Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60042 персоналий
515672 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Всеобщее высшее: оно нам надо? (Парламентская газета, 28.06.06)


   
Ольга ЗЕНЬКОВИЧ Оглядываясь назад, многие наши специалисты считают, что лучшей, хотя и не без своих недостатков, была система образования в Советском Союзе. Так это или не так, мнения разные. Но очевидно, что было хорошо для советских времён, для нынешней поры, для рыночного государства не очень-то подходит. Вместе с тем и сегодняшняя система образования, то есть модернизация того, что осталось от образования после многочисленных длительных и жёстких реформ, не обеспечивает нам инновационного прорыва, к которому должна стремиться сейчас на всех порах страна. Что мешает? Много, например, говорится о национальном проекте "Образование". Этот набор финансовых мер правильно назван "проект", но он не национальный. Увеличить зарплаты учителям, дать надбавки за классное руководство, выделить гранты для школ и вузов, реализующих инновационные программы, - все эти мероприятия нужны и важны. В Послании Президента Федеральному Собранию сказано о закупке для вузов новейших отечественных и зарубежных образцов оборудования. Действительно, это необходимо. Строятся новые корпуса учебных заведений, увеличивается количество разного рода вузов, вводятся новые специальности, значительно увеличивается набор студентов. И это, наверное, хорошо. Но тут же: лабораторий нет, а если и есть, то это в подавляющем большинстве случаев образцы 50-60-х годов, остатки того самого инновационного прорыва, который обеспечил нам выход в космос. В них-то и работают сейчас молодые ученые. С того момента в этом направлении мы не двинулись ни на шаг. Так что, прежде чем затевать реформу, надо было бы подумать: а что будет ее конечной целью, чего мы от нее хотим? Если хотим увеличить количество специалистов разных профессий, то надо признаться, что получаем мы их все меньше и меньше, не можем похвастать и их качеством. Если мы ставим своей целью борьбу с коррупцией в высшем образовании, то методы реформирования, очевидно, нужны другие. А тем временем наше высшее образование, как это ни парадоксально звучит, обесценивается. И виной тому - политика государства. Последним гвоздем в систему высшего образования, и это можно сказать с уверенностью, стал единый государственный экзамен, который вот-вот станет единственной формой аттестации выпускника, а также соответствующим проходным "билетом" в вуз. И дело не в самой идее ЕГЭ, с помощью которого власть хотела убить даже не двух, а трех зайцев. Он должен был стать неким единым стандартом оценки качества знаний выпускников, снизить коррупцию в вузах и дать возможность школьникам из регионов поступить в лучшие вузы. Дело в его применении. Единый "гос" на наши головы упал не вдруг и не является какой-то сверхновинкой. Система эта придумана французами еще в 60-х годах. Тогда шли массовые студенческие выступления, и для того, чтобы снизить накал страстей, власти обратились к системе единой государственной аттестации, которая, как тогда казалось, поможет молодым людям из малообеспеченных семей стать студентами, специалистами, получать высокую зарплату. Через пять лет французы по разным причинам от своей придумки отказались. Но опыт переняли американцы, которые вообще любят тесты, они у них в крови. Россия же, довольно часто перенимая зарубежный опыт в какой-либо области человеческой деятельности, как нередко случается, не может реализовать заимствованные идеи. Так вышло и на этот раз. Вдруг было объявлено: добровольно сдаем ЕГЭ. Это был шок для учителей и выпускников. Ведь как было раньше. Дети в школе и так перегружены, но если хотели поступить в вуз, то учились еще и на разного рода подготовительных курсах. Школа иногда шла им навстречу, "освобождала" от некоторых уроков, и они занимались теми тремя-четырьмя предметами, которые должны были готовить и сдавать на вступительных экзаменах. Кому была нужна такая профанация? Никому. Теперь выпускники нанимают репетитора, который натаскивает их на ЕГЭ, и продолжают учиться на своих курсах, потому что единый "гос" принимается отнюдь не везде и не всеми. Может, стоит в плане реформы заняться школьными программами? Начать со средней школы, создать единые для всей страны программы по той же математике, истории, биологии - у нас до сих пор их нет. Глядишь, и в выпускном классе ЕГЭ проходил бы более гладко, естественно. Ведь выпускной экзамен, в какой форме его ни проводи, не может быть самодостаточным элементом. ЕГЭ должен быть логичным итогом получения школьных знаний. Справился ли ЕГЭ с коррупцией в вузах? Он просто передвинул ее на уровень школы. Специалисты сейчас в судах доказывают, что результаты единого "госа" можно купить. Они утверждают, что делается это просто. Вот только один пример. - Ночью перед экзаменами по ЕГЭ компьютер производит рассадку по местам. Но он выбирает не только место, но и номер варианта. Уже ночью создается специальный протокол, ведомость, в которой указаны: номер аудитории, этаж, ряд, парта, место и номер варианта. Далее вскрывается один из пакетов, присланных Федеральным центром тестирования, далее работают специалисты-предметчики. Тем, кто заранее заплатил за свое благополучное будущее, четко определяют номер варианта, сажают на конкретное место. А перед этим ему дают шпаргалочку, в которой указано, в какую клеточку ставить галочку, - считает профессор Сергей Комков. Школьник обеспечивает себе как минимум 95-балльный результат - стопроцентно проходной в вуз, больше не надо, чтобы не "засвечиваться", ведь 100-балльные результаты проверяются отдельно. Вы спросите, какова цена вопроса? Сергей Комков отвечает: результаты для поступления в региональный вуз стоят порядка 2-3 тысяч долларов, в московский - начиная от 5 тысяч долларов. Сегодня идет проверка имеющихся фактов. Что касается новых возможностей для ребят из глубинки, то они так и остались призрачными. Учиться в столице не получится, если в кармане на каждый месяц нет 20 тысяч рублей. Стипендии такие, что на них можно два раза сходить пообедать, жить на них невозможно. А так как у вуза или общежития нет, а если и есть, то мест нет, то приходится жилье снимать, на все это нужны деньги. Конечно, если примут закон о социальных образовательных кредитах, так называемый "на прожитье", то это может изменить ситуацию. Но опять же кредит надо как-то возвращать. - В системе ЕГЭ больше денег тратится на чиновничью структуру, которая обеспечивает экзамен, а не на саму систему образования. Тратим деньги на строительство новых корпусов, но кто в них будет учиться? Через несколько лет количество свободных мест в вузах сравняется с количеством абитуриентов. Да и вообще, зачем так много вузов? - говорит заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке Алексей Чернышов. Действительно, об этом тоже стоит подумать. Взять хотя бы филиалы платных вузов. Получается гротескная ситуация. - На Камчатке ребята четвертого курса филиала платного вуза ни разу не видели живого преподавателя. Они смотрят видеофильмы, что-то при этом пытаясь выучить, пишут контрольные. В советские времена была создана прекрасная система ПТУ, техникумов, средних специальных учебных заведений. Теперь эта система лежит практически в руинах. Мы штампуем людей с высшим образованием. Мы хотим сделать высшее образование всеобщим? - спрашивает доцент исторического факультета МГУ Александр Кобринский. Получается, что так. Но нужно ли высшее образование всем? Вопрос действительно актуальный, и многие специалисты уже его задают. Как это ни странно звучит, но в регионах, для того чтобы работать охранником или консультантом в магазине, нужно предъявить диплом о высшем образовании. Вопрос: зачем охраннику или продавщице высшее образование? То, что высшее образование становится всеобщим, противоречит самой идее высшего образования, оно дискредитируется. Обладатели ста баллов по ЕГЭ едва говорят по-русски, дипломы покупаются, а вузы, не задумываясь о качестве знаний, штампуют специалистов, которых работодатели еще около двух лет доводят до нужной кондиции. И не зря столько копий ломается именно вокруг ЕГЭ. - Единый госэкзамен - вроде небольшая реформочка в большой реформе - может привести к печальным последствиям. Сколько людей уже "случайно" поступили в вузы - 30 процентов сегодня, а завтра, может, 50 процентов. Стопроцентно по ЕГЭ поступили те, кто не должен дальше учиться, а те, кто должен, не поступили. Образование - не среднее, не высшее, это прежде всего самообразование. Человек, перед которым стоит желание самореализоваться, всегда будет учиться, ему и высшего образования не хватит. А высшее образование как панацея от всех бед ничего не даст. Вопрос в образованности человека, в том, что он находится на своем месте, - говорит Алексей Чернышов. Парламентская газета




http://www.politgolos.ru/

Док. # 401455
Перв. публик.: 28.06.06
Последн. ред.: 25.11.07



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'