Расширенный поиск
НАЧАЛО НОВЫЕ ЛИЦА ЭКСКЛЮЗИВ
Сегодня на сайте:
60042 персоналий
515672 статей

О ПРОЕКТЕ

Неотрубрицированные
Руководители федеральных органов власти управления
Руководители региональных органов власти управления
Политические общественные деятели
Ответственные работники государственно административного аппарата
Представители Вооруженных Сил и других силовых структур
Руководители производственных предприятий
Финансисты, бизнесмены и предприниматели
Деятели науки, образования и здравоохранения
Дипломаты
Деятели культуры и искусства
Представители средств массовой информации
Юристы
Священнослужители
Политологи
Космонавты
Представители спорта
Герои Советского Союза и России
Назначения и отставки
Награждения
Незабытые имена
Новости о лицах и стране
Интервью, выступления, статьи, книги
Эксклюзив международного клуба
Публикации дня
Горячие новости
ПОЛИТафоризмы
Цитата дня
Кандидат 2008
Главы регионов России
Комментарии журналистов и граждан к проблеме 2008
Аналитика - публикации экспертов о выборах 2008
Наши авторы и спецкоры

   RSS









    Rambler's Top100




вернуться Виталий Иванов: Тезисы о правых. Полная версия


    После публикации первой части "Тезисов" я получил много отзывов и комментариев, в том числе критических. Некоторые из них не учесть было нельзя и сейчас вниманию читателей предлагается полная версия статьи, включающая уточненную редакцию первой части.

Словам "правое", "правый", "правые" в отечественном политическом лексиконе очень не повезло. Настолько, что их иногда используют едва ли не как ругательные.

С одной стороны, в советские времена людям вдалбливали определение правых как непременных реакционеров, ретроградов, озабоченных борьбой с "инородцами", и т. д. И силу инерции здесь не следует недооценивать. С другой, правыми в 1990-х годах стали открыто называть себя некоторые либералы-западники, отстраивавшиеся от КПРФ, которую они считали левой. В 1999 году перед выборами в Госдуму правыми была образована коалиция с названием "Союз правых сил" (СПС), позже на ее основе создали партию. При этом в эклектичной риторике СПС собственно правого было меньше всего. До поры до времени эти самозванцы пользовались поддержкой Кремля, потом их списали. В настоящее время это мертвая партия, то есть не имеющая никаких электоральных перспектив. Но свое черное дело она сделала, и сейчас даже вполне образованные люди позволяют себе употреблять слово "правый" как синоним "либерала". В последнее время добавилась еще одна напасть - правых стали отождествлять и с национальными экстремистами, всякой нациствующей сволочью.

Очевидно, что на переучивание уйдет немало времени. Но дело это нужное. Долг тех, кто считает себя настоящими правыми, - вносить в него посильный вклад.


1

Со времен сокрушения традиции модерном в XVIII-XIX веках существует три магистральных идеологии - правая, левая и либеральная. Тот факт, что они легко могут сочетаться и в убеждениях обычных граждан, и в риториках политиков, и в идеологических установках властей, только доказывает необходимость их как можно более внятного разграничения.


2

Свои убеждения я определяю как правые. Я православный и считаю, что православие должно иметь в России особый статус, вплоть до статуса государственной религии. Я патриот и националист. Никогда не забываю, что я русский и россиянин. Я державник, то есть уверен, что моя страна должна быть максимально самостоятельна в своей внутренней политике и максимально независима в политике внешней, должна активно участвовать в международной политике, влиять на политику других стран. При этом я противник лозунгов вроде "Империя любой ценой". Я государственник, сторонник экономического дирижизма и социального патернализма (но ни в коем случае не социализма и "государства благоденствия"). Я не могу назвать себя противником монархии, но совершенно не представляю себе, как можно реставрировать ее в России. Я отвергаю либерализм во всех его изводах и, мягко говоря, со скепсисом отношусь к современным западным представлениям о демократии и доктрине "прав человека".

"Идеологические" люди зачастую впадают в соблазн объявления собственных убеждений эталоном. И норовят укладывать остальных на своеобразное прокрустово ложе. Этот, мол, "наш", этот не вполне, а вот этот совсем "чужой", "неправильно все понимает" и т. д. Очевидно, что это неверный подход. Поэтому правыми я считаю не только единомышленников, но и тех, кто исповедует отличные от моих или даже прямо противоположные убеждения.

Правый - не обязательно православный и даже не обязательно христианин. Правым может быть любой верующий человек, даже любой, кто просто допускает, что существует нечто надчеловеческое. Отношение к статусу религии вообще или определенной конфессии также не является принципиальным.

Правый - не обязательно российский, русский патриот и националист. История, в том числе современная, знает много примеров, когда сепаратисты, национал-экстремисты ослабляли и разрушали наше государство. Правые могли быть и были как среди тех, кто ослаблял и разрушал, не считая по тем или иными причинам Россию своей родиной, так, естественно, и среди тех, кто с ними боролся.

Правый - не обязательно державник. Изоляционисты и империалисты также обычно правые.

Правый - не обязательно государственник, поклонник дирижизма и патернализма. Правый может быть сторонником минимального вмешательства государства в жизнь своих граждан (компактной бюрократии, низких налогов, права на свободное приобретение огнестрельного оружия). И наоборот, он может быть ультраэтатистом, то есть полагать, что "государства мало не бывает".

Среди правых есть монархисты и республиканцы, поборники демократии (с национальной спецификой и без таковой) и те, кто вполне открыто призывает легализовать олигархию (под видом "соборности" и т. п.).


3


Человек, придерживающийся правых взглядов, считает необходимыми неформализованные иерархии


Кого тогда считать правым?
Постараюсь дать общее описание "идеального правого".
Первое. Он верит в необходимость надчеловеческих ценностей, задающих рамку нормального поведения людей, коллективов, государств, то есть в принципе задающих нормы.

Второе. Он патриот и националист, причем свою принадлежность к стране (родине) и нации он считает даром свыше, служение им - долгом. И "остальное не важно".

Третье. Он исходно воспринимает общество традиционалистически, то есть как органическое целое, а не просто как совокупность индивидов и их коллективов.

Четвертое. Он знает, что существуют общее благо, общий интерес, которые не сводятся к благу и интересам отдельных индивидов и любых коллективов, не выводятся из них, подобно тому, как сумма частей не дает целого.

Пятое. Он считает необходимыми формализованные иерархии (в традиционном обществе) или неформализованные (в обществе современном) и отвергает равенство как универсальный принцип общественного устройства. Это распространяется и на индивидов, и на коллективы.

Шестое. Признавая важность человеческой свободы, он не менее важным признает и ее ограничение, а также принуждение ради защиты тех самых надчеловеческих ценностей, норм, иерархий, ради общего блага и общих интересов. Ограничение свободы, принуждение охватываются понятием "порядок".

Седьмое. Он презюмирует необходимость государства как особой политической организации, выступающей гарантом общего блага, общих интересов, устанавливающей и поддерживающей порядок.

Восьмое. Он как минимум не считает прогресс, "движение вперед", "обновление" абсолютным благом, он в той или иной форме консервативен.


4

Как отличить правого от левого и либерала?
Тут тоже потребны "идеальные" описания.
Для "идеального левого" не существует надчеловеческих ценностей. Ценности, нормы, общее благо, общий интерес он выводит непосредственно из человека. Человек - точка отсчета, человеческая свобода - мера всего. "Идеальный левый" вовсе не обязательно последовательный атеист, но Бога согласен "терпеть" ровно до того момента, пока тот не "посягает" на человеческую свободу.

Отрицая органическую целостность иерархического общества и иерархии в принципе, "идеальный левый" заменяет их коллективизмом равноправных свободных индивидов и утверждает приоритет коллектива над индивидом. Таким образом получается, что свобода человека на самом деле ограничивается, но это противоречие "идеальный левый" легко разрешает, ссылаясь на то, что "личность раскрывается только в коллективе" и т. п. Коллективизм предполагает социальную и прочую справедливость. А значит, считает "идеальный левый", государству как "главному коллективу" и одновременно как машине коллективной власти положено регулировать экономику или непосредственно управлять ею и заботиться о благополучии и комфорте граждан. Раз все люди равны, то значит, их коллективы тоже равны, следовательно, нужно защищать маленькие коллективы от больших. Отсюда исторически левая доктрина права наций на самоопределение, любовь "идеального левого" к различным меньшинствам.

Из левизны вырос либерализм, то есть то, что еще "левее левого". "Идеальный либерал" "освобождает" индивида уже и от коллектива. Таким образом, он более последователен. Как поборник полного и окончательного освобождения, "идеальный либерал" дополняет и даже подменяет равноправие равенством возможностей и воспринимает как должное и даже нужное имущественное неравенство. Он выступает за превращение государства в "ночного сторожа", "поставщика услуг гражданам", ратует за свободный от внеэкономических факторов рынок. Меньшинства "идеальный либерал" тоже любит, но для него, скорее, любой человек - меньшинство, "имеющее право".

"Идеальный либерал" и тем более "идеальный левый" не отрицают "целесообразность" порядка, однако они никогда не уравняют порядок и свободу.

Культ человека и человеческой свободы отнюдь не исключает человекоубийства ради расчистки пути прогрессу и скорейшего установления "царства справедливости" или, соответственно, "царства свободы". "Идеальный правый" вообще не гуманист. Но кто за последние два столетия пролил больше крови? По-моему, это риторический вопрос.

Родина "идеального левого" там, где ему хорошо, где жизнь организована согласно его представлениям. У "идеального либерала" родины нет, поскольку она ему не нужна. Оба - интернационалисты.


5

Естественно, в жизни "химически чистых" правых, левых и либералов встретить можно нечасто. Одни люди сами толком не знают, чего хотят и во что верят (путаники). Другие - сознательные и последовательные конъюнктурщики. Третьи просто понимают, что жизнь сложнее любой книжной схемы и в ней часто востребованы решения, основанные на разных идеологиях. Есть предел, переход которого автоматически исключает человека из правых (левых, либералов), но до этого предела можно и нужно идти на компромиссы, комбинировать, балансировать.

Сразу скажу, что такой предел, по большому счету, каждый устанавливает сам. По-моему, никак нельзя считать правым уверившего, что свобода есть главное и основное, что все люди равны не только перед Богом, но "всегда и везде" и т. п. Можно продолжить эту линию рассуждений, дойдя до совершенно конкретных позиций, к примеру, что правый не может положительно оценивать период 1990-х годов и в частности деятельность тогдашних "реформаторов" и ее результаты.

Для человека правых убеждений необходимость принимать отдельные левые или либеральные установки, оценки исторических событий, подходы к актуальным проблемам вызвана в первую очередь тем фактом, что традиционное общество практически полностью разрушено (в "цивилизованных" странах), модерн победил, а сейчас вообще эпоха постмодерна. Альтернатива - мракобесие и романтические мечты о том, как бы "отмотать" время назад. Конечно, можно верить, что мир обязательно изменится, и в лучшую сторону, но в любом случае жить-то нужно здесь и сейчас.

К тому же невозможно не признавать полезность таких левых институтов, как, например, социальное страхование и пенсионное обеспечение, и тем более необходимость всеобщего образования и доступного здравоохранения, также левых достижений (другое дело, что здесь нужна мера, социализм развращает людей и разоряет государства). Вряд ли кто-то сможет привести содержательные правые (именно правые) аргументы против принципиальной допустимости ограничения собственнических прав и присутствия государства в стратегически важных отраслях экономики. Между тем исходно это левые темы. Правые традиционно считаются принципиальными сторонниками низких налогов, хотя в общем это скорее актуально в отношении не российских, а зарубежных правых, боровшихся и борющихся с тамошними социальными государствами. В любом случае в современных условиях, определенно, следует диверсифицировать подходы. Проще говоря, чем ниже налоги частных лиц, предпринимателей, мелкого и среднего бизнеса, тем лучше, а большой бизнес должен платить большие налоги. С последним, кстати, согласятся и многие нынешние либералы.


6

Системной, я бы даже сказал, фундаментальной проблемой всех левых и либеральных проектов было и остается противоречие между совершенно объективной потребностью в рамках, в нормах и попытками формулировать их на основе человеческих ("общечеловеческих") ценностей. Формулировать-то можно сколько угодно, но, как показала практика, они практически нежизнеспособны. Все попытки искусственно придать свободе, равенству, социальной справедливости еще и надчеловеческий статус, "обожествить" их, несмотря на мобилизацию "лучших умов", несмотря на всю их старательность и изобретательность, изначально обречены на неудачу, если не на немедленную, то в перспективе. В итоге неизбежен кризис всего - государства, права, морали, нравственности. Потому что невозможно вывести из человека то, что будет выше его, и еще заставить человека это чтить. Иными словами, без Бога, без "высшего" в конечном счете ничего не работает. Как и без патриотизма, национализма, государственничества. А как без этого построить или хотя бы сохранять государство, да и общество в целом? Поэтому базовые правые идеи - необходимости надчеловеческих ценностей, родины, иерархий, порядка как противовеса свободе, консерватизма, и идеи, производные от них, обязательно "просачиваются" и в левые, и в либеральные проекты или прямо востребуются, вначале их пытаются просто технологически использовать, но затем они неизбежно отвоевывают место и себе, и своим носителям. Так было и будет.


7


Традиционное общество практически полностью разрушено

Перейдем теперь к практике.
Артикулировать общественные интересы в принципе призваны партии и другие политические организации.
Уже давно прошли те времена, когда партии были более-менее идейно чистыми (здесь я не имею в виду практическую деятельность партийных лидеров на государственных постах, речь идет именно о партийных идеологиях и тем более риториках). Современные партии в самом прямом смысле всеядны, поскольку стремятся заинтересовать как можно больше избирателей. Постиндустриальная социальность и новые коммуникации задают новый тип политических предприятий. Как писал Михаил Афанасьев, "партия из стабильной организации (...) превращается в интерактивный PR-проект, который задумывается, продвигается и переформатируется в зависимости от конъюнктуры политического рынка". Очень показателен в этом плане опыт современной Европы. За редкими исключениями все крупные влиятельные партии предлагают избирателям риторические "миксы", основанные на правых, левых и либеральных идеях. Порой трудно даже выявить, какой компонент доминирует. И чем дальше, тем больше нивелируются не только идейные различия, но и подходы к решению актуальных проблем.

Россия в этом плане не исключение, хотя на нашем политическом рынке различия между условно "левыми" и условно "либералами" более заметны. Уникальны мы в другом плане: у нас нет не то что правой партии, нет даже условно "правой".


8

Это тем более удивительно, если учесть два очевидных факта.
Во-первых, в России много правых. В первую очередь, у нас много патриотов и националистов. Много государственников. Много державников и империалистов. Много тех, кто ценит порядок не меньше, а то и больше свободы. Много тех, кто считает государство не "человеческим учреждением", призванным что-то обеспечивать, и уж тем более не "слугой", но "хозяином" и "начальником" (отсюда, в частности, отношение к высшей власти как к "царской", по поводу которого либералы исходят желчью). Люди уверены из того, что так "было, есть и будет", т. е. не людьми установлено и не людьми будет изменено. Логически следующая из этого "надчеловечность" не всеми формулируется, но она, если угодно, осознается на подсознательном уровне.

Во-вторых, еще в 1990-е годы в обществе обозначился правый тренд. Это проявлялось и в росте патриотических и националистических настроений, и в требованиях наведения порядка и "восстановления государства".

Вначале тренд был "одним из", но к концу десятилетия стал едва ли не доминирующим. Его пытались интерпретировать как "постсоветский", "постимперский" синдром, но поскольку он не слабеет, явно имеет место более глубокое и долгосрочное явление. Не все в нем конструктивно, национальный экстремизм тоже входит в "пакет". Но тут ничего не поделаешь. Надо просто, что называется, секатором подрезать.

Я уверен, что доля правого электората сейчас совокупно составляет никак не меньше 30-35%. Но проблема в том, что в действительности многие наши правые или "правые с левым уклоном" самоопределяют себя как левых или вообще никак не самоопределяют. Здесь играет немалую роль и наследие 74 лет коммунистической власти, культивировавшей гибридный лево-правый патриотизм, лево-правое государственничество, и дискредитация слова "правые" в наше время, об этом, впрочем, уже говорилось в самом начале.

Еще одна проблема - раскол правого электората. Есть правые, настроенные "протестно" по отношению к действующей власти. Есть правые лоялисты, т. е. считающие власть достаточно правой или правеющей, и те правые, которые просто голосуют за власть даже вне зависимости от соответствия ее риторики и политики их убеждениям.

Первые или не голосуют, или выбирают оппозиционные и квазиоппозиционные партии: КПРФ, "Родина", в последнее время к ним добавилась Партия пенсионеров и др. Официально объявляя себя левыми, они активно используют правые лозунги, т. е. по факту это лево-правые партии. Возьмем КПРФ. Сама себя она идентифицирует как правопреемницу не только КПСС, но даже РСДРП(б) и постоянно выдвигает социальные требования, обернутые в марксистско-ленинскую фразеологию. Однако при этом Компартия также постоянно провозглашает в качестве своих ценностей державность, государственность, русскую историю, патриотизм, даже православие. Ленина бы стошнило от такого "черносотенства". Особняком стоит ЛДПР. В риторике Жириновского круто перемешаны обрывки и левых, и правых, и либеральных идей. Публично он себя левым не позиционирует. И, к счастью, он не объявляет себя и правым.

Кстати, именно ЛДПР первой оседлала правый тренд еще в 1993 году. В дальнейшем его довольно успешно эксплуатировала КПРФ, пока в 2003 году часть правых "протестников" не перетянула "Родина".

Число правых лоялистов в начале 1990-х годов, безусловно, было невелико. Но с ними пытались работать еще в ходе президентских выборов 1996 года. Некоторые ельцинские лозунги были явно на них рассчитаны. По-настоящему за правых взялись в 1999 году две "партии власти" - "Отечество - Вся Россия" и "Единство". И вполне успешно. В тогдашней конфликтной ситуации за них проголосовали многие "протестники". Путин в 2000 году избрался как "президент порядка", консолидировав, если прикидочно, не менее двух третей всех правых голосов. Его восхождение к власти обеспечила вторая чеченская война, т. е. борьба за целостность страны. А в 2003-2004 годах триумфу "Единой России" и убедительной демонстрации президентского могущества способствовало "дело "ЮКОСа", т. е. показательный разгром олигархической группировки, обвиненной в том числе в подготовке реставрации порядков 1990-х годов. Правые не могли это не оценить. И риторики правой тогда более чем хватало. Многие смеялись по поводу известного призыва сделать Россию единой и сильной. Действительно, он кондовый. Но при этом он правый.


9

Если судить по риторике власти - официальной и неофициальной, транслируемой через приближенных экспертов и СМИ, - она явно правеет. Естественно, в полном смысле правой она не станет, но сам этот процесс нельзя не приветствовать. Отказа от либерального проекта 1990-х годов пока не предвидится, хотя он радикальным образом скорректирован, а по ряду позиций заморожен или закрыт. (Дошло до того, что слово "либерализм" и производные от него практически полностью исчезли из кремлевского политического лексикона или же используются в сугубо негативном контексте.) Хоронить проект Ельцина - Гайдара - Чубайса придется (если, конечно, придется, здесь ничего не предопределено) тем, кто окажется у власти не раньше 2011-2012 годав. Тут надо быть реалистами и требовать возможного. Смена политического поколения раньше не произойдет, а среди нынешнего много правеющих "постлибералов", но правых крайне мало.

Понятно, что на выборах 2007-2008 годов правая риторика будет активно транслироваться и всеядной "Единой Россией", и всеми остальными мало-мальски серьезными партиями. И несерьезными тоже. Также понятно, что отдельной правой или право-левой (т. е. позиционирующейся именно как правая партия и использующей некоторые левые лозунги), скорее всего, не будет. Теоретически ее можно бы было сделать из "Родины", предварительно задвинув или вообще вычистив из нее леваков вроде Шеина и выведя на первый план Нарочницкую. Еще можно было бы реанимировать Народную партию России, тем более что до "закрытия" в ходе думской кампании 2003 года она подавалась как вполне правая. В конце концов, можно было бы новую партию создать. Но, повторюсь, похоже, что ничего этого не будет. Практически весь ресурс уйдет на единороссов.

Откуда же тогда возьмутся правые для 2011-2012 годов? Правые политики? Они есть, они подрастают. Есть люди в "Единой России", есть в "Родине", есть у коммунистов. Кто-то пока блуждает во всяких маргинальных структурах, кто-то ходит в "молодых политиках", кто-то вообще еще к политической деятельности не приступал.

Большой оптимизм внушает тот факт, что только на правом идеологическом направлении сейчас кипит жизнь. Ведутся содержательные дискуссии, выходят десятки статей и книг. Правые постепенно, но неуклонно оккупируют позиции в государственном пропагандистском аппарате, получают все больше трибун и эфира. Либералы из-за невостребованности впали в тяжелейший кризис, у них осталось три темы: "кровавая гэбня", "скоро упадут цены на нефть" и "Запад нам поможет". Это не идеология и даже не риторика. Это ругань, никому особо не интересная. Они, правда, сохраняют влияние в экспертной среде, но это другое. У левых ситуация получше, но ненамного. Никакой альтернативы марксизму-ленинизму или по крайней мере его актуальной версии для российского потребления они не наработали. Что-то переводят из западных леваков, что-то у них же списывают. Все, что идет на публику у той же КПРФ - по содержанию лево-правое.

И вот вопрос. Сейчас власть определяет политическую повестку и контролирует политический процесс. На кого она в большей степени ориентирована сейчас и явно будет ориентироваться дальше? У кого она будет черпать новые идеи? И как эти идеи повлияют на нее? Кого она будет привлекать? И кому за ней наследовать?

У меня нет сомнений, что и "Единая Россия" будет праветь. И, возможно, достаточно сильно. Но и отдельная правая (право-левая) партия должна будет появиться. Современная, мобильная, "интерактивная". Это диктует и логика структурирования политического рынка, и логика дальнейшего ослабления коммунистов, и тот факт, что никакая партия власти никогда всех правых не консолидирует.

Все приходит к тому, кто умеет ждать. Правые умеют.

http://www.vz.ru/

22.6.2006

Док. # 258798
Опублик.: 23.06.06



 Разработчик

       Copyright © 2004,2005 г. Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА`` & Негосударственное образовательное учреждение 'Современная Гуманитарная Академия'