigroup и UBS фондами, зарегистрированными в Абу-Даби и Сингапуре, говорится в аналитическом докладе Morgan Stanley. По оценке Morgan Stanley, важнейшим аспектом партнерства суверенных фондов с западными учреждениями является возможность развивать местные рынки капитала. "Мы полагаем, что суверенные фонды интересуются банками, входящими в первую 20", - говорится в докладе. В числе вероятных объектов интереса названы европейские банки Credit Suisse, Deutsche Bank, Barclays и Julius Baer, биржи Deutsche Bourse и BME, инвестиционные группы Ashmore, Aberdeen
Главным средством вложения денег являются облигации займа других государств. Самыми надежными из них считаются облигации Резервной системы США. Фактически облигации США это расписки, что США взяло у вас в долг денег и обещает их вам вернуть через определенный период с процентами. Они являются (или по-крайней мере считаются) высоколиквидными и высоконадежными финансовыми бумагами, которые с низкой долей риска гарантируют вам фиксированный доход в размере от 5% до 10% годовых в течение 10-15 лет. Следовательно многие государства, которые казалось бы не испытывают особых симпатий к США с помощью своих "суверенных фондов" охотно дают США в долг и тем самым финансируют США.
В последнее время некоторые фонды стали склоняться к более рискованным вложениям. Они выводят часть средств из облигаций займа США и вкладывают их в собственность за рубежом, в акции крупных компаний, инвестируют в начинающие молодые компании. Это ведет во-первых к тому, что спрос на облигации займа США снижается (иными словами меньше желающих дать США в долг), а во-вторых, увеличивается экономическое влияние страны-инвестора в стране, где та совершает свои приобретения.
Суверенные фонды не всегда открыто заявляют о своих намерениях и политике распоряжения имеющимися средствами. И ни одно государство не имеет права потребовать от другого раскрыть свои карты. На заседании Большой восьмерки в Вашингтоне было принято обращение к Международному Валютному Фонду, чтобы тот повлиял как-то на суверенные фонды в плане их открытости для общественности. Но даже МВФ мало что может сделать
Положительный момент заключается в том, что суверенные фонды работают на перспективу. Их интересуют долговременные результаты, а не спекулятивная прибыль на коротких сделках. Они не должны делать регулярные выплаты, в отличие например от пенсионных фондов. У них нет пайщиков, которые в случае неблагоприятной рыночной ситуации начнут паниковать и забирать из фонда свои средства. Суверенные фонды, приобретая какую-то компанию, не устраивают ее реструктуризацию и не перетряхивают управленческий состав.
Согласно исследованию суверенных фондов, опубликованному в октябре банком Standard Chartered и консалтинговой компанией Oxford Analytica, ключевую роль среди суверенных фондов играет "большая семерка" - те фонды, в каждом из которых уже накоплено более 100 млрд долларов активов. "Семерку" представляют фонды Абу-Даби (один из эмиратов ОАЭ), Норвегии, Кувейта, Китая, России и сразу два фонда из Сингапура

ОАЭ (875 млрд.дол.)
Суверенный фонд называется Abu Dhabi Investment Authority. ОАЭ это федерация семи эмиратов, каждый из которых вносит свой пай в фонд за счет экспорта нефти. Каждый эмират управляет своей частью фонда.
Аналитики утверждают, что большая часть средств фонда вложена в государственные облигации США, но в недавнем отчете банка Citigroup говорится, что фонд также интенсивно занимается инвестициями в ближневосточные банки, а также приобрел две цементные компании в этом регионе. Эмират Дубай за прошедший год приобрел нью-йоркскую торговую сеть одежды Barney"s и немецкую упаковочную компанию Mauser, приобрел 3% компании EADS - владелицы Airbus, и ICICI - второго по величине банка Индии.
Китай (200 млрд.дол.)
Китай обладает суммарными резервами в 1,43 трлн долларов, но 1,23 трлн из них находятся на счетах Народного банка Китая - лишь 200 млрд были выделены для инвестиционного фонда. О планах китайского суверенного фонда China Investment Corporation (CIC), официально заработавшего лишь в конце сентября этого года, известно немногое. Китайские власти сознательно гасят медийный ажиотаж вокруг этой новости, заявляя о техническом характере новой организации и подчеркивая, что она будет распоряжаться незначительной частью валютных запасов КНР. По словам председателя компании, бывшего заместителя министра финансов Китая Лоу Цзивэя, основная задача фонда - повысить доходность валютных резервов с помощью инвестиций в финансовые инструменты внутри Китая. Подобная скромность вполне объяснима: на Западе откровенно боятся прихода бездонных государственных инвестиционных фондов из Азии и уже говорят о необходимости введения международных ограничений на их деятельность.
Пока в распоряжение нового фонда выделено лишь 200 млрд долларов (при общем объеме резервов 1,4 трлн долларов), большей части уже найдено применение. 65 млрд должны пойти на покупку компании Huijing Investments, которой принадлежат пакеты акций в крупных китайских государственных банках. В эту сумму входят и 3 млрд, выделенные на оплату сделки с американской компанией Blackstone (заключенна весной этого года). Еще около 60 млрд новый фонд потратит на покупку крупных пакетов акций госбанков, не связанных с Huijin Investment.
Но в перспективе роль фонда может заметно возрасти. Потенциально CIC может иметь в распоряжении около 500 млрд долларов активов, что сделает его заметным игроком на мировом рынке. О возможных стратегических целях новой организации говорит и структура ее совета директоров, куда помимо финансистов входят два представителя Государственной комиссии по развитию и реформам КНР (ГКРР) и заместитель министра торговли Китая. Именно ГКРР сегодня определяет экономическую политику Китайской Республики, и очевидно, что деятельность национального суверенного фонда будет подчинена общим макроэкономическим интересам.
.
Сингапур (438 млрд.дол.)
В Сингапуре есть два суверенных фонда: Government of Singapore Investment Corporation и Temasek Holdings.
В 1974 году при министерстве финансов была создана холдинговая компания, а точнее, национальный фонд Сингапура под названием Temasek Holdings, управлявший практически всеми важнейшими госпредприятиями. А их на тот момент насчитывалось около 500. Сингапур в то время был не очень богатой страной (ВВП на душу населения равнялся примерно 500 долларам США) с высоким уровнем коррупции. С помощью государственного инвестфонда Правительство стремилось убить сразу двух зайцев: хорошенько встряхнуть малорентабельные госпредприятия и по возможности покончить с казнокрадством. Для финансирования предприятий в рамках Temasek был создан один из крупнейших в регионе госбанков - Сингапурский банк развития, которому на ранней стадии дозволялось использовать золотовалютные резервы страны. С его помощью, в частности, очень быстро стала конкурентоспособной государственная авиакомпания Singapore Airlines, закупившая современные самолеты и сумевшая поднять планку по первоклассному обслуживанию на одну из самых высоких в мире отметок.

По корпоративным правилам членов совета директоров Temasek и его топ-менеджеров назначает президент Сингапура по представлению министра финансов. Управляли входящими в фонд госкомпаниями высшие госчиновники, например вице-министры. Они несли двойную ответственность - за эффективную экономическую и финансовую деятельность возглавляемых ими предприятий и одновременно руководили работой своих министерств. При этом, если во втором случае они полностью подчинялись премьеру, то в качестве топ-менеджеров Temasek имели право принимать самостоятельные решения о целесообразности участия холдинга в том или ином виде деятельности, реструктуризации активов, увеличении или уменьшении доли участия холдинга. Минфин Сингапура, осуществляя стратегическое руководство, не вмешивается в текущие оперативные вопросы холдинга. Temasek несет перед ним ответственность лишь за соответствующий уровень рентабельности и выплату дивидендов. При этом правительство Сингапура не предоставляет холдингу каких-либо льгот и преференций. Зато связанные с холдингом компании отвечают перед самим фондом и больше ни перед кем.

Стиль работы Temasek подразумевает возможность выхода компаний из холдинга - в этом случае они перестают считаться стратегически важными или приватизируются. К примеру, за годы своего существования холдинг продал пакеты акций в более чем 100 компаниях как в Сингапуре, так и за его пределами.

Подобная стратегия практически частного управления госинвестициями в условиях Сингапура дала положительный эффект. Правительство лучше понимало потребности предприятий, экономики. Кроме того, создавались условия для привлечения иностранных инвестиций. В итоге сегодня ВВП на душу населения превышает 30 тысяч долларов, и почти весь этот рост был достигнут за счет госсектора. Что касается успехов Temasek, то за более чем 30 лет своего существования компания добилась восемнадцатипроцентной среднегодовой доходности - результат, превосходящий показатели большинства частных инвестфондов.
По оценке экспертов, стоимость портфеля Temasek по итогам прошлого года достигла 108 миллиардов долларов США, увеличившись по сравнению с 2006 годом на 27 процентов. При этом те же эксперты признают, что заслуга в таком росте принадлежит Хо Чин, супруге нынешнего премьер-министра страны. Возглавив компанию в 2002 году, она резко изменила стиль работы компании. Хо поставила задачу диверсифицировать фонд. По ее словам, одна треть портфеля должна инвестироваться в Сингапуре, другая треть - в Азии, остальное - в свободных экономиках по всему миру. В результате в Сингапуре Temasek владеет акциями нескольких десятков бизнес-структур первого эшелона, часть из которых зарегистрирована на Сингапурской фондовой бирже. В частности, это такие местные и региональные гиганты, как Singapore Telecom (во главе компании до недавнего времени стоял еще один сын Ли Куан Ю и, соответственно, деверь Хо Чин), Singapore Airlines, DBS, Singapore Technologies, и другие. Не все компании, пакетами акций которых управляет фонд, являются государственными. В некоторых холдинг является миноритарным акционером.

На сегодняшний день Temasek управляет портфелем в размере более 100 миллиардов долларов. Около 61 процента бизнеса фонда составляют телекоммуникации, медиа и финансовые услуги, 12 процентов - транспорт и логистика, 9 процентов - природные ресурсы.
В сентябре 2007 года Temasek Holdings помог авиакомпании Singapore Airlines получить долю в 24% в китайской авиакомпании China Eastern Airlines и обойти в борьбе гонконгскую авиакомпанию Cathay Pacific. В портфеле фонда 25% акций индийской трансляционной компании INX media, 8% австрийской компании по изготовлению вакцин Intercell, а также акции азиатских банков, включая 5% акций bank of China.
Госфонды-конкуренты также не сидят сложа руки. Буквально на днях было объявлено, что в числе покупателей доп-эмиссии акций ведущей американской банковской группы Citigroup, понесшей небывалые убытки в результате ипотечного кризиса, оказался еще один сингапурский госфонд Government Investment Corp.
Фонд Government of Singapore Investment Corporation владеет недвижимостью по всему миру на сумму в 80 млрд. долларов, включая такие сокровища как 60-тиэтажное здание AT&T Corporate Center в Чикаго, Shiodome City Center в Токио и европейская штаб-квартира компании Merrill Lynch в Лондоне.
Норвегия
Несмотря на название "Government Pension Fund of Norway" не является пенсионным фондом. Его главная цель - создать запас средств на тот день, когда у Норвегии закончится нефть.
Аляска
Словосочетание "суверенный фонд" придумали инвестиционные банки для обозначения фонда, который принадлежит какому-то суверенному государству.     Резервный фонд "Alaska Permanent Fund" в строгом смысле не является суверенным, так как он принадлежит штату Аляска, который нельзя назвать суверенным государством. Штаб-квартира управления фондом располагается в городе Juneau (шт.Аляска).
Фонд был образован в 1976 году. В него вкладывались 25% выручки от продажи минеральных и нефтяных ресурсов штата. С тех пор в фонде скопилось 40 миллиардов долларов. Цель фонда двойная: создавать дивиденды для всех жителей штата и создавать запас средств на то время, когда природные ресурсы Аляски иссякнут. В последние годы из средств фонда были выделены средства на выплату каждому жителю штата - 604.000 человек - годового бонуса в размере 1.654 доллара. Для такого места как Аляска это большая сумма.
В начале своего существования фонд хранил средства в государственных и корпоративных облигациях, но постепенно менеджеры фонда перешли к более агрессивной инвестиционной политике. Ныне 53% средств фонда вложены в акции, 29% - в облигации, 10% - в недвижимость, 8% - в прочие активы, например, доли в паевых инвестиционных фондах. Жителям Аляски принадлежит среди всего прочего более 7 миллионов акций компании General Electric, жилой дом на Восточной 87-й улице на Манхеттене, доли в 40 частных инвестиционных фондов. Все детали инвестиций доступны для общественности.
Несмотря на то, что добыча нефти на Аляске сокращается, в этом году штат положил в фонд 575 миллионов долларов. Но что это за сумма по сравнению с 5.4 миллиардами долларов, которые заработал сам фонд на инвестициях. Получается, что фонд уже сам зарабатывает больше, чем штат получает от продажи нефти. Управляющий фондом Майкл Дж. Бёрнс (Michael J. Burns) сообщил, что такая же проблема и у других суверенных фондов во всем мире. "Если вы занимаетесь добычей", сказал он, - "помните, что есть предел тому, что вы можете выкачать из своей земли".
3. Перспективы развития.
Влияние суверенных фондов будет только расти. Ведь они активно развиваются либо в государствах, богатых ресурсами (например, нефтяные арабские страны), либо в тех, где при недооцененной национальной валюте активен экспорт промышленных товаров (Китай и другие государства Азии). Однако упрочение влияния суверенных фондов может привести к негативным последствиям для мировой финансовой системы. Так, в США и ЕС многие обеспокоены тем, что ведущие компании могут оказаться под контролем иностранцев. Поэтому здесь спешат принять протекционистские меры, чтобы защитить свои рынки от влияния иностранных суверенных фондов, а это может создать препятствия для всех финансовых потоков. В случае очередных кризисов ликвидности финансовые институты развитых стран не смогут рассчитывать на тот огромный капитал, который накоплен в развивающемся мире.
По оценкам МВФ, сегодня финансовые активы развивающихся государств (как валютные резервы, так и инвестиционные фонды) составляют лишь около 10% от частных активов в развитых странах (53 трлн долларов). Однако экономисты МВФ предсказывают, что при сохранении нынешних тенденций активы правительств будут расти на 800-900 млрд долларов в год, что серьезно сократит разрыв между госфондами развивающихся стран и частными активами государств развитых.
По сути дела, формируется новый сегмент финансового рынка, интересы которого надо будет обслуживать. Ведущие инвестиционные банки срочно создают команды профессионалов, которые будут управлять активами суверенных фондов. "Суверенные фонды становятся все более избирательными в своей работе. Они пытаются инвестировать не просто в гособлигации, как это было раньше. Теперь они примеривают на себя роль стратегических инвесторов либо инвестируют в акции по всему миру. Так, инвестфонд Сингапура за последний год сократил инвестиции в покупку гособлигаций США на 25%. Аналогичных шагов - увеличение инвестиций в акции, сокращение доли гособлигаций - в ближайшее время ожидают от суверенных фондов России и Китая.

4. Реакция Запада - недоверие, страх , попытки противодействия.

Особое внимание к себе суверенные инвестфонды привлекают секретностью операций. Конечно, некоторые фонды, например в Норвегии, Малайзии, Сингапуре, фонды канадской провинции Альберта или американского штата Аляска, являются весьма прозрачными - они регулярно публикуют информацию о размере активов, норме прибыли и составе инвестиционного портфеля. Многие компании рассматривают эти фонды в качестве надежных инвесторов. Но целый ряд фондов совершенно непрозрачен. Они принадлежат или монархическим династиям мусульманского мира (Кувейт, Катар, Бруней, Оман), или же странам, которые ограниченно предоставляют информацию о деятельности своих правительств (Китай и Венесуэла).
Такой точки зрения придерживается главный экономист МВФ Саймон Джонсон, который в июле заявил, что суверенные инвестфонды - "черные ящики", которые несут угрозу стабильности мировой финансовой системы. В Брюсселе и Вашингтоне опасаются, что стратегические инвестиции суверенных фондов могут быть использованы для достижения политических целей правительствами арабских стран, Китая и России. "Подобные фонды имеют огромную ликвидность, долгосрочные инвестиционные горизонты и не ограничены кредитом", - сказал в интервью журналу "Эксперт" экономист Morgan Stanley Стивен Джен.
Потому в развитых странах все чаще слышны голоса в поддержку протекционистских мер, которые бы ограничили деятельность таких фондов. Так, в августе 2007 года канцлер Ангела Меркель заявила, что в Берлине рассматривается законопроект, который бы усложнил процедуру приобретения активов суверенными фондами в немецких компаниях. Германия собирается использовать опыт США, блокируя сделки в чувствительных отраслях. Комиссар ЕС по торговле Питер Мандельсон заявил, что Евросоюз может разрешить правительствам отдельных стран использовать механизм "золотой акции", чтобы предотвращать продажу суверенным инвестиционным фондам компаний в чувствительных секторах. Если ранее в Еврокомиссии отвергали идею "золотой акции", то сейчас Мандельсон предлагает использовать ее, чтобы защищать интересы ЕС. Kрупнейший в мире суверенный фонд - Abu Dhabi Investment Authority из ОАЭ (его активы оцениваются в $875 млрд) - уже столкнулся с противодействием со стороны западных регуляторов одним из первых. Контролируемым им фирмам не позволили купить ни 6 американских портов, ни блокирующий пакет скандинавской биржи. Суверенные фонды становятся крупнейшими игроками мировых финансовых рынков, и именно этим объясняется политическое противодействие их активности и в США, и в ЕС, и в других странах мира.
Шейхи, олигархи и индийские предприниматели меняют ход игры, ведущейся на мировых рынках, однако истинное беспокойство в США и других западных странах вызывают огромные богатства, находящиеся под контролем государств. От Абу-Даби и Катара до Китая власти различных стран купаются в деньгах. По оценкам инвестиционных компаний, сектор государственных инвестиционных фондов растет на полтриллиона долларов в год, в то время как все больше и больше западных стран погружаются в долги. Лишь некоторые страны, обладающие этими государственными фондами, являются демократиями, некоторые из этих стран вообще нельзя назвать друзьями Запада. Это вызывает обеспокоенность тем, что инвестиционные решения могут быть продиктованы геополитикой, а не нормальными рыночными мотивами. Продолжающееся падение доллара означает, что государственные инвестиционные фонды получают за свои деньги еще больше собственности, что только ускоряет процесс.
Впрочем, даже если правила и ограничения будут введены, в ближайшие годы суверенные фонды способны серьезно изменить не только мировую финансовую систему, но и экономику в целом, поскольку могут активно инвестировать в такие ключевые отрасли, как телекоммуникации, энергетика, финансовый сектор и приобретение прав на интеллектуальную собственность.

5. Фонд Национального благосостояния - первый российский суверенный фонд.

За проводимой Западом в отношении России "политикой сдерживания", сказал Путин, стоят попытки навязать России нечестную конкуренцию и обеспечить доступ к российским ресурсам. По его мнению, "в таких условиях важно сохранить твердость оценок и выдержку". "Мы наблюдаем, как, прикрываясь лозунгами свободы открытого общества, подчас уничтожается суверенитет стран и целых регионов, как под громкую риторику о свободе торговли и инвестиций в самых разных экономиках и странах мира усиливается политика протекционизма, разворачивается и ожесточенная борьба за ресурсы", - приводит его слова Интерфакс. Глава государства также отметил, что во многих конфликтах, внешнеполитических акциях и дипломатических демаршах "пахнет газом и нефтью".
Многих западных политиков и бизнесменов особенно не устраивает стремление российского бизнеса вкладываться в те сегменты рынка, которые помогли бы переориентировать российскую экономику на инновационное развитие. Выход - здоровый государственный протекционизм, понимаемый в этом случае не столько как закрытие своих национальных рынков перед зарубежными конкурентами, сколько как политическое проталкивание контрактов по приобретению высокотехнологичных активов за рубежом.
"Да, возможности, экономическая мощь российских компаний, конечно, растет, но наши основные потребители, особенно в европейских странах, должны были бы только порадоваться этому. В двадцать раз выросла капитализация Газпрома за эти годы... Он стал одной из крупных компаний мира, капитализация ее превысила 350 миллиардов долларов. Что плохого для основных потребителей? Это значит, устойчивая компания, надежность возросла. Газпром не требует для себя никакого эксклюзива, он требует только равноправного сотрудничества, и мы находим понимание с нашими партнерами. Там, где наши партнеры хотят быть акционерами наших крупных месторождений в совместной работе, да, Газпром говорит там: "Дайте нам адекватные активы у себя, деньги не нужны. Эти бумажки уже в современной экономике никому не нужны. Нам нужны активы". А что здесь плохого? Это честная, открытая позиция. Мы и дальше будем себя так вести. И уверен, для страхов нет никаких оснований. Хочу еще раз повторить, взаимозависимость только укрепляет надежность и предсказуемость", - открыто заявил Президент России.
Накопленный объем российских инвестиций за рубежом составляет как минимум 240 млрд. долл. Об этом заявил, выступая на 11-ом Международном экономическом форуме, президент РФ Владимир Путин.
По словам президента, "по данным международных организаций, российские инвестиции за границу составляют 138 млрд. долл., а по нашим данным - не менее 240 млрд. долл.". Президент также напомнил, что в предыдущие годы наблюдался отток капитала из российской экономики. В прошлом году впервые приток капитала превысил отток на 41 млрд. долл., а за первые четыре месяца 2007 года, приток капитала превысил уже 60 млрд. долл., и этот показатель продолжает расти.
"Мы заинтересованы в расширении российских инвестиций за рубеж и в обмене активами с международными партнерами на взаимовыгодных условиях", - сказал президент. По его словам, это тот путь, по которому сейчас идут российские компании. В частности, имеется хороший опыт с Германией, и с недавнего времени с Италией.
"Укрепляется финансовое состояние нашей страны. Золотовалютные резервы увеличились на 170 миллиардов долларов и приближаются к отметке в полтриллиона долларов США, точнее, 478,6 по последним данным... Стабфонд составляет 3,84 триллиона рублей. Российские банки достаточно легко прошли кризис ликвидности. Фондовый индекс увеличился на 20 процентов, это чуть меньше, чем в прошлом году, но в прошлом году вообще был рекорд. И вообще фондовый рынок России растет рекордными темпами, 20 процентов - очень неплохой показатель", - отметил Президент во время последней пресс-конференции.
Между тем, с 1 февраля 2008 г. стабилизационный фонд прекратил существование и был разделен на резервный фонд в размере 10% ВВП и Фонд Национального благосостояния.
В мире стало на один суверенный фонд (СФ) больше, поскольку Россия официально объявила о создании у себя фонда национального благосостояния (ФНБ). Это будет большой и важный СФ, несмотря на то, что сейчас его вес - по некоторым подсчетам, переваливший за 32 млрд. долларов - представляется довольно-таки скромным по сравнению, например, с Китайской государственной инвестиционной корпорацией (CIC). При сохранении цен на нефть на прежних уровнях этот фонд имеет все шансы на увеличение с течением времени. Через пять лет в нем может оказаться сумма до 320 млрд. долларов в зависимости от того, как сильно бюджет и пенсионный фонд РФ будут полагаться на ФНБ. Стивен Иен и Оливер Уикс, аналитики Morgan Stanley полагают, что сначала российские власти будут управлять своим фондом достаточно консервативно, так же, как обычно поступают с государственными резервами в других странах. Однако постепенно они наберутся опыта и обретут уверенность в собственных силах, а значит, существенно расширят свой портфель рискованных активов, что собственно, тоже свойственно и другим суверенным фондам.
1 февраля 2008 года Стабилизационный фонд РФ - который составляет часть государственных резервов, включая золото на сумму 479 млрд. долларов - будет поделен на ФНБ и Резервный фонд. При этом размер последнего будет удерживаться на уровне около 10% от ВВП России (на текущий момент это около 1,27 триллионов долларов), а все остальные средства пойдут в ФНБ. На конец 2007 года в стабфонде России было 156,8 млрд. долларов. Если вычесть из этой суммы 10% от ВВП (127 млрд. долларов), то получается, что если бы ФНБ образовался в конце 2007 года, то в нем оказалось бы 29 млрд. долларов. К 1 февраля эта сумма должна вырасти до 32 млрд. долларов, что больше 24 млрд. долларов, закладываемых в прогнозы российским правительством в апреле прошлого года.
    Обязательства по управлению ФНБ возьмет на себя Министерство финансов, которое может частично разделить их с Центробанком России. Министерство финансов оставит за собой право рекомендовать набор валют и размещение активов фонда, получив при этом одобрение правительства. МФ обязуется каждый месяц публиковать отчет в СМИ, а также ежегодно и ежеквартально отчитываться перед правительством по вопросам накопления, инвестирования и расходования средств фонда.
В перспективе все налоговые поступления от продажи нефти планируется направлять в ФНБ. Туда же пойдут и налоговые доходы, полученные от торговли природным газом. Вместе с тем, средства из обоих фондов (ФНБ и Резервного фонда) могут изыматься при формировании бюджета, однако, общая сумма такого изъятия не может превышать 3,7% от ВВП. Такое ограничение действительно вплоть до 2010 года. Когда впервые возник замысел ФНБ, то было решено создать Резервный фонд и инвестировать его средства в безрисковые суверенные облигации (такие как государственные резервы), а средствами ФНБ управлять по аналогии с СФ, т.е. вкладывать в активы с высокой ожидаемой доходностью (в акции, например). Тем не менее, недавно российские финансовые власти заявили о своем намерении очень консервативно подойти к управлению средствами фонда. Однако, Министерство финансов должно до 1 октября 2008 года предложить концепцию более разностороннего инвестирования средств фонда, куда могут войти корпоративные долговые ценные бумаги, а также инвестиционные и паевые фонды. Однако, фактическое инвестирование по этой программе, скорее всего, начнется не ранее, чем через год. В настоящий момент средства фонда вкладываются в государственные долговые обязательства с рейтингом AAA.

    Объем фонда может увеличиться до 600 млрд. долларов в ближайшее десятилетие. Существует большая вероятность того, что развитие фонда пойдет по пути восходящего тренда, если только власти не станут расходовать его средства в размере, превышающем установленные для этого случая 3,7%.
Стратегия управления ФНБ претерпит существенные изменения в ближайшие несколько лет и станет во многом такой же, как и стратегии управления другими СФ. Вполне понятно, что, имея в своем распоряжении мало опыта и ресурсов, российское правительство склоняется к консервативной стратегии управления фондом. Однако мы полагаем, что с течением времени власти РФ пересмотрят свое отношение к фонду и станут управлять им так же, как и в других странах. Ранее по такому же пути пошел Банк Норвегии, а точнее, государственный пенсионный фонд "Глобал". Этот фонд был образован в 1996 году и поначалу все свои средства инвестировал в облигации. Только постепенно, со временем, он добавил в свой портфель акции. Для суверенных фондов свойственно время от времени менять портфель активов, профиль риска и сроки удержания позиций. Мы считаем, что ФНБ России по мере своего развития станет больше уделять внимание рискованным активам, позволяющим получать более высокие доходы.

Опыт Китая показывает, что приобретение компаний за границей может значительно повысить технологический уровень производства. Страны, желающие быстро двигаться по технологической лестнице, могут быть заинтересованы в инвестициях в ключевые отрасли, чтобы получить доступ к исследованиям, патентам и дизайнам, позволяющим совершить прорыв.
"Власти КНР уже заявляли о создании стратегических резервов нефти и металлов, что может привести к приобретению компаний из этих секторов в других странах мира. В случае с Россией и другими производителями нефти и газа существует вероятность того, что они попытаются использовать свои суверенные фонды, чтобы наращивать нефтегазовые запасы за рубежом, опережая международные компании", - полагает Жерар Лион из Standard Chartered.
Суверенные фонды могут быть использованы и для решения геополитических задач. Так, власти КНР решили выстраивать прямые политические отношения с африканскими странами. Прямые сделки между двумя правительствами по поводу поставок сырья или же приобретение Китаем горнорудных компаний в Африке может серьезно изменить отрасль не только на этом континенте, но и в мире. Использование инвестиционных фондов для решения геополитических задач заботит многих на Западе. Хотя арабские государства-нефтеэкспортеры сегодня в основном являются политическими союзниками Запада, аналитики не уверены, что такое положение дел сохранится долго.
На Всероссийском форуме предпринимателей, созванном РСПП в Краснодаре Первый заместитель Председателя Правительства России Дмитрий Медведев про протекционизм не говорил. Но заверил, что государство будет, во-первых, агрессивно поддерживать экспорт российских товаров, а во-вторых, призвал российских капиталистов взять пример с китайских и начать активную скупку высокотехнологичных предприятий за границей, чтобы способствовать диверсификации инвестиций и инновационной модернизации российской экономики.

Сорокин Николай Олегович

19 февраля 2008 года.
www.nasledie.ru
viperson.ru

Приложения:
Статья в версии Word suverennyefondy.doc 107 Kb
Таблица 1 tabl20080219.gif 14 Kb

Док. # 426919
Перв. публик.: 19.02.08
Последн. ред.: 28.12.10



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'